ТЕМЫ
Архив
< Декабрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Сегодня
Экономика / Бизнес

О льготах и взаимопонимании – на бюджетном комитете ЗС Приангарья вновь обсудили налог на движимое имущество предприятий

Иркутская область, 17.04.18 (ИА «Телеинформ»), - Вновь не пришли к взаимопониманию Заксобрание Приангарья и областное правительство, еще раз встретившись для обсуждения законопроекта о льготе по налогу на движимое имущество предприятий на заседании комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству ЗС 17 апреля.

Напомним, в принятых в марте корректировках областного бюджета, среди прочего, было предусмотрено увеличение доходов на 900 млн рублей за счет налога на движимое имущество предприятий. Произошло это из-за внесенных в конце прошлого года изменений в Налоговый кодекс РФ. В результате с 1 января 2018 года только в случае принятия соответствующего закона субъекта РФ от налогообложения освобождаются организации в отношении движимого имущества, принятого с 1 января 2013 года на учет в качестве основных средств. При этом до 2018 года такая льгота была безусловной и независящей от регионального законодательства. Депутаты предложили продлить льготу, как минимум, до начала 2019 года, чтобы предприятия смогли подготовиться к новой системе налогообложения.

Открывая заседание, его председатель, вице-спикер ЗС Наталья Дикусарова напомнила всем присутствующим, что законопроект рассматривается уже во втором чтении. После принятия его в первом чтении всем желающим дали время внести поправки – срок истек 13 апреля.

– На установленную решением сессии ЗС дату поступило две поправки от депутатов областного парламента, и больше ни от кого, – сообщила вице-спикер ЗС. – Первой поправкой предлагается ограничить указанный проект закона одним годом действия – 2018-м. Мы предлагаем это для того, чтобы иметь возможность понять его эффект, посмотреть, как он вообще будет работать.

Поправку со стороны правительства прокомментировал первый заместитель председателя Кабмина региона Антон Логашов. При этом Наталья Дикусарова попросила его держаться в рамках регламента, не забывая, что речь сейчас идет именно о поправке, а не о самом законе.

– Вы предлагаете год на то, чтобы «оценить масштаб бедствия» – ну так он уже оценен. Документы налоговой инспекции о том, что 1,1 млрд рублей, которые уже учтены на сегодня в бюджете и распределены, в том числе, на МРОТ, уже есть. Мы понимаем этот масштаб, но не в этом дело, – заявил первый зампред. – С учетом тех тенденций в мировой экономике, которые есть, но которые кто-то до конца просто не понимает, мы будем вынуждены в конце года секвестировать бюджет. В том числе – по социальным направлениям. Я хочу, чтобы все это отчетливо понимали. Другого варианта не будет, потери бюджета неизбежны в любом случае. И, продляя этот законопроект на год, мы ничего не даем ни предпринимателям, ни бизнесу. Они знают, что эта льгота введена временно и не будет окончательной, и они к этому готовятся. Кроме того, сейчас уже апрель, а не январь 2018 года, время-то уходит.

Министр финансов Иркутской области Наталия Бояринова пояснила, что сейчас в ее министерстве уточняют перечень предприятий, подпадающих под эту льготу.

– При этом она у нас с вами уже есть в действующем законе «О налоге на имущество организаций» – там устанавливается и так уже льготная ставка 0,25% на имущество. А мы начинаем вводить новый закон, не используя действующее законодательство, – отметила она. – Любое предприятие, которое имеет инвестиции в основные фонды, в том числе в движимое имущество, 10 млн рублей и более, имеет право, подав заявление, эту льготу и сейчас получать. Зачем мы принимаем еще один закон, который распространяет эту льготу на все предприятия без исключения, в том числе и на наших крупнейших монополистов – РЖД, «Иркутскэнерго» и прочие компании, которые не относятся к малому и среднему бизнесу? Как я понимаю, основной целью обсуждаемого законопроекта и была поддержка как раз МСП.

После обсуждения депутаты проголосовали за поправку – у них она возражения не вызвала. После этого Наталья Дикусарова еще раз обратилась к Антону Логашову.

– Антон Борисович, мы дали месяц правительству Иркутской области на то, чтобы реализовать свои предложения по поводу исключения из проекта закона поправками от губернатора региона тех видов деятельности, которые вы считаете нецелесообразным сегодня оставлять в этом законопроекте. Почему губернатором Иркутской области не реализовано право по внесению поправок в установленные сроки? – спросила она.

В ответ первый зампред напомнил, что еще 16 марта 2018 года губернатор Приангарья Сергей Левченко официально подготовил и направил письмо на имя председателя ЗС Сергея Брилки о том, что «данный законопроект правительством не поддерживается», дав понять, что больше областное правительство не планировало уделять ему внимание.

Затем Наталья Дикусарова обратилась к членам бюджетного комитета и рассказала, что были проведены рабочие совещания с УФНС по Иркутской области и с рядом крупнейших налогоплательщиков региона. Депутаты подготовили свой расчет выпадающих доходов, которые предположительно могут быть в бюджете Иркутской области с учетом всех обстоятельств.

– Поскольку мы с вами можем взять только отчетную информацию, которая очень предварительная, могу сказать следующее. С учетом всех элементов налоговой тайны, на сегодняшний день подано деклараций на предоставление льготы по налогу на движимое имущество за 2017 год на 3,6 млрд рублей. Эта сумма не окончательна, она уменьшится. На сколько именно – точно сказать нельзя, но для сравнения в 2016 году она составляла 2,6 млрд рублей, – отметила она. – Учитывая, что в бюджете Иркутской области в этом году может фигурировать только объем налоговой ставки 1,1%, то мы, даже беря максимальную сумму в 3,6 млрд рублей, делим ее напополам. Получаем 1,8 млрд. Такой суммы выпадающих доходов быть не может, потому что у нас закон более жесткий. Соответственно, мы не стали преувеличивать, мы взяли примерные цифры, как это делает министерство финансов, и поделили 1,8 млрд рублей еще на три части. В областном бюджете, таким образом, даже путем простейших математических расчетов, у нас в «зоне риска» – всего 100 млн рублей. Нам не надо в связи с этим законом ничего сокращать и резать – на сегодня мы не ставим под угрозу ни одно социальное обязательство.

Кроме того, добавила вице-спикер, с учетом текста законопроекта, ни одно предприятие не будет полностью освобождено от уплаты налога на движимое имущество – им все равно облагается то, которое было создано и поставлено на учет с 1 января 2013 по 1 января 2015 годов.

– Мы при подготовке законопроекта учитывали опыт других субъектов РФ – он очень разный. Кто-то исключает какие-то виды деятельности, кто-то ограничивает количество лет на произведенное имущество, кто-то ставит ставку меньше. Но почему-то вы не высказались, в отличие от депутатов. Мы ограничили льготу одним годом, предложили более жесткие условия для ее предоставления, а в ответ не получили ни одной поправки от правительства, – резюмировала Наталья Дикусарова.

Вторая поправка, также внесенная депутатами ЗС, – это реакция на замечания прокуратуры Иркутской области. Она коснулась темы внесения изменений в бюджет Иркутской области с принятием указанного законопроекта. Замечаний и предложений по этой поправке не получено.

По результатам обсуждения члены комитета проголосовали за предложенные поправки. Однако этим все не закончилось – по окончании повестки развернулась не менее оживленная дискуссия, чем на предыдущем заседании комитета.

– Изначально речь шла о совместном обсуждении поправок, от кого бы они ни исходили, – выступил с репликой полпред губернатора Иркутской области в ЗС Роман Буянов. – Но, как показало дальнейшее, ни о каком совместном обсуждении речи не шло изначально, вопрос стоял: либо принимаем, либо не принимаем.

– Вы сейчас голословно обвиняете Законодательное собрание. Кто вам отказал в обсуждении поправок? – возразила ему Наталья Дикусарова.

– Отказал, не отказал… Я говорю об отсутствии этого обсуждения в принципе, – ответил он.

– На совещании 16 апреля, которое мы проводили, уже понимая, что правительство Иркутской области не делает никаких шагов к обсуждению поправок, вы вчера сами сказали, что «не видите целесообразности во внесении поправок», – вновь возразила ему вице-спикер ЗС. – С инициативой дать месяц на внесение поправок выступало именно правительство региона. Этот срок был дан.

В дискуссию вступила депутат Марина Седых, возглавляющая Иркутскую нефтяную компанию.

– Я думаю, что внесение поправки, которая бы исключила из льготополучателей крупнейшие предприятия Иркутской области, не было бы смертельно ни для кого. То есть, мы [ИНК], конечно, рады каждой льготе, но она настолько в наших объемах сегодня не существенна, что для нас это было бы, наверное, никак не критично, – заявила она.

Со своей стороны, Наталия Бояринова напомнила, что налог на имущество уплачивают в Иркутской области только те предприятия, которые находятся на основной системе налогообложения – это крупнейшие налогоплательщики и только одна треть МСП: весь малый и треть среднего бизнеса «сидит» на специальных налоговых режимах – УСН и ЕНВД.

Коллегу поддержал министр экономического развития Приангарья Евгений Орачевский.

– Налог, о котором мы говорим, еще называют «налогом на модернизацию». Я бы хотел озвучить цифры по Иркутской области, которые отражают зависимость инвестиций и объем ввода основных фондов этими организациями, – рассказал он. – Например, в 2013 году инвестиции в машинное оборудование составили 69 млрд рублей. Годы идут, и что мы видим? Фонд этих инвестиций сокращен до 34 млрд рублей.

По мнению министра, снижение в два раза демонстрирует отсутствие подобной зависимости.

– Тогда о чем мы с вами говорим? Получается, выпадающих доходов вообще быть не должно, – перебила его Наталья Дикусарова. – Если вы говорите о двукратном сокращении ввода основных средств, откуда у нас берется такая оценка? Ведь получается, что с 2015 года завершился ввод всех основных средств, за два последующих года вложение денег прекратилось абсолютно, так? Значит, выпадающих доходов либо не должно быть вообще, либо они должны быть в разы сокращены. Однако вот в 2017 году сумма по налоговым льготам составляла 2,6 млрд рублей, сейчас – 3,6 млрд. Получается, что происходит вливание средств.

Вице-спикер сообщила, что Заксобрание запросило в федеральной службе статистики форму о вводе основных фондов инвестиций.

– Так вот я вам хочу сказать, что у нас идет рост этого ввода на 400 млн рублей, – заявила Наталья Дикусарова. – Это доказывает информация и от федеральной налоговой службы, и от федеральной службы статистики. При этом искать ее Законодательное собрание вынуждено самостоятельно. А в официальной информации от министерства есть сведения, что у нас идет снижение основных средств на 10 млн рублей, потому и льготы неэффективны…

Евгений Орачевский возразил, что цифры привел для того, чтобы поставить под сомнение ту цель, которая предусматривается законопроектом.

– Цена вопроса – миллиард рублей, и фактически мы принимаем решение, куда его направить – либо это компенсация расходов, связанных с МРОТ, либо поддержка бизнеса, – сказал он.

В итоге Наталья Дикусарова прервала дискуссию на полуслове, заявив, что «у вас был целый месяц, у нас до сессии остались сутки, и все, что могло быть сказано, уже сказано».

 
Отслеживать: Досье раздела
Сводка топ-вакансий: директор, менеджеры, специалисты верхнего звена
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Свидетельство о регистрации СМИ — ИА № ФС 77 - 75717, выдано 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске