ТЕМЫ
Архив
< Май 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Сегодня

Политическая жизнь в Иркутской области

Иркутские политологи прокомментировали протестное голодание в Ангарске и Невоне: "Не тот жанр выбрали мэры"

Иркутская область, 23.10.13 (ИА «Телеинформ»), - В Иркутской области обсуждаются инциденты в органах власти ряда муниципальных образований. В частности, речь идет о конфликтах в Ангарске и Братске, а также в поселке Невон Усть-Илимского района.

Напомним, 14 октября голодовку объявил глава посёлка Невон Иван Приходько, который протестовал против обвинений в его адрес со стороны прокуратуры Усть-Илимского района и и.о. мэра Усть-Илимского района Константина Папиросова. 18 октября голодовка была прекращена без разъяснения по поводу результатов акции. Зато "знамя протеста" подхватил глава города Ангарска Владимир Жуков, который 21 октября объявил о начале голодовки и потребовал отставки прокурора Ангарска Дмитрия Погудина. 22 октября акция протеста также была прекращена.

На днях на новую стадию вышел и конфликт между сити-менеджером и мэром города Братска. Мэр Константин Климов подал иск на досрочное расторжение контракта с сити-менеджером Еленой Гольцварт, и суд удовлетворил исковое требование.

Как оценивают действия глав муниципальных образований иркутские наблюдатели? Что думают представители экспертного сообщества о новых формах «политической борьбы», которые взяли на вооружение главы территорий?

  • Политолог, блогер, доцент кафедры Мировой истории и международных отношений ИГУ Сергей Шмидт:

- Начну с того, что два голодающих мэра – еще не тенденция, но уже заявка на нее. С моей точки зрения, для демонстрации своих претензий к прокуратуре голодающие мэры выбрали самый неудачный из всех возможных способов. Неудачнее было бы только самосожжение. Такие крайние меры, которые выглядят более или менее оправданно, когда к ним прибегают граждане, не имеющие властных полномочий, в исполнении любого начальства выглядят просто комично. Ничего, кроме "пусть поголодают - им полезно" от общественного мнения они не дождутся. Уже сейчас совершенно очевидно, что люди больше смеются над голодающими, нежели сочувствуют им. Выражаясь языком искусствоведения, мэры-бунтари совершили ошибку с выбором жанра.

Конечно, каждый случай нужно анализировать отдельно, но в целом эти инциденты косвенно отражают общую ненормальную ситуацию с местным самоуправлением в нашей стране – когда на органы местного самоуправления возложена довольно серьезная ответственность, а финансовой самостоятельности они лишены, и вынуждены зависеть от благоволения вышестоящих региональных властей.

Мэрам надо стилистически адекватнее выбирать средства политической борьбы, чтобы не становиться всеобщим посмешищем. Что касается региональных властей, то, с учетом экономических проблем, которые не просто надвигаются, но уже проявляются, им нужно помнить, что излишняя конфликтность в регионе едва ли пойдет области на пользу. Поэтому региональная власть должна вникать в ситуации мэров и пытаться договориться с ними (я подчеркиваю - договориться, а не приказать) о мирном и взаимовыгодном разрешении накопившихся проблем.
  • Политический обозреватель Юрий Пронин:

- Конечно, между ситуациями в Братске и Ангарске определённые различия есть, но их действительно можно объединить понятием «кризис муниципальной власти». В Братске мы столкнулись, прежде всего, с дискредитацией системы сити-менеджмента. Мне кажется, что обе стороны (Константин Климов и Елена Гольцварт), сознательно или бессознательно, довели до карикатуры систему «мэр, избранный думой – сити-менеджер, назначенный по конкурсу». Дело ведь не в том, кто одержит верх в судебном разбирательстве. Проблема в том, что исполнительная власть в крупном городе занимается не конструктивной работой, а борьбой. Даже финал в чью-то пользу после длительной судебной тяжбы (уже привычного действа для Братска, если вспомнить историю с Серовым), говорит о том, что система не работает. Даже когда система сити-менеджмента вводилась, были сомневающиеся голоса. Реформа была чисто политическая, тогда опасались, что коммунисты выиграют выборы. Но получились более глубинные кризисные явления. Мне кажется очевидным, что Братск приближается к возвращению прямых выборов мэра. При этом я не уверен, что новым мэром будет обязательно Климов, который активно выступает за возвращение выборов. Может быть, это будет другая фигура. Наиболее вероятным претендентов называется один из вице-губернаторов, братчанин Владимир Пашков. Тем более что, не так давно Сергей Ерощенко высказался в том плане, что оптимальная структура – это один первый заместитель председателя регионального правительства. Тем не менее, предполагать это пока можно лишь исходя из косвенных улик.

Что касается Ангарска, то там, конечно, могут быть все те вещи, о которых говорит Владимир Жуков в своём очень пространном обращении к горожанам. Не верится, что большинство горожан будут его читать. Ситуация в Ангарске не ясная: то ли он украл, то ли у него украли. Владимир Жуков мог бы походить на некоего подвижника, но подвижники не занимаются бизнесом. Мэр небольшого города может поддержать каких-то демонстрантов морально или публично, но самому вставать в одиночный пикет… Это значит признавать, что другими методами он работать не может. В его поведении можно усмотреть некоторый элемент психологической неуравновешенности. Своим поведением он подрывает веру в собственную компетентность. Дело оставляет странное впечатление. Почему оно затягивается? Не помогло и подключение вице-губернатора. Всё это выглядит как-то совсем несолидно.

  • Директор Байкальского аналитического центра Сергей Ильин:

- С моей точки зрения, происходит то, что зарождалось несколько лет назад. Кризис имеет локальные проявления, он не может быть везде, но выбирает слабые места. В данном случае, муниципальная часть кризиса - это некая верхушка айсберга, в основании которого находится масса прочих проблем, которые, с моей точки зрения, могут детонировать на неопределённом этапе непринятия некоторых действий, или принятия неправильных действий, что мы наблюдаем в течение многих лет. Областная власть обращает внимание не на глобальные проблемы, а на решение каких-то частных задач. Сейчас просто необходимо привлекать к решению проблемы науку – конфликтологию, прикладную политологию, социологию. Без привлечения этих трёх наук не решить муниципальные проблемы. Проблемы Ангарска и Братска - давние, и связаны с экономическим положением городов, состоянием власти в этих городах. Ситуацию можно сравнить с зажженным бикфордовым шнуром, ведущим к пачке тротила. Шнур горит, и может взорваться и в Усолье-Сибирском, и в Байкальске. Есть проблемы в Нижнеудинске и Тайшете. Это перечень можно продолжать. Кризис продолжается уже около пяти лет. С первых дней вступления в должность Дмитрия Мезенцева. Вполне возможно, что Мезенцев ушёл именно потому, что не справился с муниципальным кризисом в области. Точнее, это было одной из причин. Ситуация в Братске не была спокойной при Серебренникове, при мэре-коммунисте Серове. Проблема была замаскирована. Примерно как это сейчас происходит в Усолье. На первый взгляд, проблемы нет, но при "благоприятных" условиях она детонирует.

На первый взгляд, Иркутск выглядит спокойным городом. На самом деле - ничего подобного. Если мы сейчас коснёмся только одного вопроса земли в Иркутске, то это потянет за собой такие проблемы, что разобраться во всём под силу будет только прокуратуре, если она, конечно, захочет. Муниципальные проблемы Иркутской области - это не проявления Братска и Ангарска, это системная проблема, которая имеет локальные проявления. нужно об этом помнить и работать над решением вопроса. Учитывая то, что уже через год у нас могут быть губернаторские выборы.

  • Сергей Шишкин, заслуженный юрист РФ, заведующий кафедрой конституционного права Юридического института ИГУ:

- Прежде всего я бы отметил, что мэры – люди во властных структурах не совсем обычные, поскольку осуществляют непосредственную связь с населением, представляют жителей области напрямую. И на областном уровне к тому, что они говорят и делают, обычно были внимательны. Вместе с тем я бы напомнил, что в этой связи на них лежит большая ответственность и даже ограничения.

Кстати, существует мировая практика, ограничивающая для мэров участие в каких-то публичных акциях, тем более в акциях протеста. Потому что это ведет к дестабилизации обстановки. И с этой точки зрения недопустимо устраивать голодовки, даже если тебя многократно не услышали в прокуратуре. Нельзя выходить за рамки правового поля. А глава Ангарска Владимир Жуков, мне кажется, перешел эту границу допустимого. При том, что он же не новичок – не первый год в муниципальной власти.

Сначала голодовку объявил и закончил глава поселения Невон, потом это через день подхватил Жуков. И хотя, судя по всему, никакой согласованности тут не было – просто случайность, но налет кумулятивности в действиях Жукова присутствует.

Стоит сказать, что по сути голодовка мэра – это такой способ шантажа федеральных и региональных властей. И она, конечно, была замечена в публичном пространстве. Мэр создал ситуацию, неудобную для многих людей, но, в том числе, и для себя. Я согласен с коллегами политологами из Москвы – протест в форме голодовки вызывает иронию. Над этим начинают смеяться, а это серьезно подрывает сакральность власти и расшатывает основы системы самоуправления, ее авторитет. И так делать категорически нельзя.

Что я подразумеваю под сакральностью власти? Не что-то божественное и неприкосновенное. Сакральность – это высший авторитет. И это не предполагает, что власть должна быть закрытой или отчужденной. Все должно быть в рамках правового поля – власть должна быть авторитетной, здравомыслящей, разумной и профессиональной. Авторитет нарабатывается годами, а разрушается за минуты. И тень о таких неумных поступков, как голодовка мэра в знак протеста, ложится на всех – на саму идею местного самоуправления. Вздорность поведения людей во власти вызывает всегда общественный резонанс и тревогу.

Я прочитал открытое письмо Владимира Жукова, и могу сказать: это не только крик о помощи, но и запрос к Ассоциации мэров Иркутской области. Тут важно, чтобы этот запрос правильно был услышан. Чтобы Ассоциация взяла на себя труд поработать с мэрами, довести до руководителей муниципалитетов понимание того, что можно и должно делать на посту, а чего нельзя. И какие есть возможности работать в правовом поле и разрешать конфликты мирным путем.

В случившихся инцидентах я вижу ослабление контакта региональной власти и мэров. Вероятно, надо посмотреть, как можно этот механизм отладить. Я думаю, если бы он был исправен, таких эксцессов не было бы. Хотя я понимаю, что подоплек в этих конфликтах много и если досконально анализировать ситуацию, может разное открыться.

Какие выводы можно сделать из этой истории? Нужна профилактика. Необходимо работать не только в «горячих точках», но и там, где «тлеет». Областное теруправление должно посмотреть, все ли в порядке в Иркутске, в Байкальске, в Усолье. Надеюсь, что теперь, с появлением в правительстве области такого сильного специалиста в правовых вопросах как Виктор Игнатенко, будет прогресс в выработке таких механизмов.


 
Отслеживать: Досье раздела
Современный Китай: мифы и реальность
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)