ТЕМЫ
Архив
< Сентябрь 2019 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
Сегодня
Экономика / Бизнес

Как идет ликвидация последствий наводнения в Иркутской области? От бодрых отчетов до суровой реальности

Иркутская область, 22.08.19 (ИА «Телеинформ»), - В Иркутской области два месяца идет ликвидация последствий катастрофического наводнения. Губернатор и правительство Иркутской области регулярно рапортуют, что все идет по плану, федеральные власти их работу жестко критикуют, а многие простые жители затопленных территорий просто в растерянности, не зная к кому уже обращаться за помощью.

Напомним, Иркутскую область этим летом топило дважды. Особенно разрушительной была первая волна паводков – по словам экспертов, такие случаются раз в несколько сотен лет. Первое наводнение началось в конце июня, в результате в 109 населенных пунктах Иркутской области было подтоплено 10,9 тысяч жилых домов с населением 42,7 тысяч человек, 11 тысяч приусадебных участков, 86 социально значимых объектов, 49 участков автомобильных дорог, повреждены 22 автомобильных моста. Погибли 25 человек, восемь числятся пропавшими без вести. От второй волны паводков пострадали 58 населенных пунктов, 1984 дома с населением 5424 человека, из них 912 – дети, 3207 приусадебных участков, четыре социально-значимых объекта, два автомобильных моста, 27 участков автомобильных дорог.

Первая же волна паводков стала поводом для объявления чрезвычайной ситуации федерального масштаба. Однако глава Иркутской области Сергей Левченко подключился к ее разрешению неспешно.

Первые сообщения о подтоплениях стали появляться 25-26 июня, 27 июня стало известно уже о перекрытии нескольких дорог из-за наводнения. Однако глава региона 27 июня отправился на Госсовет в Москве, а затем – принял участие в праздновании юбилея бессменного лидера КПРФ Геннадия Зюганова. На следующий день, 28 июня, глава региона покинул столицу – но отправился не в Приангарье, где ЧС уже активно развивалась, а в Кызыл. Он счел более важным принять участие в заседании совета при полпреде президента РФ в СФО и совета Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов РФ «Сибирское соглашение».

Между тем к тому моменту уже происходила массовая эвакуация населения, стало известно о первых погибших в результате наводнения. Но в это время всеми оперативными вопросами по решению проблем в связи с чрезвычайной ситуацией занимался председатель правительства Иркутской области Руслан Болотов. И только 29 июня губернатор оказался в зоне бедствия – затопленном Тулуне. Впрочем, особого выбора у него не было – ведь туда в этот же день прилетел и полпред президента в СФО Сергей Меняйло.

А уж оперативный штаб по ликвидации последствий паводка Сергей Левченко согласился возглавить только под давлением федеральных властей. Перед этим президент РФ Владимир Путин назвал неправильным и «даже странноватым», что штабом руководил не губернатор, а председатель регионального правительства Руслан Болотов. Хотя едва ли не с первого своего появления в затопленном Тулуне Сергей Левченко во всех публичных местах, включая оперные спектакли, появляется в форме МЧС с нашивками «Губернатор» с одной стороны куртки и «С. Г. Левченко» – с другой.

Сергей Левченко во всех публичных местах появляется в форме МЧС с нашивками «Губернатор» с одной стороны куртки и «С. Г. Левченко» – с другой

Сергей Левченко во всех публичных местах появляется в форме МЧС с нашивками «Губернатор» с одной стороны куртки и «С. Г. Левченко» – с другой

При этом пресс-служба губернатора регулярно рапортует о том, что выплаты пострадавшим по 10 тысяч рублей, а также по 50 тысяч рублей и 100 тысяч рублей за поврежденное или утерянное жилье без проблем и своевременно выдаются, дома обследуются, сертификаты на жилье оформляются, стройки начинаются.

Однако президент РФ Владимир Путин после визита в Тулун работу областных властей раскритиковал. Он отметил, что плохо организованы информирование граждан, осуществление выплат, возведение жилья и инфраструктуры.

– Сами слышали: не знают, куда пойти, информации нет никакой, на что человек имеет право, на что не может рассчитывать, где получить какие-то справки, где документы восстановить, – описал ситуацию глава государства.

С тех пор прошел месяц, однако жители затопленных территорий все еще сталкиваются с бюрократическими препонами, путаницей и халатностью чиновников.

– Акт о том, что наш дом унесло, до сих пор не можем получить, – рассказала Телеинформу жительница Тулуна Юлия Елясина. – Мы подавали документы в начале июля, ходили к ним с начала августа с вопросами, где наш акт. Нам говорили: ждите, готовится. Вчера пошли в администрацию, а они нам говорят, что наши документы потерялись, пришлось заново все подавать, теперь даже не знаем, когда и что мы получим. А я многодетная мать, у меня четверо ребятишек – и мы живем в съемном жилье, скоро уже зима, и что нам делать и куда обращаться, уже не знаем.

– Нашему дому так и не выдали акты, – рассказывает другая тулунчанка Екатерина Березина. – Дом пятиэтажный, наша квартира находится на втором этаже и была полностью затоплена. Мы не получили выплаты ни 10 тысяч рублей, ни 100 тысяч – наши заявления потеряли. В этой квартире жить невозможно – там везде плесень, уже ползают опарыши. А власти хотят этот дом поставить на капитальный ремонт. При этом в суд мы не можем обратиться, так как нужен акт, который не дают. Просто тянут время, скорее всего, ждут снятия ЧС, чтобы забыть про наш дом.

Жительница Тулуна: в квартире плесень на стенах и опарыши ползают, а ее ставят на капремонт, а не под снос

Екатерина Березина: в квартире плесень на стенах и опарыши ползают, а ее хотят поставить на капремонт

Еще ряд проблем, с которыми приходится сталкиваться местным жителям, озвучила уполномоченный по защите прав предпринимателей в Иркутской области в Тулуне и Тулунском районе, член местной Общественной палаты Людмила Абросимова:

– Сертификаты на жилье выдают. Но у нас в Тулуне вторичного жилья очень мало, люди возмущаются тем, что нет жилья, которое по сертификатам можно приобрести. Кроме того, 17 августа вступило в действие постановление, подписанное председателем правительства Иркутской области Русланом Болотовым, ограничивающее приобретение жилья площадью. Если у тебя была площадь, грубо говоря, 50 квадратных метров, больше 55 ты взять не можешь. Но у нас же другая специфика – есть люди, готовые жить в 100 квадратных метрах без отопления, если бы давали сертификат по количеству проживавших в затопленном доме, а не по его площади. Люди этим возмущаются.

Также она выражает обеспокоенность сохранностью коммуникаций в многоэтажных домах, где первые этажи расселяют, а остальные – нет:

– У пятиэтажек в районе ЛДК первые этажи попали под расселение, хотя сам дом идет под капитальный ремонт. Нас этим огорошили – мы сидим и думаем: если выедут первые этажи, что будет с остальными, как будет проходить отопительный сезон? У нас уже был пример – в одном доме жители из квартиры выехали, сняли и вывезли все окна, двери, батареи. И мы боимся, что повторится такая же ситуация и здесь.

Людмила Абросимова также отметила возмущение жителей решением о сносе школы в районе ЛДК.

– Ее сносят по команде губернатора, я не понимаю этого решения, – говорит она. – При том, что здание прошло все экспертизы, школа трехэтажная, кирпичная, пригодна для восстановления. Ко второму наводнению она была полностью восстановлена, после второй волны изнутри не пострадала – и это все сейчас рушат и ломают вместо того, чтобы сделать сейчас просто обыкновенное водоотведение, это было бы намного дешевле и не грозило бы потерей жителей поселка, которые не планировали оттуда уезжать. В результате закрывают школу, в которой учились 750 детей, альтернативу нам дают совсем в другом районе, туда неудобно будет ездить – с пересадками. Школьный автобус – не вариант, потому что район очень разбросан, плюс детям придется пересекать федеральную трассу по пешеходным переходам. Общественники пытаются ее отстоять хотя бы до момента строительства школы в нашем районе – не на 250 детей, как хотят построить в незатопляемой зоне, а хотя бы на 500-700 детей – ведь они никуда не делись.

Не слышат и наших депутатов, которые пытались сказать, что если решено не восстанавливать школы и садики, то оставьте хотя бы эти капитальные строения под местные нужды, ведь у нас сейчас в городе нет возможности разбрасываться зданиями.

В отдаленных территориях ситуация с восстановлением жилья особенно сложная. Так, например, в труднодоступном поселке Алыгджер в Нижнеудинском районе даже ремонтировать пострадавшие дома еще не начали.

– Сейчас у нас главная проблема – то, что у процентов 60 людей нет документов на жилье, приходится решать все это через суд, – рассказывает глава Тофаларского муниципального образования Владимир Лобченко. – Пока у нас не начали ремонтировать жилье – заканчивают еще все бумажные дела. Уже направления деятельности определены, в понедельник прилетят специалисты – наверное, будет какое-то понимание, что будет дальше. Здесь все усложняется транспортной доступностью, дорог нет – трудно доставлять стройматериалы и прочее. С восстановлением жилья поэтому у нас особенно сложно.

– Сейчас большинство людей, пострадавших от паводков, живет у знакомых и родственников, – рассказывает Владимир Копанев – глава Евдокимовского сельского поселения, где было затоплено четыре поселения из шести, входящих в него. – После получения сертификатов часть людей планирует уехать отсюда – кто-то разъезжается в область – Хомутово, Черемхово, Бохан, кто-то едет в Красноярский край. Старики расстраиваются, что многие бегут в город. Заявки на строительство подали всего два человека. Ошибки с оформлением бывают – то документов на жилье нет, то еще чего-то для получения выплат и сертификатов.

Он отмечает, что в муниципалитете есть ряд трудностей, помимо обеспечения людей жильем:

– Очень маленький дорожный фонд, чтобы привести в порядок дороги, долги по ГСМ. Хотели подать заявку на вторичный ремонт дорог, а комиссии все уже уехали. Сейчас будет сложная ситуация с уборкой урожая – транспорта нет, специалистов нет, людей свободных нет – их нанимать на что-то надо. На следующий год тоже сложности – нужны средства на восстановление кладбища, где размыло ограду, проблема водоснабжения – качество нашей воды специалистам не нравится, отдают серьезные приказы.

Нужна помощь для организации уборки территории от мусора после наводнения – средства на ГСМ, выплаты людям за это – а ни в какую статью затраты на оплату ГСМ для этого не закладываются.

Людмила Абросимова отметила и сложности, с которыми столкнулись пострадавшие при наводнении предприниматели.

– Конечно, сейчас Фонд микрокредитования Иркутской области собирает заявки, чтобы выдать кредиты под минимальный процент. Это будет хорошее подспорье. Но предприниматели ожидают немного другого – чтобы им компенсировали понесенные убытки, ведь мало у кого бизнес был застрахован. Они не могут понять, что такой, как за жилье, компенсации за утерянный товар не будет. У многих были оформлены кредиты, преимущественно – не на бизнес, а на физлицо. Они обратились в банки, им сделали реструктуризацию. Но люди возмущаются тем, что в результате отсрочки выплат по кредитам увеличилась сумма выплаты в дальнейшем.

И это далеко не все проблемы, которые есть у жителей пострадавших территорий. Однако областные власти предпочитают делать вид, что все в порядке и никаких сложностей в ликвидации последствий паводка нет.

 
Отслеживать: Досье раздела
Сервис для бизнеса
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Свидетельство о регистрации СМИ — ИА № ФС 77 - 75717, выдано 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске