ТЕМЫ
Архив
< Июль 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 25
26 27 28 29 30 31  
Сегодня
Новости Байкала: наука, экология, туризм

Духи, саламат и традиционные обряды: о бурятском гостеприимстве по дороге на Байкал

УОБО, 21.05.21 (ИА «Телеинформ»), - Для многих Качугский тракт и дорога на Еланцы – всего лишь путь к Байкалу, на Малое море. А Баяндай – лишь место, чтобы остановиться поесть. Между тем этот маршрут гораздо интереснее, чем считает большинство путешественников.

Не прогневать духов

Как говорят местные и гиды, ни в коем случае нельзя заезжать на территорию округа, не побурханив – иначе удачи в пути не будет. Как минимум – стоит кинуть, проезжая мимо, монетку как подношение духам. А если есть с собой алкоголь, то не остановиться и не побурханить – значит разгневать духов (впрочем, если вы за рулем – лучше бурханить чем-то безалкогольным, – прим.ред.).

Специально для этого вдоль дорог на землях бурят строятся барисаны – священные места для подношений духам местности. Им дарят ленточки, монеты, конфеты. Если есть алкоголь, то разливают по стаканам и выпивают, также предварительно поделившись с духами.

Барисан

Барисан

Как рассказывает директор АНО «Байкал» Татьяна Швыдченко, по легенде, первый барисан на въезде в Эхирит-Булагатский район стерегут духи двух шаманов. Им обоим понравилась одна девушка, и они стали меряться силами, в том числе – мистическими, используя все данное им духами могущество. Высшие силы такое отношение к своему дару не одобрили и отправили духов обоих шаманов стеречь дорогу.

«Небо – наш храм»

Центр Эхирит-Булагатского района и всего Усть-Ордынского Бурятского округа – поселок Усть-Ордынский. И если не слишком торопиться, здесь можно посетить увлекательную экспозицию национального музея округа и многое другое. В том числе – побывать в широко известном в области местном дацане и доме шамана.

– Буряты делятся на две большие подгруппы – предбайкальские и забайкальские, – говорит Режиссер МУК «Эхирит-Булагатский МЦД», участница народного бурятского фольклорного коллектива «Худайн Гол» Елена Бархунова. – Они исповедуют разные религии, хотя есть и их взаимопроникновение – есть здесь и дацан, и шаманский центр. Предбайкальские буряты сохранили веру своих предков – шаманизм. Небо – наш храм. Есть дух леса, дух воды, дух гор, духи около дорог. А восточные буряты в 15 веке под натиском ламаизма приняли буддизм. Сегодня мы нормально сосуществуем, хотя у нас отличается и язык, и быт, и некоторые традиции. Мы поклоняемся очагу, огню, а они ходят в храм, где все закрыто – у них идолопоклонство.

Если заранее перед приездом позвонить в Эхирит-Булагатский МЦД, то участницы местного ансамбля могут по заказу разыграть целое представление – например, показать традиционный свадебный обряд местных бурят. Истоки обряда очень древние, восходят к тем временам, когда буряты были еще кочевым народом.

Свадебный обряд

Свадебный обряд

Обряд с древними корнями

– У бурят существовала очень строгая экзогамия – когда мужчина из одного рода не имел права брать девушку из того же рода, – рассказывает Елена Бархунова. – Это вредно для будущих потомков, поэтому старались обновлять кровь. И всегда искали невест подальше от своих родовых гнезд. В старые времена буряты старались еще маленькими сосватать своих детей, бывало так, что отправляли маленького мальчика пожить в семье невесты, а девочке разрешали пожить в семье жениха. Они с детства играли, знали характер, повадки друг друга. И браки оказывались крепче.

После того, как ансамбль «Худайн Гол» показал обряд, его участницы объясняют суть происходящего – ведь все представление идет на бурятском языке.

– Сегодня показали фрагмент обряда, когда сторона жениха садится в свои кибитки и ищет по долине невесту. И выбирали не обязательно по красоте и внешности. Они смотрели, чтобы на девять поколений назад не было генетических заболеваний. Не обязательно, чтобы семья была богата – главное, чтобы она была трудолюбива. И смотрели на здоровье девушки – чтобы она могла родить здоровых детей. Сторона жениха подъезжает к жилищу невесты. И спрашивает – вот слышали мы, что у вас есть девушка. Отвечают, да, есть. Но мы просто так свою дочь не отдадим. Мы должны знать, каков жених. По древнему обычаю у мужчины должно быть девять умений. В том числе – ездить верхом, седлать коня, стреножить коня, плести путы, бить хребтовую кость, петь, охотиться, добывать пищу для семьи. Семья жениха начинает его расхваливать. Даже если на самом деле у него каких-то талантов не было – самое главное сила слова, чтобы им поверили. Тут же начинают расхваливать девушку – что она умеет готовить пищу, саламат, варить арсу, чистить требуху, умеет выделывать кожу, петь и так далее.

Сваты обмениваются трубками

Сваты обменивались трубками

Во время самого обряда, как у христиан надевают обручальные кольца, так здесь одной красной ленточкой связывают мизинцы молодых. Затем свекры повязывают друг другу кушаки, соединяя рода. И обмениваются трубками:

– Предварительно трубки набивались – раньше травами, потом, с приходом славян мы научились выращивать табак. И раскуренная трубка показывала, насколько хозяин хороший. Если нет дыма – это плохо. Дым из трубки означает, что еще одна юрта появилась, еще одно жилище, еще одна семья, еще один очаг, – поясняет Елена Бархунова.

Завершается действо молебном и традиционным для бурят круговым танцем – ёхором.

Говорят, что многие туристы, принимавшие участие в театрализованном обряде в качестве молодых, вскоре женятся и в реальности. Такова сила древних традиций, уверяют местные.

Ёхор

Ёхор

Что примечательно, обряд этот проводят не только и не столько для туристов. В последние 10 лет все чаще местные будущие молодожены обращаются с просьбой провести для них свадебный обряд. И сначала регистрируются в ЗАГСе, а затем соединяются по старинным обычаям. И такие браки оказываются устойчивее, говорит Елена Бархунова, хотя и добавляет, что, возможно, это эффект плацебо – веры в силу обряда.

Бык и юрта

Кстати, если раньше туристы, отправляясь по Качугскому тракту из Иркутска, привыкли возле Усть-Ордынского встречать лишь скульптуру серебристого всадника на коне по левую руку, то теперь их ждет сюрприз. По правую руку у дороги стоит золотой бык. Создал его знаменитый скульптор из Тельмы Иван Зуев: автор «Мамонтов» в Усольском районе, признанный одним из лучших ледовых скульпторов мира. И дело отнюдь не в том, что сейчас по Восточному календарю Год быка. Просто для местного народа – эхиритов – это тотемное животное.

На въезде в Усть-Ордынский

Бык находится рядом с новым развлекательным комплексом, недавно построенным. В нем будет самая большая юрта в Иркутской области. Поэтому и называется он «Хан-Юрта».

– Здесь будет дорожное кафе, которое будет работать каждый день, банкетный зал на 450 человек, гостиница, парковка. Объектов такого плана и масштаба здесь еще не было. Общая площадь комплекса 1450 квадратов. Диаметр большой юрты – 35 метров, малой юрты – 18 метров. Говорят, она самая огромная в РФ – но уж в области точно самая большая, – рассказывают инициаторы проекта.

Чуть дальше по этой же стороне располагается этно-парк «Золотая орда». До недавнего времени он славился своей уникальной юртой, созданной монгольскими мастерами (подобная ей была только в ОАЭ). Однако в прошлом году эта хан-юрта сгорела. Но владельцы усть-ордынского этно-парка заявляют о намерении восстановить уникальный объект.

Сберегая историю

Тем временем дорога ведет путешественников дальше – в Баянадай. И здесь гораздо больше интересного, чем просто кафе с позами. Самое примечательное место – Баяндаевский этнографический музей. О нем мало кто знает из приезжих, хотя расположен он на самом виду – недалеко от поворота с Качугского тракта на Еланцы. Задумывали и реализовывали его идею всем поселком.

Встречают в этот раз здесь гостей – нет, не хлебом-солью – а традиционной для бурят священной белой пищей – молоком. В национальных костюмах – и вновь с обрядовыми песнями. Но в этот раз их исполняет народный бурятский фольклорный ансамбль «Баян Дайда».

Юрта в бурятской усадьбе

Бурятская юрта

Музей состоит пока из двух усадеб – бурятской и белорусской, но в ближайшем времени планируется пополнить экспозицию и русской избой. Все здания хоть и не стояли изначально в этом месте, но полностью аутентичны – их разбирали, раскатывали и собирали заново уже здесь.

– Сейчас из Баяндая поедем смотреть три дома бывшей больницы, – рассказывает мэр района Анатолий Табинаев. – Это кулацкие дома, где жили зажиточные люди, потом их вывезли, а в домах в советское время разместили больницу. Но сейчас построили новую больницу. Конечно, теперь эти здания можно на дрова распилить, но мы их хотим перевезти, отреставрировать и показать, как и кто там жил 150 лет назад.

Он отмечает, что разбирать и перевозить такие дома очень непросто:

– Один дом разбирали – кулака Александрова – не могли разобрать. Гастарбайтеры приехали, заключили контракт, пошли разбирать – они не могли найти секрет. Настолько намертво были сделаны связки, замки, что они не могли разомкнуть, и обратились к старожилам – как разобрать, откуда начать? Так что реставрация этих старинных строений – непростое дело. Сейчас будем его перевозить – нанимаем местных ребят, которые действительно понимают в этом деле. Дома сделаны без единого гвоздя. Полы – с полбревна, ничего им за 100 лет не сделалось.

Бурятский дом

Бурятский дом

Его подчиненный, руководитель районного отдела культуры Илья Хабеев рассказывает о ходе проекта воссоздания русской усадьбы:

– Два здания уже готовы к перекатке, третье еще надо разбирать. Деньги заложили на перекатку, на ставни. Начнем делать прямо сейчас. Для нас непонятно, как быстро будет разбираться – все капитально – стропила другие, столетней давности, покопаться нужно. Современные строители даже пол не могут разобрать – там надо крайнюю дощечку найти и выковырять и после нее остальные снимать. Делали на века, технологии были серьезные и скрупулезные.

Как поясняет директор музея Ольга Гудеева, комплекс из трех таких усадеб – бурятской, русской и белорусской – более чем логичен для Баяндаевского района. Именно эти три народа многие десятилетия составляют основное его население – не случайно именно вблизи Баяндая находится одно из старейших и крупнейших белорусских сел в Иркутской области Тургеневка. При этом, утверждают местные, этот музей более аутентичен, чем «Тальцы».

Священный очаг

Туристов же неизменно больше всего привлекает именно бурятская усадьба. На ее территории расположена юрта, бурятский дом и надворные постройки – типичное хозяйство для конца 19-го-начала 20-го века.

Особенно туристов обычно привлекает юрта. Она перевезена сюда из улуса Отонхей и датируется ориентировочно 1880 годом.

В юрте

В юрте

В юрте традиционно пылает огонь в очаге – его духам буряты-шаманисты поклонялись и поклоняются прежде всего.

– Самое сакральное место в юрте для любого бурята – это очаг, – говорит Ольга Гудеева. – Так как мы проповедуем шаманизм, мы поклоняемся огню. Было много связанных с этим табу. Нельзя сидеть, вытянув ноги к огню, нельзя острыми, режущими предметами орудовать вблизи огня. Дрова надо наколоть в стороне и принести. Нельзя было огонь чем-то острым теребить. Камлали всегда огню – первый кусочек мяса… Приехали гости, закололи барашка, сварили мясо – первый кусочек всегда огню, только потом пробуют гости. Будь это тарасун, арса, любая еда. И сейчас, если приходят в гости и приносят что-то съедобное, мы отламываем кусочек – и в печь.

Из-за горящего очага в юрте довольно дымно – роль дымохода играет проем в центре потолка. Над очагом в чугунном котле в ожидании гостей готовят одно из традиционных блюд бурятской кухни – саламат. Еще одна «белая», а потому священная пища, которой принято угощать дорогих гостей.

Саламат варят над очагом

Саламат варят над очагом

– Когда зеленела трава, когда скот набирал вес после зимы, появлялось много сметаны. И у самой старшей и уважаемой женщины села собирались все женщины. Каждая приносила свою сметану, и всю ее собирали в один сосуд. И когда собиралось определенное количество сметаны, варили саламат. Всю сметану выкладываем в посуду, доводим до кипения, когда вся она вскипела, в нее потихонечку высыпается мука. Чтобы сметана отделила масло, добавляем немного молока – и постоянно немного помешиваем. Каждая хозяйка варит саламат по-своему – кто-то добавляет соль, кто-то сахар, – говорит член ансамбля «Баян Дайда» Виктория Хунхинова.

Она отмечает, что из магазинской сметаны саламат не получится – недостаточно жирная. Тем временем саламат готов.

– Сперва угощаем им огонь с обрядовой песней, – говорит Виктория Хунхинова.

Показали гостям и процесс приготовления национального бурятского напитка тарасуна, готовящегося на основе кисломолочного продукта курунги. Им первым делом тоже угостили огонь, а затем уже – и гостей.

Готовят тарасун

Готовят тарасун

– Прежде, чем пить, брызгаем из стакана безымянным пальцем. Женщины брызгают на грудь. Сколько детей хотите, столько раз капаем, – рассказывают знатоки местных обычаев.

Три народа – три усадьбы

Директор музея проводит экскурсию и по другим объектам, в том числе бурятскому дому – такие здания местные научились строить у русских. Поэтому сам дом мало отличается внешне, больше национального колорита в оформлении – внутри больше кожи и меха, портреты предков, куклы в национальных костюмах.

Как рассказывает директор музея, поначалу, начав строить такие дома и селиться в них, буряты, порой, умирали целыми семьями – и никто не мог понять почему, говорили даже о «злом русском духе». Однако все оказалось гораздо проще – люди, привыкшие жить в юрте с открытым очагом и проемом для дыма в крыше, не сразу приноровились к печи в доме. Иногда закрывали невовремя заслонку – прежде, чем прогорал огонь – и гибли от угарного газа.

В бурятском доме

В бурятском доме

Еще одно здание усадьбы – сарай, посреди которого стоит кожемялка, предназначенная для выделки шкур скота. Говорят, работой на ней наказывали непослушных детей – крутить ее было тяжело, иногда в кожемялку запрягали даже быков. А вот в качестве наказания ее приходилось крутить ребенку – обычно под присмотром бабушки или деда. Здесь же хранились продукты и многие нужные в хозяйстве вещи.

Белорусская хата гораздо светлее бурятского дома – беленая, украшенная вышивками, занавесками, с детской люлькой. Каким будет интерьер русской избы – пока можно только догадываться.

Кожемялка

Кожемялка

Сейчас директор музея – одновременно его единственный сотрудник, потому, чтобы попасть сюда, нужно предварительно позвонить Ольге Гудеевой на номер 8 (902) 546 59 20. Однако уже к следующему сезону ее планируют переселить в дом при музее, и проблем с посещением не будет. А полную программу – с фольклорным коллективом, приготовлением саламата и тарасуна – следует заказывать дополнительно.

Белорусская хата

Белорусская хата

Кстати, в Баяндае стали появляться гостиницы – пока еще маленькие, но все же позволяющие задержаться путешественникам, увлекшимися местными достопримечательностями и не успевающим в этот же день добраться до Малого моря или Ольхона – или, напротив, вернуться в Иркутск. А еще здесь открылся магазин фермерских продуктов, которые производят в районе. По крайней мере, приобрести здесь деревенскую сметану, чтобы дома приготовить саламат по местному рецепту, точно можно.

Елена Петрова, Телеинформ, фото автора

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

 
Материалы эколого-географической газеты «Исток»
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)