ТЕМЫ
Архив
< Декабрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Сегодня
Политика

От Лондона до «Лондон-паба»: в Иркутске обсудили настоящее и будущее «левой идеи» и КПРФ

Иркутск, 18.11.19 (ИА «Телеинформ»), - О развитии «левой идеи» в России, о перспективах КПРФ и о том, какая сила могла бы заменить эту партию на «левом фланге», говорили участники «Экспертного клуба Иркутска». 14 ноября в «Лондон-пабе» состоялась дискуссия на эту тему.

Координатор клуба, историк и общественник Алексей Петров акцентировал, что впервые на этой площадке пойдет речь о ценностях.

– В нашем мире политики «все смешалось в доме Облонских». Когда на выборах у нас бывает, что члены «Единой России» идут от КПРФ, а члены КПРФ выходят из нее и выдвигаются от других партий, начинается мешанина в голове. И я хочу узнать – можно ли говорить о том, что сейчас политическая партия является только политтехнологическим институтом, возможностью участвовать в выборах, или все-таки какой-то ценностный ряд там есть, – обозначил проблематику модератор дискуссии Алексей Петров.

Он упомянул о событиях, указывающих скорее на первое, чем на второе. Прежде всего, это отказ коммунистов от участия в выборах там, где они смело могли бы претендовать на победу. Причины невыдвижения кандидатов КПРФ - договоренности либо с «Единой Россией», либо с администрацией президента.

Ведет ли такая соглашательская позиция к перерождению КПРФ и приходу на место «главной левой партии страны» какого-то другого политического образования? Ведь о претензиях на «левую повестку» заявляют и партия «Родина», и КПСС, и «Справедливая Россия», а также множество других более мелких партигроков.

  • Первым в дискуссию вступил представитель КПРФ, доктор экономических наук, профессор Сергей Чупров. Он, в частности, отметил, что «мы вошли в бурную политическую эпоху, когда меняются представления, взгляды, подходы, меняются люди, но что-то должно оставаться внутри нас неизменным» и, по мнению профессора, именно КПРФ остается хранительницей и продолжательницей этих самых «неизменных ценностей». Именно КПРФ является наследницей КПСС времен советской власти, считает партиец.

– Да, нынешние коммунисты, может быть, не заряжены той революционной романтикой, как раньше, во многом стали социал-демократами. Можно по-разному относиться к этим упрекам. Но, согласитесь, на левом фланге на сегодня такой же устойчивой, принципиальной силы, как КПРФ, нет. Именно эта партия является на сегодня выразителем левых взглядов и ценностей, – акцентировал Чупров.

На упрек в соглашательстве он пояснил, что КПРФ последовательно ищет союзников в достижении своих целей, но подход в этом – чисто рациональный:

– Мы идем на контакт, солидаризируемся с другими партиями, если видим честный подход, политическую целесообразность.

  • Адвокат и общественный деятель Вячеслав Иванец, неоднократно выступавший под знаменами КПРФ, заявил, что, прежде чем говорить о «левых и правых», нужно понять, «что такое Путин». Дать ответ на вопрос: российский президент – правый, левый, центрист? По мнению Иванца, Путин отобрал все лучшее и у «левых», и у «правых» политических сил, лишив их таким образом той электоральной поддержки, на какую они могли бы рассчитывать.

– И иногда, заходя к людям, к избирателям с какими-то «левыми» идеями, мы понимаем, что опоздали на полкорпуса, а может даже и на целый корпус. И как с этим быть? – сетует адвокат.

По мнению Вячеслава Иванца, российское общество нуждается в «левой» повестке, потому что не так много (в силу социального статуса) людей, которые в России имеют «правые» взгляды:

– Россия на данный момент не очень богатая страна. Это означает, что в ней должно быть больше людей с левыми взглядами. Электоральные результаты КПРФ показывают, что пока здесь есть зазор – между количество людей с левыми взглядами и теми цифрами, которые показывает КПРФ. Этот зазор нуждается в наполнении. Смогут ли его заполнить другие левые партии? Это очень сильно будет зависеть от того, изменится ли сама политическая ситуация [в стране] и будет ли хоть намек на политическую свободу. Я его пока не вижу. Так что работать в этом поле может только сильная партия, а КПРФ – единственная сильная «левая» партия. Хотим мы того или нет.

  • Заместитель руководителя исполкома ИРО «Единой России», кандидат исторических наук Дмитрий Мясников согласился с тем, что альтернативы КПРФ на левом фланге в настоящее время нет:

– Все попытки сформировать какую-либо другую жизнеспособную политическую силу на левом фланге («Коммунисты России», «Справедливая Россия») не удались. КПРФ сейчас наиболее сильная организация, которая выражает запрос части общества. Что касается вообще в целом социализма, капитализма, у меня позиция следующая: если отбросить все пропагандистские штампы, разница между Советским Союзом и современной Россией в том, что в СССР на личное потребление граждан шло не более 30% национального дохода, а сейчас – около 70%. Квартиры, машины, питание, одежда, поездки и т.д. Вот, по сути, и вся разница. Запрос на больший доступ к ресурсам со стороны тех граждан, которые не могут сами заработать, он, по мере сил, отрабатывается. «Единая Россия», на мой взгляд, это тоже «левая» партия. Потому что процентов 80 риторики единороссов – это обеспечение: образование, здравоохранение, бесплатный доступ к ним.

Дмитрий Мясников отметил также, что на местных выборах для избирателя партийная принадлежность кандидата не так важна. Голосуют, как правило, за фамилии.

– Прекрасный пример идеологического голосования – это выборы в Заксобрание в прошлом году. Мощнейшая реакция на пенсионную реформу. С точки зрения наших граждан, пенсионная реформа – это самое несправедливое решение власти со времен приватизации. Но выборы для того и придуманы, чтобы социальное негодование выплескивалось не на баррикадах, а на избирательных участках при голосовании. Ну еще момент: на три четверти голосование за КПРФ – это не голосование за коммунизм или левые идеи. Это – голосование не за «Единую Россию». Если бы у нас в Иркутской области было более сильное отделение ЛДПР, у КПРФ раза в два результат на выборах бы ухудшился.

  • Кандидат исторических наук, доцент ИГУ, публицист и радиоведущий Сергей Шмидт высказал ряд критических замечаний в адрес КПРФ, прежде всего касающихся кадровой политики руководства партии и иркутского обкома:

– Невозможно воспринимать КПРФ всерьез до той поры, пока на пенсию не будет отправлен бессменный лидер Геннадий Андреевич Зюганов (руководит КПРФ 26 лет, с момента создания партии - прим.ред.) и коммунисты России выберут более молодого, энергичного, динамичного лидера, продемонстрировав таким образом своему кремлевскому оппоненту, что они сами способны к сменяемости власти, – акцентировал Сергей Шмидт, подчеркнувший, что для него происходящее в КПРФ – «определенная боль», поскольку сам он все 90-е годы голосовал за эту партию, в том числе за Зюганова и Левченко.

– Ну а если брать нашу региональную историю, то когда губернатор-коммунист окажется способным наполнять свое правительство коммунистами или находить для руководства фракцией КПРФ в ЗС не своих родственников, а кого-то из профессиональных политиков-однопартийцев – тогда это позволит мне всерьез относиться к КПРФ, – продолжил эксперт.

Сергей Шмидт выразил недоумение по поводу того, что в партии не нашлось никого, кроме сына губернатора Андрея Левченко, чтобы возглавить фракцию КПРФ в ЗС, и никого, кроме внука соратника губернатора Ильи Сумарокова, чтобы войти в региональное правительство из числа коммунистов.

– Насчет того, что замены КПРФ на левом фланге или в качестве системной оппозиционной партии в настоящий момент нет – это, мне кажется, очевидно. Мы не имеем ярких левых лидеров. Ярких левых политиков, которые не отпугивали бы обывателя своей резкостью, как Сергей Удальцов, просто не существует. И даже триумфаторы губернаторских выборов (в той же Хакасии в 2018 году) на эту роль не тянут. Нет у нас Уго Чавесов. А какой Геннадий Андреевич [Зюганов] Уго Чавес – вы и без меня прекрасно знаете. Пока таких политиков нет, всерьез говорить, вокруг кого объединяться (при нашей персоналистски ориентированной политической культуре) не приходится. С другой стороны, невозможно не чувствовать, что у избирателя КПРФ, у самих простых партийцев накапливается определенное раздражение, связанное с некоторой неестественностью их политической позиции, – обращает внимание политолог.

Как пояснил Сергей Шмидт, речь идет о том, что в КПРФ немало людей совсем не коммунистических взглядов, людей состоятельных, имеющих капиталы, и для них риторика «долой капиталистов» – нечто противоестественное и абсурдное. К слову, среди единороссов тоже хватает людей, свято верящих в идеалы коммунизма, ностальгирующих по СССР и любящих Сталина.

– И что же им теперь, бросать свою партию и бежать в КПРФ? Или в «Единую Россию»? Мне кажется, что поскольку ситуация неестественная, есть противоречие между декларируемыми ценностями и кадровым составом, она, рано или поздно, должна как-то разрешиться. Каким образом? Заменить КПРФ на левом фланге могут минимум две политические силы. Первая – это «Единая Россия», поскольку ни одна партия не реализовывала социальную повестку в таких масштабах, пусть и не от большой любви к народу, а в стремлении получить голоса избирателей. Кстати, ЕР напоминает чем-то консервативную партию Великобритании времен Бенджамина Дизраэли. То есть, партия, выражающая интересы элиты, но заботящаяся о народе. Вообще, большая проблема для КПРФ – что они имеют в лице основных своих политических соперников левоориентированную партию ЕР.

Вторая сила – это наши либералы, которые находятся в противоестественном политическом союзе с коммунистами. Но такова ирония судьбы. Если когда-нибудь в Кремле поймут, что категорически неправильно, что наша либеральная оппозиция выброшена на улицу в прямом смысле этого слова, и там одобрят и позволят нашим либералам по нормальному войти в политику (какая-нибудь «СПС 2.0»), коммунисты потеряют часть электората. Тем более, что кумир либеральной интеллигенции Алексей Анатольевич Навальный уже утягивает у коммунистов левую повестку – в последнее время он перестает заниматься «романтической» антикоррупционной борьбой и возвращается к простым ценностям: у богатых надо все отнять, потому что все это нажито несправедливым коррупционным трудом.

Отвечая на вопрос Вячеслава Иванца о том, кто есть Путин, Сергей Шмидт отмечает: Путин является в марксистской терминологии политиком бонапартистского типа, авторитарным лидером, поднимающимся над узко-классовыми интересами и оттягивающим на себя повестку, что левых, что правых. Поэтому коммунистам так непросто бороться с путинским режимом, который умеет использовать лево-ориентированную, ограничивающую рынок политику в своих целях.

  • Политический консультант Владислав Шиндяев поделился своими наблюдениями по поводу электоральных настроений:

– Люди путают партии, при этом есть общий негативный настрой к власти в целом, есть огромный запрос на смену власти, а также на положительную идеологию. Ее не дает никто. Все [политические силы] погрузились во взаимную критику, бодание между собой. В конечном счете, люди говорят о том, что их запрос не удовлетворяется. Когда общаешься с ними, понимаешь, что ни одна из политических сил эти запросы от людей не слышит. То есть, мы общаемся в общих трендах, выражающихся в информационной повестке, и они касаются каких-то глобальных вопросов. Но во многих населенных пунктах области нет связи, нет Интернета, нет теплых туалетов в школах и т.д. Ни одна из политических сил на эти запросы не отвечает и движется в своих [далеких от нужд людей] трендах. Людям все равно, кто губернатор. Все эта информационная кампания – за губернатора – она провальная на местах. Информационная работа всерьез там не ведется.

Между тем, эксперт убежден: заменить КПРФ пока нечем. Хотя у населения силен запрос на новую политическую идеологию, причем, именно «левого» толка, потому что высок запрос на социальную справедливость.

  • Красноярский блогер Василий Дамов заявил, что основной вопрос дискуссии сформулирован не вполне корректно. Нет никаких левых и правых – есть сиюминутные запросы, которые будут меняться в зависимости от ситуации:

– Мне кажется (и в Европе мы сейчас это видим), что надо уходить от терминов «флангов» - левый, правый…Нужно говорить о ценностях и о том, какая из политических сил в том или ином промежутке ближе к левым или правым ценностям. Нужно говорить не о том, кто приблизится к КПРФ на левом фланге, а о том, кто ярче, сильнее и кто сможет отобрать у коммунистов левую повестку. А это может быть широкий спектр – от «Единой России» до либералов, причем, как существующих, так и новых.

  • Кандидат исторических наук, доцент ИГУ Дмитрий Козлов, в контексте темы бонапартизма, отметил, что первым «социально ориентированным» политиком был Отто фон Бисмарк - идеалы социального государства возникли именно при нем. Эксперт поделился своими мыслями относительно современного состояния КПРФ и задался вопросом о перспективах ее трансформации, поскольку сейчас это по идеологии – полный ревизионизм:

– В КПРФ парадоксальным образом соединяются (глядя на Геннадия Андреевича) и православие, и коммунизм, и державность, и суверенность и т.д. Не думаю, что Владимир Ильич Ленин такое приветствовал бы. Возникают к КПРФ и вопросы по кадровому омоложению – запрос на это существует, но по каким-то причинам тормозится. От КПРФ ощущение, что это какая-то остановившаяся конструкция, осколок империи, который «статуировался» в этой своей «руинозности»…

Очень интересен момент легитимизационной кпрфовской системности – роли этой партии, которая является этаким «оправданием» современных политических порядков, партией, легитимизирующей существующий бонапартизм. Партии, знающей красные линии, за которые нельзя заходить, чувствующей эти линии. То, что называется системной оппозиционностью. Я согласен, что запрос на левые ценности актуален и он никуда не исчезнет, и главное слово тут - справедливость. Очевидно, что все это носится в воздухе, фокусируется, прорывается, но не выходит в политику, не становится какими-нибудь российскими «желтыми жилетами», СИРИЗой и т.д. При этом КПРФ – такая «остановившаяся» партия. Может быть, что-то должно случиться, чтобы КПРФ включилась, как мотор, в современные процессы. Но мне сложно об этом рассуждать. Но запрос на левую идеологию очевиден. И будет это выражаться и прорываться через феномен популизма, будет связано с процессами в экономике. [Социального] неравенства становится гораздо больше, оно страшнее и мощнее проявляется. Мы обречены на возрождение (причем, мощное) левой силы. И это будет связано не только с КПРФ, но и с профсоюзным движением, с теми течениями, где могут получить защиту рядовые граждане. И если этого не будут чувствовать [нынешние лидеры политических партий] или чувствовать только в режиме патернализма, значит их будут учитывать в меньшей степени. Будут приходить другие люди, другие лидеры.

  • Журналист газеты «Байкальские вести» Владимир Скращук в своей традиционно бескомпромиссной манере раскритиковал иркутский обком КПРФ:

– КПРФ за последние четыре года в Иркутской области упустила все возможности, какие только можно было упустить. И облажалась везде, где только можно. Была возможность использовать эти четыре года в своих интересах, создать хотя бы имидж партии (если не стали партией как таковой), нормально, адекватно реагирующей на людей, на их запросы и интересы. Вместо этого КПРФ занималась черт знает чем. Газета ваша партийная, которую в руки взять противно… Это чудовищно скучно, плоско, неинтересно. Члены КПРФ, особенно молодые, которые пытаются дискутировать, выступать, демонстрируют полнейшую безграмотности историческую. Ничего они не знают, ни плюсов ни минусов. Начетничество сплошное. Действительно, КПРФ повезло с «Единой Россией» – такой спарринг-партнер, который в любом раунде ляжет плашмя от одного толчка.

По поводу альтернативы – те левые, с которыми я общался – это не альтернатива в сложившейся политической системе, потому что их никто никогда не допустит до выборов. Как может возникнуть альтернатива КПРФ? Как черт из табакерки - как на Украине Зеленский. Там Зеленский стал ответом на антикоррупционный запрос, у нас это может быть социальный запрос. Появится новая партия с каким-то лидером, которого сейчас никто не видит, не знает, не воспринимает. Прожив 40 с хвостиком лет на земле и наблюдая, как рухнул Советский Союз, я не исключаю ничего. Самые большие надежды возлагаю на то, что такой лидер может появиться внутри действующих партий. Это может быть и КПРФ – когда-то Горбачев появился из КПСС. Может быть, этот лидер придет из «Единой России». Мы видим, что люди перетекают из одной партии в другую. Чудеса возможны. Мы это знаем, видим.

  • Генеральный директор информационного агентства «Байкал 24» Владимир Кочетов считает, что на левом фланге КПРФ могли бы подвинуть экологи, а также…порождения цифрового мира:

– Сегодня вопрос, кто может стать левее КПРФ не стоит – потому что левее КПРФ уже «Единая Россия» находится. И, собственно говоря, попытки сделать что-то более левое толкают Зюганова в православие, потому что некуда левее идти. И попытки стать левее толкают Навального на грань каких-то экстремистских вещей. Повестка должна звучать по- другом: что может быть левее «Единой России»? Я вижу две силы, которые могут стать выразителями более левых идей, чем ЕР. Но в ближайшее время в России их к власти близко не подпустят. Первое – это экологи. Потому что сегодня, несмотря на то, что все искусственно созданные экологические проекты провалились, низовое движение экологов является самым социалистическим. То, что происходит в Архангельской области, может повториться в любом другом регионе, и это повторится. Вокруг Байкала, вокруг мусорных полигонов – неважно. И второе – я глубоко уверен, что левая повестка будет связана с цифровизацией, одними из самых левацких проявлений сейчас являются те же хакеры, Дуров с его командой, и та же система распределенных данных. Будет какая-то сетевая левая сила, которая в ближайшее время все перевернет.

В итоговом выступлении Сергей Шмидт обратил внимание на иронию исторической судьбы. Большевизм родился в буржуазном Лондоне, в результате раскола на проходившем там в 1903 году II съезде РСДРП. А сегодняшний разговор о перспективах КПРФ, которая считает себя правопреемницей большевистского, радикального крыла российской социал-демократии, происходит в «Лондон-пабе», одном из самых буржуазных мест в Иркутске.

Эксперт также высказал мнение, что ему, просто как гражданину, не политологу, было бы желательно возвращение в политику чистых, честных содержаний. Чтобы либералы действовали самостоятельно, отдельно от КПРФ, а не «голосовали за «портрет Сталина»» в союзе с коммунистами. Чтобы коммунисты перестали пользоваться финансовой и информационной поддержкой тех, для кого Рейган или Ельцин – наиболее симпатичные политики. Нынешняя оппозиционная гибридность, многоцветность не выглядит убедительной, честной, заслуживающей доверия.

– Это не многоцветность, а бесцветность, – добавил Дмитрий Мясников.

 
Отслеживать: Досье раздела
Срок. Ежемесячные обзоры от Сергея Шмидта
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Свидетельство о регистрации СМИ — ИА № ФС 77 - 75717, выдано 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске