ТЕМЫ
Архив
< Октябрь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Сегодня
Новости Байкала: наука, экология, туризм

Михаил Щапов: в перечне объектов, освобожденных от экоэкспертизы на Байкале, не учтен ряд важных моментов

Москва, 24.08.20 (ИА «Телеинформ»), - Депутат Государственной думы Михаил Щапов прокомментировал утвержденный правительством РФ перечень объектов социальной инфраструктуры, строительство которых на Байкальской природной территории больше не потребует экологической экспертизы. Об этом сообщает пресс-служба парламентария.

По мнению депутата, то, что правительство, наконец, перечень утвердило – положительный момент. Однако это было сделано с большим опозданием: закон от об отмене экоэкпертизы для соцобъектов был принят еще в 2019 году, вступил в силу 1 июня 2020 года, но без подзаконного акта оставался нерабочим. Кроме того, ряд важных моментов, на которых настаивали депутаты во время подготовки закона, в подзаконном акте был проигнорирован.

– Правительство РФ опубликовало распоряжение, которым утверждается перечень объектов социальной инфраструктуры, проектная документация на строительство которых не является объектом Государственной экологической экспертизы. Напомню, в конце прошлого года после долгих дискуссий с Минприроды РФ Госдума приняла закон, который отменил экологическую экспертизу для социальных объектов на Байкальской природной территории, за исключением тех, что находятся в Центральной экологической зоне. А утвержденный на днях перечень – важный подзаконный акт, без которого принятый закон оставался нерабочим. И то, что он, наконец, принят с учетом большинства наших предложений – это большой прогресс. Хотя министерство опоздало с ним почти на три месяца, – сказал Михаил Щапов.

Теперь проекты школ, садиков, учреждений культуры, ФАПов не нужно направлять на экологическую экспертизу, только на государственную. Это экономия времени и денег – прохождение экоэкспертизы занимало от полугода, и требовало около 800 тысяч рублей за проект. Для небольших социальных объектов, вроде ФАПов это очень много.

Депутат отметил, что правительство расширило список учреждений социальной защиты – в перечень дополнительно были включены приюты и ночлежки для бездомных. Это правильно, считает он. Но вместе с тем в проект по непонятной причине не попали ФОКи – физкультурно-оздоровительные комплексы. Только спортивные площадки. Также Михаил Щапов отмечает, что по непонятной причине правительство исключило иные объекты, предназначенные для занятия обучающихся физической культурой и спортом. Это означает, что пристройка спортзала к сельской школе на БПТ потребует экологической экспертизы.

– Мне не очень понятно, чем это решение продиктовано – какую угрозу для Байкала может нести спортзал где-нибудь в Свирске или в Качуге. А ведь оба населенных пункта попадают в БПТ, – говорит депутат.

Но главное, считает Михаил Щапов, в итоговом варианте документа чиновники проигнорировали одно из важных условий, на которых настаивали инициаторы законопроекта.

– Мы добивались, чтобы правительство исключило такие условия освобождения объектов от обязательной экспертизы, как финансирование строительства из бюджета и подключение к централизованной системе водоотведения. Мы доказывали, что подключение к централизованной системе водоотведения практически невозможно выполнить на БПТ, поскольку большинство поселений на той территории не имеет канализации как таковой. А привязка соцобъектов к источникам финансирования вообще не имеет никакого отношения к охране природы и экологии, – заявил парламентарий.

Он поясняет, что изначально представители министерства согласились с доводами инициаторов и учли их в первых редакциях перечня, но в утвержденном правительством варианте в разделе медучреждений речь идет о государственной и муниципальной системе здравоохранения. Это отсекает от правовых послаблений частные клиники.

– Какая разница для Байкала – частная или государственная больница будет построена? Напомню, что за пределами БПТ экоэкспертизу не проходят ни те, ни другие. Почему на локальной территории появились такие исключения? – задается вопросом Михаил Щапов. – В целом те опасения, которые мы озвучивали ранее, оправдались. Подзаконный акт, при всех его достоинствах, оказался выхолощен в важных моментах. Ряд решений не имеют под собой природоохранной логики.

Он отметил, что инициаторы законопроекта изначально требовали прописать критерии объектов, которые выводятся из-под экоэкспертизы, в тексте закона, а не выносить его в подзаконный акт.

– В законодательстве о Байкале и без того слишком многое регулируется подзаконными актами, которые профильное ведомство может изменить в любой момент без обсуждения с думой и общественностью. Тем не менее, перечень принят, закон заработал. Исполнение перечня, как и его дальнейшую доработку, я беру под свой контроль, – заявил депутат.

СПРАВКА:

  • 28 июня 2014 года Государственной думой РФ был принят ФЗ №181 о внесении изменений в федеральный закон «Об экологической экспертизе» и ФЗ №94 «Об охране озера Байкал». Согласно ему на территории Байкальской природной территории запрещается строительство новых хозяйственных объектов и реконструкция действующих без положительного заключения государственной экологической экспертизы федерального уровня для проектной документации.
  • 16 декабря 2019 был принят закон, который отменял экоэкспертизу для строящихся и реконструируемых «социальных объектов» в буферной зоне и зоне атмосферного влияния Байкальской природной территории. Понятие «социальных объектов» в законе не расшифровывается, это сделано в подзаконном акте-перечне, утвержденном 19 августа 2020 года правительством РФ.

 
Новости байкальского туризма
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)