ТЕМЫ
Архив
< Май 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Перемены: между «косметическими» и фундаментальными. Иркутские эксперты комментируют послание президента и отставку правительства РФ

Москва, Иркутск, 17.01.20 (ИА «Телеинформ»), - Сенсационные события последних дней - послание президента Федеральному Собранию, отставку российского правительства во главе с Дмитрием Медведевым и назначение нового председателя кабинета министров, а также готовящиеся изменения в государственном устройстве страны – уже окрестили «революцией сверху».

Так ли это или россияне напрасно рассчитывают на перемены к лучшему? Что произошло в РФ 15 января – системное усилие власти в сторону преобразований или всего лишь смена декораций в поднадоевшем спектакле? Об этом мы спросили представителей экспертного сообщества Иркутска.

Юрий Пронин – о внезапности и причинах отставки правительства

Политолог, редактор газеты «Байкальские вести» Юрий Пронин считает, что отставка правительства не была заранее запланированной и стала реакцией на предложения президента, изложенные в послании:

- Я думаю, что если послание президента было запланировано заранее, то, как это ни удивительно, но с отставкой правительства мы имеем дело как с событием неожиданным. По ряду признаков, кстати, и по интервью, которые давали министры сразу после послания, не было заметно ни малейших сигналов, что что-то такое произойдёт в ближайший час-два.

Думаю, что председатель правительства Дмитрий Медведев был в курсе содержания послания в части поправок в Конституцию России и считаю, что его несогласие с ними, во многом спровоцировало ускорение событий в плане отставке Кабмина. Тем более что поводы для этого были, и достаточно веские. В частности, национальные проекты буксуют совершенно откровенно, но, скорее всего, президент не планировал такого развития событий прямо сразу же. Тем более, заявляются какие-то стратегические цели для правительства, и тут же начинается кадровая чехарда – это не очень способствует выполнению поставленных задач. Может, пособия и надбавки, в том числе и новые, и можно выплатить, вне зависимости от того, кто занимает пост профильного министра, это техническая вещь, лишь бы деньги были. А вот те сферы, где поставлены стратегические вещи – по цифровизации, экономическому росту, то на это перемены в Кабмине сильно влияют.

Что касается фигуры нового премьера Михаила Мишустина (его кандидатуру выдвинул Владимир Путин – прим. ред.), то он мне видится фигурой технической, типа как Михаил Фрадков, Виктор Зубков в своё время. Сейчас о них мало кто и вспомнит. Они, может быть, и компетентны в своей сфере, но без политического веса, непубличные фигуры, потому большого влияния не имеют. Причём это логично, потому что центр власти будет перемещаться на такие структуры, как Госсовет, который Владимир Путин предложил ввести в Конституцию. Он и сейчас есть, но, во-первых, это не конституционный институт, во-вторых, у него пока небольшие права. Но теперь, по-видимому, он станет главным. Роль правительства будет теперь невысокой, потому радость парламента по поводу получения полномочий по назначению премьера и министров, не совсем обоснована, поскольку Кабмин будет не первой структурой в государственной власти. Потому я не вижу значительного перераспределения власти в пользу Госдумы.

Другое дело, что уменьшаются и полномочия президента, что, видимо, тоже не понравилось Дмитрию Медведеву как потенциальному кандидату на пост главы государства. Со своей стороны, видимо, Владимир Путин посчитал, что уже всё отплатил Дмитрию Медведеву, который почти восемь лет находился в статусе премьера, при этом работал не очень хорошо. Очевидно уже по предварительным опросам, что тот факт, что президент принял отставку правительства Медведева, прибавит Владимиру Путину рейтинга, потому что Медведев не был популярен.

Если бы Дмитрий Медведев отлично работал, был бы другой вопрос. То есть если бы причины произошедшего были чисто экономические, то не стал бы президент в день послания принимать отставку. Что касается нового назначения бывшего премьера, то, наверное, роль Совета безопасности усилится, но не кардинально. Всё-таки для Медведева это почётная отставка, фактически путь в никуда, несмотря на то, что для него президент вводит новую должность. Можно сказать, что со стороны Владимира Путина это такой «дружеский жест». В своё время в гипотетически подобной ситуации на такое мог, например, обидеться Борис Ельцин, встать в оппозицию, но Дмитрия Медведева я в этой роли не вижу. Не только из-за его психологических характеристик. У него не очень хороший бэкграунд в понимании всех тех, кто находится в оппозиции сейчас, даже умеренной. Он непопулярен, потому, скрепя сердце, примет это назначение.

Что касается перестановок в самом кабинете министров, то кардинальных перемен, скорее всего не произойдёт. В зоне риска больше всего находятся те руководители, кто занимается национальными проектами. Может быть, уйдёт и.о. министра экономического развития Максим Орешкин, может быть, и.о. министра здравоохранения Вероника Скворцова, может быть, Михаил Котюков из министерства науки и высшего образования, Ольга Васильева из министерства просвещения, и.о. министра труда и занятости Максим Топилин. Вероятность отставки этих лиц выше, чем у остальных. Эти фигуры, конечно, не главные виновные в проблемах с нацпроектами, но они на острие, в том числе, восприятия населением. Ну и, наверное, чисто политически это освежить немножко ситуацию.

Не думаю, что будет уволен, допустим, и.о. первого заместителя председателя правительства Российской Федерации – министра финансов Российской Федерации Антон Силуанов. У нас финансовый блок работает достаточно квалифицированно, это признают даже недруги России. Это у нас главная палочка-выручалочка. Так же как и вряд ли заменят председателя Центрального банка Эльвиру Набиуллину, хотя она и не член правительства. Учитывая, что Михаил Мишустин – скорее всего, техническая фигура, то руководить процессом в значительной степени будет как раз финансовый блок.

Есть ещё один момент, хотя, наверное, теперь это не сильно важно. Мы постоянно говорим о привлечении инвестиций. В этом связи представитель фискальной структуры как глава правительства не очень успокаивает инвесторов. Может, он человек хороший и не будет зверствовать, но сама по себе стартовая должность Михаила Мишустина не сильно привлекательная для международных инвесторов.

Сергей Шмидт: мы наблюдаем начало «транзита власти»

По мнению политолога, публициста Сергея Шмидта, политический режим в России не в первый раз продемонстрировал, что сохраняет способность к абсолютной закрытости принятия важнейших управленческих решений.

– Ответственно заявляю, что ни один эксперт в последние недели не прогнозировал произошедшего – ни того, что случится отставка правительства, ни кандидатуры нового премьер-министра, ни направления дальнейшей политической судьбы Дмитрия Медведева, – отмечает эксперт.

Он поясняет, что была создана система абсолютной защиты информации: никаких утечек, разве что, мелькала дезинформация. Кроме того, неожиданно быстро была предложена новая кандидатура на пост председателя правительства.

– Эта сенсация случилась в один день после, пожалуй, самого громкого и сенсационного послания президента Владимира Путина Федеральному собранию за всю историю его посланий. 15 января прозвучало самое главное послание за 16 лет его президентской биографии, – считает Сергей Шмидт. – По идее, обществу и экспертам надо было дать недельку-другую, чтобы это все переварить и пережевать, но им, фигурально выражаясь, поверх жаркого сразу же «набили рот» десертом. Если честно, я бы хотел знать, почему была такая скорость у этого решения, почему все решили совместить. Я помню времена, когда с кандидатурой председателя правительства определялись неделю, а тут еще и к концу дня нового премьера нашли, три сенсации одна за другой. Но вместо этого, видимо, было принято решение изобразить такой шоковый политический аккорд. Нам, экспертам и политологам, лучше, когда все постепенно: недельку мы жуем салаты, недельку – горячее, еще недельку – десерт. А так, чтобы все сразу, как на фуршете, мы не любим, - шутит политолог.

Эксперт отмечает, что уже существует общепринятая интерпретация произошедшего, спорить с которой он не рискнет: с послания Федеральному собранию началась длительная процедура так называемого «транзита власти» – перехода от России, в которой, кроме Путина, никого нельзя было представить президентом, к России, в которой Путин останется, но президентом он не будет.

– Какими будут дальнейшие шаги этой операции, сейчас мало кто знает. Я могу только уверенно предположить, что там заранее продумано несколько сценариев. Может, в ближайший год удастся понять, каких именно. Но с точкой, из которой мы выходим, все ясно: это вертикаль власти, персонифицированная власть Владимира Путина и тому подобное. Точка, к которой надо прийти, – это, видимо, политическая система, в которой у Путина остается большой объем политического влияния. Я бы сказал, что это политическая система, при которой у Путина будет так называемый «блокирующий пакет акций», но не будет «мажоритарного». В любом случае, я думаю, произойдет трансформация персонифицированного режима власти, это уже ясно по посланию, абсолютного влияния у Путина теперь не будет. Каким конкретно путем будет осуществляться движение из одной точки в другую, пока неизвестно, – считает Сергей Шмидт.

Что касается самого Дмитрия Медведева, эксперт обращает внимание на то, как тонко разыграна эта операция. Фигура Медведева, говорит Сергей Шмидт, как известно, крайне непопулярна в России, его отставка соответствовала народным чаяниям и ожиданиям.

– Все настолько порадовались случившемуся, что, по-моему, не все обратили внимание, что формально Медведев ушел на повышение. Я даже удивлен, что никто не обращает внимание на то, что теперь он является, так сказать, в логике одного из институтов власти, заместителем Путина. Это самый важный момент, – говорит политолог. – Медведев – заместитель председателя Совета безопасности, которым является Владимир Путин. В других политически важных институциях в России у него заместителей нет.

Кроме того, по словам эксперта, Дмитрий Медведев формально, по статусу, теперь «главный силовик» в стране. То есть все силовые структуры, начиная от ФСБ и российской армии и заканчивая Росгвардией и МВД, в институте Совета безопасности подчиняются Дмитрию Медведеву, находятся ниже него по статусу:

– В каком-то смысле те, кто мечтал о гражданском контроле над силовыми структурами, могут, что называется, испытывать надежды, что все-таки человек, который не является выходцем из силовых структур, теперь оказался выше них в этой системе, – отмечает Сергей Шмидт.

В сумме все это значит, что Дмитрий Анатольевич Медведев имеет прекрасные шансы на то, чтобы оказаться преемником Владимира Путина на пост президента Российской Федерации в 2024 году, говорит эксперт. Правда, по словам Сергея Шмидта, сама должность к тому времени изменится по своему функционалу.

– Мне кажется, что публика еще не отрефлексировала этот момент, и я бы хотел на него указать. В этой системе Дмитрий Медведев – негласный, неформальный вице-президент. Если будут вопросы, например: «Почему? Это же просто Совет безопасности?», – ответить на них легко. Весь этот скелет силовых структур является в нашем политическом режиме основным, это ни для кого не секрет. В этой силовой институции главный – Путин. А Медведев теперь занимает место сразу после него. Этот момент надо понимать и осмыслять, когда мы пытаемся спрогнозировать будущее: Медведев продолжает делать свою карьеру, – подчеркивает политолог.

Кстати, как отмечает Сергей Шмидт, в России есть «два Анатольевича», которые поставили перед собой цель «дожить до упадка Путина» и проявить себя. Один – Алексей Навальный, второй – Дмитрий Медведев.

– Оба прекрасно понимают, что пока в силе Владимир Путин, никому из них ничего не светит. Но оба чувствуют себя молодыми и полными сил и рассчитывают на то, что дотянут до утраты его влияния и смогут себя проявить. Это уникальная пара, которая чувствует, что «играет на одной поляне», – говорит эксперт.

Говоря о будущем составе правительства РФ, Сергей Шмидт воздерживается от прогнозов:

– Могу только присоединиться к общему мнению, что у нас всего два «непотопляемых» министра – Сергей Шойгу и Михаил Лавров. Что касается фигуры нового председателя правительства – это классический успешный эффективный технократ. Хочу обратить внимание, что налоговое ведомство (Михаил Мишустин с 2010 года до настоящего момента возглавлял Федеральную налоговую службу РФ, – прим. ред.) в последние годы не подвергается никакой критике, оно считается очень модернизированным и продвинутым в цифровом смысле.

Опять же, отмечает Сергей Шмидт, Михаил Мишустин не запятнан никакими «роликами Навального» [в отличие от Дмитрия Медведева, ставшего героем видео «Он вам не Димон»]. Видимо, предполагает эксперт, то, что он не стал жертвой никаких разоблачений, тоже могли принимать во внимание, когда подбирали фигуру на пост премьер-министра.

– Есть такая формулировка – «технический премьер». Ее всегда очень трудно понять, и хочется воскликнуть: а какой премьер при Владимире Путине – не технический? Но те, кто любит пользоваться этим словосочетанием, могут смело его употреблять в отношении Мишустина, – считает Сергей Шмидт.

По мнению политолога, правительство ушло в отставку не по причине каких-то экономических провалов, а по политическим причинам.

– А политическая причина тут одна – мягкий «транзит власти». Я почти уверен, что никто всерьез не ожидал какого-то экономического рывка от этого правительства: в сложившихся условиях он просто невозможен. Я из тех, кто считает, что Россия в каком-то смысле достигла потолка своих экономических возможностей, и требовать от нее какого-то экономического роста сейчас просто бессмысленно, – говорит эксперт.

С другой стороны, отмечает Сергей Шмидт, «очень элегантно» обыгран общественный запрос на смену правительства, который существовал в российском обществе: по сути, отставка правительства и содержание послания Путина – это компенсация за повышение пенсионного возраста. Озвученные в нем виды социальной поддержки – демонстрация того, что государство не только отбирает, но и дает, считает эксперт. Формально и «снос Медведева» – демонстрация: власть убрала премьера, которого ненавидела большая часть общества.

– Плюс ко всему обещание, по сути, осуществить реформу политической системы, – это тоже демонстрация: власть готова осуществлять перемены. Тем, кто впал в уныние от того, что у нас стабильность, застой и ничего не меняется, в последние два дня Путин послал огненный поцелуй. Теперь [у них] уже язык не повернется сказать, что в России все только консервируется, – подытожил Сергей Шмидт.

Сергей Шишкин: тандем закончил свое существование

Профессор права Сергей Шишкин назвал послание президента дискуссией с правительством Дмитрия Медведева. Поэтому отставка кабинета министров стала если не ожидаемой, то вполне закономерной, поскольку Владимир Путин не получил тех результатов, которых ожидал.

– Я думаю, что майские указы и нацпроекты – это сублимация социальных и экономических воззрений президента. Он к этим вещам относится, как к любимым детям. Я видел еще тогда, когда работал в ОНФ, как Владимир Путин трепетно и щепетильно следит за их реализацией, они все время находились в поле общественного внимания. Думаю, что президент увидел, что Дмитрий Анатольевич [Медведев] с правительством недостаточно энергично реализуют его философию. Насколько я понял, у них был разговор на эту тему в декабре. Наверное, в этот момент проект под названием «Тандем» закончил свое существование. Достаточно было внимательно смотреть на лица этих двух людей во время послания. Очевидно, что взаимопонимание у них закончилось. Президент недоволен работой правительства, возможно, он обнаружил излишнюю инерционность в действиях министров и самого премьера, – прокомментировал отставку Сергей Шишкин.

В послании Владимира Путина основной акцент был сделан на борьбе с бедностью. Всё это вылилось в тематику, связанную с детством и семейными ценностями.

– Видно, что президент проработал фундаментально все аспекты. Интересна эта позиция в связи с огромной ее затратностью. Я понимаю, что президент не будет говорить о каких-то конкретных вещах, типа горячих завтраков в школе, материнском капитале в большем объеме и так далее, не проработав все эти вещи с финансовым блоком правительства. Эксперты оценивают затраты в 500-600 миллиардов рублей, поэтому, конечно, очевидна серьезная работа. Также можно констатировать, что демографическая и социальная политика слились в одном тренде. Сказать гарантированно, что это даст нам подъем рождаемости, нельзя, но время покажет, – уверен эксперт.

Теперь все темы, озвученные Владимиром Путиным в послании, нужно будет «разложить по полочкам» и распределить между федеральным центром, регионами и местным самоуправлением, чтобы в итоге получилась единая стройная система.

– Для такой работы, уверен, очень полезным человеком будет Михаил Мишустин, который возглавлял налоговую службу и, как системный человек, создал систему четкой работы налоговиков. Если он создаст такую же систему работы правительства РФ, что на порядок сложнее, это будет успех. Инструментально Мишустин к этому как раз готов, о чем говорит, например, тот факт, что он смог цифровизировать работу по сбору налогов и учету налогоплательщиков. Сейчас это хорошо отлаженная система и мы видим, что налоги собираются на порядок лучше, чем это было до Мишустина, – продолжил Сергей Шишкин.

Выбор этой кандидатуры на пост председателя правительства России профессор права назвал осознанным культурологическим выбором президента.

– Президента волнует судьба его майских указов, нацпроектов, это фундаментальная основа для ротации председателя правительства. Но давайте посмотрим, в каком объеме произойдет ротация министров, особенно финансового блока. С моей точки зрения, хотя я, конечно, не знаю, в какой степени сам Мишустин будет включен в процесс формирования правительства, мне кажется, если у него будет свобода выбора, то ротация будет достаточно мощная в финансово-экономическом блоке. Тут же «под шумок» смена произойдет и по другим направлениям. Однако называть конкретные персоны пока рано, – заметил Сергей Шишкин.

Также эксперт добавил, что его волнуют изменения, которые хотят внести в Конституцию. Разговоры об этом шли достаточно давно, тренды отслеживались еще во время прямой линии Владимира Путина. Сейчас тема набирает обороты. Профессора права волнует перераспределение власти между органами местного самоуправления и субъектами федерации.

– У меня вызывает сомнения создание единой системы публичной власти. Статья Конституции 12, которая отделяет местное самоуправление от государственной власти, относится к основам общественного строя. Владимир Путин с одной стороны сказал, что основы трогать не будут, но в то же время, он предлагает рассмотреть единую систему публичной власти. Озвучивается тезис о том, чтобы расширить права местного самоуправления. И я боюсь, как бы не было «взламывания» муниципальной компетенции со стороны субъектов. Это - старое поползновение всех губернаторов, которые хотят видеть мэров своими младшими партнерами. В этом смысле население теряет общественный контроль над органами местного самоуправления. Поэтому главное, чтобы не было перетяжки и огосударствления системы муниципальной власти. Это очень тонкая материя – перераспределение полномочий между субъектами и органами местного самоуправления, поэтому этим надо заниматься основательно, – подчеркнул Сергей Шишкин.

К опасным темам эксперт также отнес перераспределение полномочий в треугольнике «президент – правительство – парламент».

– Предложения там конкретные, кому кого назначать, кому кого снимать и так далее. Но я хочу сказать, что нельзя упускать из вида разбалансировку, которая неизбежно возникает при таком конструировании. Тем более, что вводится Госсовет, его статус легализуется. Встраивание в систему новых органов всегда приводит к дисбалансу. Поэтому надеюсь, что вся процедура будет до мелочей продумана, – высказался эксперт.

Сергей Шишкин убежден, что врио губернатора Игорь Кобзев может создать специальную комиссию или рабочую группу на уровне субъекта, чтобы сформировать от Иркутской области предложения в Конституцию РФ.

– Когда-то мы такую комиссию создавали с Юрием Ножиковым. Эта работа полезна – мы должны всё время беспокоиться и заботиться о правильном соотношении властных полномочий и компетенций между субъектом и муниципальной властью, – резюмировал Сергей Шишкин.

Алексей Петров: мы вступаем в период серьезных политических изменений

Историк, политолог, руководитель клуба молодых ученых «Альянс» Алексей Петров выделил два блока послания президента – социально-экономический и политический. «Социалка» построена, с одной стороны, на негативной ситуации (сокращение численности населения, не самое позитивное финансовое благосостояние жителей страны), с другой стороны – на оптимистичных ожиданиях и прогнозах.

– Федеральные власти, так как бюджет страны позволяет, решили продлить действие материнского капитала и давать его даже по случаю рождения первого ребенка. Это должно стимулировать рождаемость. То, что государство будет помогать закрывать ипотеку после рождения третьего ребенка, должно приподнять строительный рынок. Если говорить об образовательных аспектах, то те 5 тысяч рублей, которые теперь будет получать классный руководитель из федерального бюджета, - это неплохая подпитка многотысячного женского педагогического коллектива. Если их еще освободить от тонны ненужных бумаг, которые они сейчас вынуждены заполнять, тогда вообще можно будет спокойно идти работать в школу и воспитывать молодое поколение, – уверен Алексей Петров.

Затронутая в послании тема бесплатного школьного питания, считает эксперт, - это не то, о чем должен говорить президент. Это, безусловно, хорошая новость, но решение по этой теме, скорее всего, будет находиться на региональном уровне. Любая область, в том числе Иркутская, может спокойно профинансировать это из своего регионального бюджета и это нужно было сделать уже давно.

– Был еще один блок, посвященный военной истории России, так как в этом году исполняется 75 лет со Дня Победы. Все военные архивы спустя 75 лет могут быть обнародованы, поэтому в этом году должны открыться все документы, связанные с Великой Отечественной войной. Мы получим большой пласт новых знаний, новых материалов. Сейчас можно идти спокойно на истфак, потому что будет чем заняться с точки зрения изучения военных архивов. И это касается не только истории сражений, это – история семей. Даже у нас в Иркутской области почти в каждой семье кто-то воевал, – отметил Алексей Петров.

Второй блок, политический, хоть и остался на закуску, был куда более тяжелым, сложным и неоднозначным.

– Есть вещи, которые можно обсуждать, а есть такие, которые мной неприемлемы. Первый момент – инициатива о том, что российское право может преобладать над международным. Мне кажется, что это не есть правильно, потому что Россия – часть мира и международное право должно быть во главе угла. Мы не живем отдельно, мы не живем в закрытом сообществе. Если основы международного права будут преобладать, как это и есть на сегодняшний день, я ничего в этом плохого не вижу. Чтобы все государства и страны играли по одним и тем же правилам. Кроме того, Россия очень многие международные документы ратифицировала, особенно в 90-е, когда мы «взяли паузу» по смертным казням, например. И таких вопросов много. Открытие ящика Пандоры под названием «Наше национальное право» приведет к тому, что мы многие вещи в своей стране сможем отозвать, – считает эксперт.

Не менее важный вопрос – изменения в Конституцию, которую, как выразился Алексей Петров, никто не трогал 26 лет с самого ее принятия в декабре 1993 года. Туда вносили небольшие изменения, вроде наименования субъектов России или увеличения срока президентства. Но всё это, в сравнении с предлагаемым сейчас рядом изменений, не так глобально.

– Сейчас предлагается сразу семь изменений и [Владимир] Путин планирует их вынести на голосование. Вопрос с голосованием – отдельная тема, потому что есть понятие референдума, а что такое голосование – не очень понятно. Референдум связан с доверием конкретному политику и его идеям. А что есть голосование? У нас в истории современной России не было никаких голосований. Как оно будет проходить: по интернету или, например, по электронной почте? Никто пока не говорит ничего конкретного. Почему не референдум? Потому что у нас в России на уровне страны он был последний раз в 1993 году, когда принимали Конституцию. На уровне региона его провели, когда Иркутская область объединялась с Усть-Ордынским округом. Для такой процедуры необходима явка в 50%. А у нас, как известно, на выборы ходит 20-30% жителей. Объяснить людям, зачем им прийти и за что проголосовать – это очень серьезная работа. А провал референдума для любого политика будет означать провал всей его политической карьеры. Поэтому слово «референдум» не звучало, звучало слово «голосование», – уверен Алексей Петров.

Создание нового института – Государственного совета, – после которого пошла отставка правительства РФ – это первая серия разговоров о будущем России после 2024 года.

– Владимир Путин заявил о том, что не будет президентом после 2024 года. Если бы он хотел остаться главой государства, достаточно было сказать фразу о том, что из Конституции надо вычеркнуть строчку про два срока подряд. А к ней был приложен ряд других решений. Это говорит о том, что Владимир Путин, скорее всего, не будет президентом РФ, но собирается оставаться в российской политике. Поэтому создан новый институт, который он, скорее всего, и возглавит. Также я бы не списывал со счетов Дмитрия Медведева. Его будущая должность в Совете безопасности может стать равной по значению должности вице-президента. Так что фамилию Дмитрия Анатольевича забывать не стоит, а если есть его мобильный телефон – не стоит удалять из справочника, – добавил политолог.

По мнению Алексея Петрова, к отставке правительства РФ привели неудачи с национальными проектами. Они не получили той отдачи, которую должны были получить.

– Я думаю, что отставка [Дмитрия] Медведева связана с тем, что [Владимир] Путин недоволен реализацией нацпроектов. Нацпроекты – это ключевая в последние годы тема внутренней политики. И статистика говорит, что по каким-то показателям жизнь в России изменилась, а по каким-то не все так хорошо, как хотелось бы. Поэтому надо было встряхнуть правительство и послание – неплохой для этого повод. Однако президент не бросает своих людей просто так. Даже если изменения какие-то будут, люди, которые работали с ним, никуда не денутся, будут рядом. Мы вступаем в период серьезных политических изменений, первая серия которых свершится осенью 2021 года, когда выберем Госдуму РФ, – резюмировал Алексей Петров.

Дмитрий Козлов - о "кремлевском сценарии" и проблеме 2024

Научный директор Иркутского МИОН Дмитрий Козлов отмечает, что отставка правительства РФ была неожиданной, как, кстати, и нынешнее послание президента Федеральному Собранию. В последние годы, поясняет эксперт, послания смотрели не как руководство к действию, а как разговор о чем-то наболевшем, некую стратегию: «речей Владимира Путина было уже много – так почему бы не послушать еще одну».

– Но, кстати, когда я смотрел трансляцию послания, под выступлением Путина бежала строка, где значилось, что «Михаил Мишустин выступит 16 января на Гайдаровском форуме». Я еще подумал, при чем здесь Гайдаровский форум, при чем здесь какой-то Мишустин? Я понимал, что и фигура мелькала, и расклады были, но это не воспринималось как часть послания… В результате возникла совершенно другая политическая реальность. Соответственно, теперь невозможно воспринимать само послание иначе, чем как руководство к действию. В этом смысле президент опять удивил: в обществе уже много раз говорилось о необходимости перемен, и вот их и сформулировал Путин. Единственное, неясно пока, куда приведут эти перемены, но сами они очевидны и достаточно радикальны, – говорит Дмитрий Козлов.

В итоге, отмечает он, получился «вечер и ночь сюрпризов». Действительно, отставка правительства – это кризис для любой страны. Но кризис, вместе с тем, сложное понятие, он может быть и рукотворным, когда его проводит сама власть. Эксперт также добавляет, что представители КПРФ регулярно заявляли, что действующее правительство – «антинародное», оно проводит «антинародную» политику, и главным «виновником» этого называли председателя правительства Дмитрия Медведева.

– То есть получается, голос коммунистов был услышан. Но с другой стороны, конечно, говоря так, я лукавлю, потому что и сам Владимир Путин говорил, что он полностью доволен деятельностью Кабмина, и речь не идет о том, что правительство отправляется в отставку как «не оправдавшее доверия». Наоборот, речь идет об изменении именно этих вещей, которые президент озвучивал в послании, связанных и с распределением властей в политическом режиме, и с появлением каких-то новых структур, – считает Дмитрий Козлов.

Главная тема, главный итог предшествовавшего отставке правительства послания президента – это «транзит власти», это «проблема 2024», то, что будет после окончания президентского срока Владимира Путина. И здесь, по большому счету, сам Путин задолго до 2024 года запустил некий «кремлевский сценарий», который и будет реализовываться, предполагает эксперт. Но к каким последствиям он приведет и что ждет страну в результате, – большой вопрос.

Так, например, отмечает Дмитрий Козлов, предполагается сменить всю политическую структуру с точки зрения «транзита власти».

– Условно говоря, Владимир Путин идет по «казахстанскому», «назарбаевскому» сценарию. Власть нам предлагает контракт: мы принимаем некие политические решения «сверху» в обмен на социальные «бонусы». Эти политические решения во многом власть совершенно меняют, делают ее более бюрократизированной и удаленной от народа за счет усиления Совета Федерации, Госсовета, перераспределения этих разнообразных функционалов. Я уж не знаю, какую должность займет Владимир Путин в этой структуре, но, очевидно, он все равно будет в ней присутствовать, если мы говорим про «казахстанский» вариант, как некий «вождь», «отец нации». Взамен же нам обещают «развитие социального государства» – то есть то, о чем говорил Путин: борьба с бедностью, повышение уровня рождаемости, поддержка регионального развития, – говорит эксперт.

Кроме того, уверен Дмитрий Козлов, есть большая проблема, связанная со статьей 15 первой главы Конституции РФ, где речь идет о примате международного права над законами Российской Федерации.

– Владимир Путин во время послания сказал, что национальный суверенитет превыше всего, и мы как-то должны привнести это в дух и букву Конституции. Эта тема – очень обсуждаемая, дискутируемая, но в двух словах – здесь не все так просто. Первая глава – это основные законы, которые, собственно, определяют суть конституционного строя РФ. Вы не можете их поменять без дополнительных усилий, которые не могут рассматриваться как просто дополнение к Конституции. Если говорить о первой главе, мы не можем ее менять без Конституционного Собрания. А закона о его созыве нет. И это уже – запуск каких-то сложных процессов, которые довольно непредсказуемы, – поясняет он.

Что касается причин, по которым правительство ушло в отставку, то здесь, по мнению эксперта, задействована политика, а не экономика. Речь идет больше о передаче власти и том, что ждет Россию после 2024 года. С другой стороны, среди разных социальных слоев есть момент нарастания недовольства – то, что сам Путин во время послания сформулировал как «проблему бедности», «проблему социальной справедливости».

– Можно, конечно, сказать о том, что само правительство в этом его составе не сможет реализовать те грандиозные задачи, которые поставлены в послании, но у меня большой вопрос, насколько вообще изменится состав правительства. Во всяком случае, человек, который его возглавлял, пошел на повышение: это не какая-то отставка, не выражение недоверия, а именно символ того, что как раз доверие продолжает оказываться. Мы все говорим: «тандем Медведев-Путин», – он сохранится и впредь. Это одна из стержневых вещей, которые образуют основу политического процесса в России, – комментирует Дмитрий Козлов.

По его словам, если рассматривать отставку правительства чисто с экономической точки зрения, эффективности и неэффективности, то при этом получается «некоторое лукавство», потому что идет перестройка.

– Некоторые говорят, что новый премьер, экс-глава ФНС Михаил Мишустин во многом не сопоставим по политическому весу с Дмитрием Медведевым, который побил все мыслимые и немыслимые рекорды пребывания на этом посту. Но тот был встроен в неформальные властные вещи. Этот – «технический премьер», и с этой точки зрения есть плюсы и минусы, – поясняет Дмитрий Козлов.

Плюс в том, что раз он «технический», то, значит, все его DPI и прочие индикаторы деятельности связаны с его эффективностью, а не с какими-то неформальными вещами. Здесь все зависит от того, как человек работает. Он связан с экономикой, это человек со своим видением, стратегией, хорошей подготовкой, уверен эксперт.

– А то, что он доказал, что умеет решать проблемы, – это все признают. У него замечательный послужной список: налоговая служба России – одна из самых успешных, сам он – доктор экономических наук, глава факультета по налогам в Финансовом университете, научный руководитель Института экономики недвижимости в Высшей школе экономики, член политсовета РАНХиГСа, автор учебников по налогам. То есть это такой топовый менеджер. Плюс он вне политики: нельзя сказать, «на чьей он стороне», – говорит Дмитрий Козлов.

Минус же, по его мнению, в том, что правительство в новой системе политического расклада уже не играет прежнюю роль, как это было во время премьерства Дмитрия Медведева. Оно уходит на задний план по сравнению с тем же Советом безопасности и другими структурами, становясь чисто техническим инструментом проведения тактических решений проблем.

– Если строить прогнозы по будущему составу правительства, то меня как представителя образования, конечно, интересует то, что касается высшего образования и науки. Михаил Котюков там такой «министр-реформатор», который во многом принимает сложные, непопулярные решения, но тем не менее не боится их принимать. Не знаю, насколько ему позволят продолжать это делать. Многие говорят, что процедура назначения не затянется, и если считать, что многие вещи уже отыграны и расписаны, то свои посты, вероятно, сохранят Сергей Шойгу, Сергей Лавров. Может быть, Максим Орешкин. Но, по-моему, не будет радикальных изменений. Все ждут, что вице-премьером будет какой-нибудь либерал, но воздержусь от прогнозов, – подытожил Дмитрий Козлов.

 
Отслеживать: Досье раздела
Современный Китай: мифы и реальность
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)