ТЕМЫ
Архив
< Апрель 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Сегодня
Общество

Не реагировать нельзя, дорабатывать надо: в Иркутске обсудили новый законопроект о домашнем насилии

Иркутская область, 28.01.20 (ИА «Телеинформ»), - В Иркутской области в органы полиции в 2019 году поступило более тысячи заявлений о домашнем насилии. На бытовой почве было совершено 47 убийств, в 231 случае жертвы получили тяжкий вред здоровью. Побои и насильственные действия в семье в России – явление, к сожалению, не редкое. Законопроект, призванный снизить количество таких преступлений, уже рассматривается на федеральном уровне. Но документ требует доработок, считают иркутские эксперты.

Законодательные пробелы

Вопросу посвятили круглый стол, который прошёл 23 января. За ним собрались представители общественности, силовых органов и власти. Концептуально с необходимостью принимать законопроект, регулирующий эту сферу семейных отношений, все согласны, но замечаний к документу много. И в первую очередь – к понятийному аппарату.

– Попытки сформулировать само понятие семейно-бытового насилия только сейчас предприняты. В законе это описано как деяние, но в правоприменительной практике на сегодня насилие – это в любом случае нарушение прав. Деяние же не относится ни к уголовному, ни к административному законодательству. Мне кажется, как раз для тех, кто в правовом поле призван защищать интересы людей, именно здесь и кроется наибольшая трудность, – говорит уполномоченный по правам детей в Иркутской области Светлана Семёнова.

Как явление домашнее насилие, конечно, существует, с этим вряд ли кто-то будет спорить. Вопрос в том, что иногда между семейным конфликтом и актами намеренного, а иногда и случайного причинения вреда физического или морального проходит тонкая грань. Часто даже при существующей судебно-правовой системе такие инциденты используются как манипулирование со стороны якобы жертвы. А часто и наоборот - выявить насилие очень непросто.

– Есть масса нерешённых вопросов. Что касается самого факта насилия как такового, то, допустим, в благополучных семьях достаточно всё скрыто. Вроде бы на первый взгляд всё хорошо, а под этим есть много проблемных вопросов. Невозможно приставить к каждой семье специалиста из органов профилактики, – говорит представитель министерства социального развития, опеки и попечительства Алексей Чернов.

Тем не менее, необходимость что-то делать назрела давно. Число обращений от пострадавших женщин в различные общественные организации растёт из года в год и закрывать на это глаза просто нельзя.

– Сегодня это тенденция, эта проблема есть даже в православных многодетных семьях, чего раньше мы, например, не замечали. Противники инициативы говорят, что если мы примем такой закон, то однозначно разрушим семью. Но это абсолютно неверная позиция и манипулирование, – считает председатель областного Совета женщин Галина Терентьева. – Политика должна быть направлена на два аспекта: и на поддержку семьи, духовно-нравственных ценностей, и на защиту прав членов семьи, в том числе наименее защищённых. А это женщины, дети и старики.

Организация, кстати, будучи отделением российского Совета женщин, подготовила 11 предложений по поправкам в законопроект. Пострадавшая сторона должна однозначно понимать, к каким нормам может обратиться, какие у неё права. Фактически необходимо создать точный алгоритм, пошаговую схему, как должна действовать жертва насилия. Речь идёт, конечно же, и о системе кризисных центров.

Побеждает тот, кто сильнее

С кризисными центрами в России как раз провал. Иркутску немного в этом плане повезло, женщинам в тяжёлой ситуации есть хоть куда приткнуться. Со сложными случаями часто приходится сталкиваться руководителю кризисного центра «Мария» Наталье Кузнецовой. Она, как никто, знает, что на практике многое доказать сложно. Особенно это касается статьи 6.1.1 КоАП РФ. Точно она звучит так: «Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий». Во второй части статьи и кроется подводный камень.

– Для того, чтобы доказать причинение боли, надо, чтобы были как минимум свидетели. Причинение боли – это не обязательно синяки или какие-то видимые повреждения. Судмедэкспертиза, соответственно, пишет, что повреждения не обнаружены и до суда дело не доходит практически, – говорит Наталья Кузнецова. – Муж одной из моих клиенток однажды нанёс удары и ей, и мне. У меня были видимые повреждения, у неё нет, и в протоколе были обозначены только мои побои. Очень сложно всегда доказывать это.

О том, что при встрече с потенциальным агрессором необходимо вести съёмку и брать с собой свидетелей, говорят и в полиции. Кто-то за компанию вообще в принципе необходим почти всегда, поскольку в правоохранительных органах разбираться с семейными конфликтами не любят. Потому расхожая фраза «мы к вам придем, когда вас убьют», действительно, имеет место быть. Но это происходит не потому что правоохранители, да и суды тоже – сплошь чёрствые люди.

– Они все действуют в рамках законодательства и боятся превысить полномочия. Проще отреагировать на жалобу на неисполнение обязанностей, чем на превышение полномочий, потому что это уже чревато какими-то последствиями. А у общественников этих ограничений нет, потому мы и выходим на защиту этих женщин, – отмечает руководитель кризисного центра.

Светлана Семёнова поддерживает: в российском обществе сложилась атмосфера, как минимум, игнорирования просьб женщин, страдающих от насилия, даже физического. Что говорить о тех, кто испытывает моральные издевательства. Так и выходит, что побеждает тот, кто сильнее.

– Например люди, прожив определённое время в браке, приняв решение расстаться, не договариваются цивилизованным способом. Вот общая квартира. Бывший супруг может абсолютно спокойно выгнать свою жену на улицу вместе с детьми, оставшись в этой квартире. И когда ей некуда идти, некуда обратиться за помощью, она идёт в органы полиции, а он говорит: детей пущу, её нет, или пусть уходят, куда хотят. Женщине же советуют идти в суд с требованием вселиться в своё же жилище. Понятно, что люди живут в аду. Человеку приходится защищать своё право, чтобы попасть в свою же квартиру, – приводит пример детский омбудсмен.

Но даже если жертве есть на кого опереться, не все женщины доводят дело до суда. Некоторые, учитывая, что процесс привлечения абьюзора к ответственности довольно долог и выматывает психологически и без того расшатанную нервную систему пострадавшей, «сдуваются» уже на этапе подачи заявления. Тем более, что на выходе по «административке» абьюзор получает лишь штраф, который, к тому же, зачастую платится из семейного бюджета. А то супруг-садист и просто заявляет, что ему от этого штрафа ни холодно, ни жарко, выплачивает его и продолжает дальше измываться над женщиной.

А иногда ментальность и вовсе играет чудовищную шутку. Светлана Семёнова рассказала о случае, который произошёл в Казачинско-Ленском районе. Систематически местная жительница терпела страшные побои от мужа, он причинял супруге тяжелейшие травмы на глазах их собственных детей. По этим фактам возбуждались уголовные дела, проводилось следствие, но пострадавшая регулярно забирала заявления и сознательно возвращалась домой к тирану. В итоге в последний раз после избиения женщину фактически случайно спасли от неминуемой смерти.

– Специалисты социальной службы, которые приехали к ней домой, и увидели, что она лежит со страшными увечьями, и даже теперь жертва не вызывала "скорю", опасаясь, что мужа посадят. В итоге женщина перенесла несколько операций. Снова возбудили уголовное дело, но она, оклемавшись, опять стала настаивать на том, чтобы забрать заявление, прекратить преследование человека, – рассказала детский омбудсмен.

В итоге органы опеки встали перед непростым выбором: дети физически не страдали, но вся эта жуткая ситуация разворачивалась на их глазах. В конце-концов было решено выйти в суд с иском о лишении родительских прав отца и ограничении в правах матери. Судебные разбирательства еще идут.

Опосредованные жертвы

Дети вообще в подавляющем большинстве случаев страдают в семейно-бытовых конфликтах в первую очередь. Часто речь идет именно о психологическом насилии, ребёнок становится средством манипуляции для взрослых.

– Статистика по семейным спорам ужасающая. Увеличивается число похищений детей бывшими супругами друг у друга. Уже в 2020 году у нас находятся в работе два подобных заявления, – говорит Светлана Семёнова.

Всего за последние три года в аппарат уполномоченного поступило больше ста обращений по фактам семейных конфликтов, при этом больше половины из них приходится на 2019 год. Это вопросы, связанные с порядком определения места жительства и общения ребёнка.

– Вот прошёл суд, он определил место жительства детей, их начинают дёргать туда-сюда, они находятся в травмирующей ситуации. Ребёнок априори любит и маму, и папу. Когда он находится в обстановке, когда один из родителей очерняет другого, ребёнок психологически либо замыкается в себе, либо принимает сторону того, кто внушает это. В этот момент с ребёнком реально должны работать хорошие специалисты, – говорит Наталья Кузнецова.

Психологи детям действительно нужны. Ведь взрослые часто не могут контролировать себя даже в присутствии специалистов. Нередки случаи, когда родители начинают перепалку во время прохождения судебной психолого-педагогической экспертизы, не обращая внимание на состояние собственного ребёнка. Иногда дети страдают и физически.

– Мы погружены в эту тему как раз в части проведения судебных психолого-педагогических экспертиз по определению суда, когда речь идёт о порядке общения ребёнка с одним из родителей, месте проживания, уплате алиментов и прочем. Не раз наблюдали картину, когда прямо на территории нашего центра ребёнку причиняется вред. У нас нередко на глазах психологов родители отбирают друг у друга ребёнка, иногда даже приходилось вызывать полицию, – делится директор Центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи Валентина Николаева.

В прошлом году, кстати, в учреждение поступило около 300 звонков о жестокости по отношению к детям. Причем, говорят специалисты, всё чаще несовершеннолетние попадают под руку разъярённого агрессора, когда встают на защиту матери. Статика показывает, что в неблагополучных семьях чаще встречается пренебрежение нуждами ребёнка и сексуальное насилие со стороны людей, близких к семье. В благополучных же семьях зачастую физическое и психологическое насилие скрыто от глаз, потому определить, что там происходит, весьма проблематично и часто возможно тогда, когда уже случилась беда. Чаще всего это суицид.

Кстати, как раз сфера, касающаяся детей отрегулирована. Она контролируется действующим семейным законодательством и тут на защиту прав ребёнка встают органы опеки.

Так или иначе, часто семейные споры оканчиваются судами. После судов наступают полномочия приставов. Всего в 2019 году к ним в Иркутской области поступило около 200 исполнительных производств, касающихся определения места жительства и порядка общения с ребёнком. Приставы стремятся к тому, чтобы решения суда стороны определяли самостоятельно, говорит представитель УФССП по Иркутской области Антон Климов.

– Приходится выполнять несвойственную приставу психологическую работу с родителями, выступать третейским судьёй. Здесь тонкая грань, где нельзя ошибиться и подвергнуть негативному воздействию здоровье ребёнка. Часто должники никак не реагируют на штрафы, они соглашаются, оплачивают и продолжают не исполнять требований, а привлечь к уголовной ответственности за это на практике невозможно, – говорит он.

И тем не менее, сейчас все органы профилактики нацелены на то, чтобы дети оставались в семье. Кровные родители на то и кровные, чтобы вдвоем заботится о своём ребенке, заключил представитель Минсоцзащиты Алексей Чернов.

Читайте также:

 
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске