ТЕМЫ
Архив
< Апрель 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Сегодня
Общество

Трансплантология в Иркутске: куда движется медицина?

Иркутская область, 1.08.18 (ИА «Телеинформ»), - Иркутская область имеет все возможности, чтобы стать передовой в практике пересадки органов пациентам, нуждающимся в этом, заявил 20 июля на научно-практической конференции в областном центре главный трансплантолог России Сергей Готье. Чтобы это стало реальностью, необходима, в том числе, и политическая воля. О том, какие перспективы у трансплантологии в Иркутской области, – в материале Телеинформа.

Катастрофически мало

В России на сегодня насчитывается 52 трансплантологических центра. Они расположены в четверти регионах от общего количества.  Самая крайняя точка – Якутск, там проводят пересадку не только печени, но и других органов. Недавно там сделали мультипересадку, то есть от одного донора взяли сразу несколько органов. В СФО центры есть в Новосибирске, Красноярске, Омске, Барнауле, Кемерово.

Иркутск – тоже далеко не новичок в деле пересадки органов. Но пока в областном центре проводят только трансплантацию почек. Впрочем, именно наращивание числа этого вида операций Сергей Готье считает государственной задачей. Сейчас их количество критически мало. Иркутские медики, например, в 2017 году провели всего 12 операций, тогда как число пациентов с почечной недостаточностью, которым приходится регулярно ездить на гемодиализ, достигает 800 человек.

Сергей Готье, Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

– Трансплантологи ни в коем случае не являются врагами диализа. Наоборот, мы хотим помочь, потому что обилие людей, состоящих на программах гемодиализа, периодически приводит к перехлёсту возможностей центров. Это и удар по качеству из-за сокращения сроков, времени диализа. Это неправильно, это не может так быть, чтобы государство с достаточно развитой медициной держало практически тысячу жителей области на таком виде помощи, – считает главный трансплантолог России. – Мы можем делать трансплантацию сердца, печени – это всё правильно, но основная социальная задача – организовать цепочку событий: появление пациента с почечной недостаточностью – начало диализной терапии – передача на пересадку.

Помимо прочего, диализ – это огромные затраты и в сложившейся ситуации единственным выходом может быть только передача таких пациентов в лист ожидания на пересадку. Рациональным языком цифр это выражается так: на одного больного на диализе ежегодно уходит по 2 млн рублей, а операция обходится в 1-1,3 млн рублей. Учитывая, что на аппарате «искусственная почка» пациентов необходимо держать до конца их жизни, становится очевидным, что для государства выгоднее.

Тем не менее, в России пока только в прошлом году всего 1 тысяча 896 трансплантаций. Это больше, чем в 2016 году на 192 операции. Для сравнения в 2006 году пересадку органов провели 662, в 2008 – 924. Однако сейчас только пересадок почек по всей стране нужно делать не менее 2 тысяч.

Из центра в регионы

Большая часть трансплантаций в России выполняются на базе центра Шубина в Москве. Это стоит огромных усилий как для сотрудников учреждения, так и для самих пациентов. Потому, говорит Сергей Готье, жизненно необходимо увеличивать число операций в регионах. В Иркутске же пока очень небольшое количество операций, при том,  что база для развития этого профиля медицины в столице Восточной Сибири очень хорошая.

– Это не работа, это распыление государственных денег на ветер, чтобы только не заниматься развитием посмертного донорства. Или хотя бы даже прижизненного. Этими объёмами мы не поможем ни собственным гражданам, ни бюджету, – говорит врач.

По его мнению, в Иркутской области нужно преумножать возможности, которые есть, а это уже область административных решений. В частности, нужно принять ряд документов, определяющий порядок и обязанности по организации донорства. Это в целом касается координации деятельности разных отделений.

– Это люди, осуществляющие коммуникацию между стационаром и трансплантологами, у которых есть лист ожидания и которые смогут сказать, какой орган какому пациенту сможет подойти. Это надо ввести в практику медицины Иркутской области, – отмечает Сергей Готье.

Чтобы расширять географию трансплантаций в России, медицинский центр Шубина получил статус национального. Это позволяет подписывать с регионами соглашения о создании и развитии центров трансплантологии. Только за прошлый год таких программ в стране начало действовать пять или шесть. Центры открываются на базе существующих больниц, сотрудники которых проходят стажировки в Москве и получают консультации столичных специалистов.

То есть фактически новый центр не равен новому строительству и затратам на оснащение. Главное – обучать специалистов и создавать донорскую инфраструктуру. Немаловажным фактором в этом вопросе становится позиция глав регионов, ведь именно они должны отвечать за здоровье населения, считает Сергей Готье.

На очереди – печень

Иркутская область готовится к тому, чтобы стать регионом, где проводят мультипересадки. Специалисты прямо говорят, что первая в Приангарье трансплантация печени в областной клинической больнице станет настоящим прорывом. В регионе уже создан лист ожидания, доктора прошли обучение.

– Чтобы проводить трансплантацию печени, во-первых, на этом надо сосредоточиться. Во-вторых, нужно освоить мультиорганное донорство, то есть не только почки забирать, но и печень, сердце, отдать его, например, в Новосибирск или Красноярск. Дальше его надо использовать, а это должен быть лист ожидания, – говорит Сергей Готье. – Трансплантация печени – предмет мечтаний многих абдоминальных хирургов. Это очень приятная эффектная наполненная хирургией деятельность, которая приводит к выздоровлению больного. Постепенно методика распространяется по стране.

Впрочем, концентрироваться на пересадке других органов, кроме почки, иркутским врачам не стоит. Трансплантация, например, сердца, лёгких – это достаточно специфическая область, которая требует несколько большего напряжения, в почки – задача политическая.

– Это беда, мы очень в большом долгу перед нашим населением, которое массово получает гемодиализ, что хорошо. Мы решаем вопрос быстро и правильно, но не решаем второго вопроса, – поясняет Сергей Готье.

В Иркутской областной больнице этот вид операции проводят давно, но проблема в том, что трансплантация почки, по словам главного профильного специалиста страны, пока только существует, а не работает. Никаких проблем для развития этого направления нет, есть только препоны в головах, говорит Сергей Готье.

– Самый большой вопрос – организация посмертного донорства. Тут вступает в действие не только профессиональное сообщество, но и администрация. Я уже много общаюсь с разными руководителями регионов. Организация органного донорства – это очень большое политическое дело, проблема воспитания, образования людей, переориентация их с точки зрения гуманности, – поясняет он. – Мы можем развивать трансплантацию от живого донора, брать у каждой мамы почку для ребёнка. Но это маленькая толика, во всём мире трансплантация развеивается именно за счёт посмертного донорства. Родственное донорство никто не отменял, но это не главное и этим проблему не решить.

Позорная цифра

Не будет донорства, не будет трансплантации – это, казалось бы, очевидная причинно-следственная связь. Несомненно и то, что ставку нужно делать именно на пересадку органов от пациентов, у которых констатирована смерть мозга. Печень «живёт» 8-12 часов, почки – сутки. При хорошей организации процесса эти органы возможно передавать оперативно. Но в российском обществе до сих пор тема находится несколько под запретом и вызывает двоякое отношение.

Сама за себя говорит и статистика: в России на миллион населения в год приходится 3,8 посмертных доноров. В Москве их 15,7, а в Иркутске – 0,8. Это один из самых низких показателей, областной центр занимает третью строчку с конца.

– Российский показатель – это цифра позорная, которая вызывает недоумение у наших зарубежных коллег. Например, в Белоруссии это 20 на миллион населения, я уж не говорю о Франции, Испании и так далее. В Хорватии 40 посмертных доноров на миллион населения в год. Это говорит о хорошей организации процесса, о недопущении потери органов как национального ресурса, – поясняет Сергей Готье.

Что касается Москвы, то, по словам специалиста, в столице такие высокие показатели, поскольку этим вопросом занимается администрация города, что ещё раз подтверждает необходимость участия властей в процессе.

Немаловажным остаётся вопрос воспитания в россиянах того, что донорство – это всегда разговор о спасении жизни других людей. По мнению Сергея Готье, об этом нужно рассказывать, начиная со школы.

– Надо на уроках анатомии, обществознания говорить о такой возможности, что это личный вклад человека в общее благополучие. Есть, конечно, индивидуалы, которые считают, что они никому ничего не должны, но это редкость, – говорит он. – Надо это делать очень интеллигентно и как бы невзначай. Важно не пугать людей.

Согласие на донорство

Кстати, в России сейчас, как и в Европе, действует «презумпция согласия». То есть у умершего человека возможно изъять органы, но только в том случае, если против не выступают его родственники. Законодательство позволяет оформить собственное согласие на донорство, но пока этот механизм несовершенен: не ясно, как должно об этом узнать медучреждение.

Наилучшая мировая практика, говорит Сергей Готье, – это регистр отказов. Если человек изначально говорит «нет» донорству, то и брать его органы никто не будет. «Принудиловки» в этом вопросе быть не должно. Создать такой перечень «отказников» призваны правки в законодательство.

Сейчас трансплантологи работают с законом, принятым ещё в 1992 году. Сейчас последнее чтение в правительстве России проходит законопроект, который готовили пять лет. Именно в нём, помимо прочего, предусмотрен и механизм согласия на посмертное донорство.

– Он не должен поменять принципиальных вопросов, он должен упорядочить организацию деятельности, обусловить создание регистра сквозного от констатации смерти до получения органов. Самое важное – в документе предусмотрено создание реестра прижизненного несогласия, который сейчас отсутствует. Это полностью исключит возможность неправильных толкований наших действий, – пояснил Сергей Готье.

Когда примут закон неизвестно. Пока его авторы рассчитывают на то, что в Госдуму документ попадёт до конца 2018 года.

Алёна Кашпарова, Телеинформ

 
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске