ТЕМЫ
Архив
< Октябрь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Феномен выборов в Иркутском районе: почему победил Леонид Фролов? Мнения экспертов

Иркутский район, 7.12.15 (ИА «Телеинформ»), - Иркутский избиратель вновь проявил свою непредсказуемость. 6 декабря на выборах мэра Иркутского района с большим отрывом от конкурентов победу одержал самовыдвиженец Леонид Фролов. Скандально известный экс-глава Ревякинского МО настолько убедительно выиграл эти выборы, что объяснить это только махинациями в рамках досрочного голосования вряд ли возможно, считают эксперты.

Напомним, Леонид Фролов на выборах мэра Иркутского района набрал 45,75% голосов (12 тысяч 97 избирателей) – разрыв с конкурентами составил более 22%: за Андрея Побережного (кандидат от «Единой России») проголосовали 23,44%, за Александра Кузнецова (КПРФ) – 23,23%. Голосование прошло при явке 40,22%.

Фото с сайта frolov38.com

  • Прежде чем перейти к комментариям экспертов, стоит обратить внимание собственно на биографию победителя. Леонид Фролов родился 28 февраля 1962 года в селе Хомутово Иркутского района. Был восьмым ребенком в семье тракториста и доярки. Окончил Ревякинскую среднюю школу, затем профтехучилище в селе Оёк (диплом тракториста-машиниста). С 1980 по 1982 год служил в армии. После демобилизации вернулся в деревню Ревякино, работал водителем в совхозе «Байкал». В 1993 году организовал собственное фермерское хозяйство в деревне Черемушка. Сегодня его АО «Сибирская Нива» - одно из ведущих сельхозпредприятий области. Занимается растениеводством, животноводством и промышленной переработкой сырья. В октябре 2005 года Фролова избрали главой Ревякинского муниципального образования. А с декабря 2012 года он возглавлял Думу Ревякинского МО.

С просьбой прокомментировать результаты выборов в Иркутском районе Телеинформ обратился к представителям столичного и регионального экспертного сообщества.

Руководитель Центра развития региональной политики Илья Гращенков (Москва) считает, что победа независимого кандидата и проигрыш «Единой России» - показатель более-менее реальной картины настроений в российской провинции накануне выборов в Госдуму:

- Мы видим, что выборы прошли с применением политтехнологий, по крайней мере, 34 кандидата, большая часть из которых была зарегистрирована на выборах мэра Иркутского района, говорит о тактике растаскивания голосов. Да и большинство партий-брендов, учавствовавших в кампании, являются проектами одного известного московского политтехнолога, - убежден столичный эксперт. - Результат – победа самовыдвиженца Леонида Фролова, который набрал более 45% голосов. Я уверен, что был мобилизован тот электорат, который позволил кандидату переломить ситуацию в свою пользу. Тогда как единоросс Побережный смог натянуть лишь 23,44% обычного «бюджетного» голосования. Почти столько же набрал и коммунист Кузнецов – 23,23%, который прибавил к ядерному «красному» электорату лишь небольшое число мобилизованных граждан.

О чем нам говорит эта ситуация в свете грядущих выборов в Госдуму РФ в 2016 году?

Во-первых, о том, что базовый рейтинг партий-лидеров, а именно «Единой России» и КПРФ, не превышает 10-15%.

Во-вторых, что условная «кремлевская администрация», в случае муниципалитетов в лице губернатора, не может и не будет оказывать влияние на все местные истории. Проще говоря, если в провинции есть свои «ломы» (лидеры общественного мнения – прим.ред.), которые могут побеждать на выборах и которые пойдут в одном пуле с оппозиционными кандидатами в ГД, такая конструкция имеет шанс на победу, которой никто не будет препятствовать административно.

В-третьих, ситуация в Иркутской области показывает, что когда прежний мэр находится под арестом (как мэр Иркутского района Наумов), административная машинка сильно ослабевает, и даже стандартный политтехнологический ход оказывается в разы сильнее стандартного мобилизационного сценария «Единой России» «за три копейки».

Руководитель Лаборатории политических и социальных технологий Алексей Неживой (Москва) обращает внимание на личностный фактор на выборах в Иркутском районе:

- Интересна не столько партийная принадлежность, сколько сама личность победившего. С точки зрения кадровой политики Кремля, оглашаемой на всю страну, - это стопроцентный материал для выбраковки. То есть однозначно его победа в конструируемую реальность никак не вписывается.

По факту же перед нами явное доказательство того, что объективная реальность развивается в сторону отторжения массовым избирателем существующей политической системы в смысле входящих в нее и предлагаемых для выбора политических партий. Причем в сторону того, что, как только появляется сколь-нибудь харизматичная альтернатива, если у этой альтернативы есть ресурс, то результат налицо – модель, построенная на малой явке и навязывании покладистых безликих персонажей, мгновенно перестает работать.

Все контролировать и всем рулить нельзя, особенно в кризис. В кризис наоборот надо учиться серфингу на волнах интересов больших электоральных групп и искать тех, кто поведет на местах политическую систему по волнам, а не утопит ее.

Политобозреватель Галина Солонина отмечает влияние протестных настроений на результаты этих выборов:

— Сенсационные результаты выборов в Иркутском районе были, в принципе, предсказуемыми. На мой взгляд, люди проголосовали на инерции протеста, которая была создана еще во время губернаторской избирательной кампании. К сожалению, для ликвидации протестных настроений никто ничего не предпринял, и они продолжают оказывать влияние на политические процессы в регионе. Это и выборы в Иркутском районе, и митинги за отставку мэра Любови Лис в Усолье-Сибирском, и др. ЕР и КПРФ сейчас в сознании электората – представители власти: одни – законодательной, другие – исполнительной, поэтому голосование за них не удовлетворяет протестность. В итоге победил кандидат-самовыдвиженец Леонид Фролов.

А вот распределение второго и третьего мест стало, действительно, сенсацией. Кандидат «Единой России», который вел наименее агрессивную кампанию, оказался вторым. Кандидат КПРФ, напрямую поддержанный губернатором Сергеем Левченко – третьим. Это – сигнал для нового губернатора и его команды, что в реальности у них нет «всенародной поддержки». Поэтому нужно быть осмотрительными в словах и делах и, пользуясь своими должностными преимуществами, нарабатывать собственную (а не протестную) электоральную поддержку.

Минувшие выборы – это модель того, как теперь придется работать власти в Иркутской области. Учитывая, что административный ресурс сломан и больше его не удастся использовать на выборах (пока не наработаешь огромный багаж позитива, что в условиях падающей экономики сделать весьма сложно), нужно учиться договариваться, сотрудничать. Сейчас мы сможем увидеть, кто более договороспособен – «Единая Россия» или команда губернатора. Очевидно, что у ЕР есть преимущества: во-первых, Леонид Фролов – член партии, во-вторых, официальный кандидат от партии власти – Андрей Побережный – вел очень корректную кампанию, ни на кого не устраивал «слив компромата», так что желания отомстить ему или «Единой России» у нового мэра Иркутского района не будет. С КПРФ и Кузнецовым все куда сложнее: оттуда шли и попытка снять с выборов, и потоки компромата.

Политолог, замдекана исторического факультета ИГУ Алексей Петров высказывает озабоченность тем, что у победителя этих выборов слишком невелик политический опыт – в большей степени Леонид Фролов известен как хозяйственник:

— С одной стороны результат был прогнозируемый, потому что соцопросы показывали, что Леонид Фролов имеет высокие шансы выиграть. С другой стороны, для меня он не очень однозначен, потому что я не знаю, кто такой господин Фролов как политик. Наверное, он известен как хозяйственник конкретно в Иркутском районе, но всё-таки сейчас Леонид Фролов переходит из хозяйственной в политическую плоскость. Для меня Фролов – это как кот в мешке, мне трудно говорить о том, каков он будет в качестве политика. Иркутский район – это не просто территория интересов бизнеса, но и территория, весомая в политическом смысле, и там будут приниматься важные решения, в том числе региональными и федеральными властями. Всё-таки позиционирование себя как хозяйственника и как политика – это несколько разные плоскости. Сейчас будет очень интересно понаблюдать за первыми шагами избранного мэра.

Второй момент: для сельской территории явка ниже 50% – это не самый лучший результат. Принято, что на селе как минимум половина ходит на выборы. Пример Иркутского района показывает, что институт доверия между обществом и властью сейчас находится в кризисе. Получается так, что селяне не хотят выбирать себе руководителя, от которого явно зависит намного больше, чем от мэра в городе. Кроме того, село – это такое место, где все друг друга знают, и на выборах скорее голосуют деревнями. Здесь несколько другая политическая философия. То, что из неполных 40%, пришедших на выборы, большинство проголосовали за Леонида Фролова – это должен быть звоночек властям, что сейчас выборы могут делать, в том числе, и технологии. Это может привести к ещё большему разрыву между обществом и властью, потому что граждане будут сильнее понимать, что совсем не от их голоса зависят результаты.

Мы никак не оспариваем высокий результат Леонида Фролова, у него достаточно большое преимущество над другими кандидатами. Но нужно говорить и о том, что значительную часть его победы сделало досрочное голосование. Оппоненты Фролова также применяли технологии. Эта кампания вообще изобиловала различными избирательными технологиями, в этом были задействованы все три основных соперника. Просто кто-то ими воспользовался более успешно, а кто-то – менее.

Нельзя говорить о том, что победа самовыдвиженца на выборах в Иркутском районе – это протест. На муниципальных выборах политическая или партийная составляющая не является главенствующей. «Единая Россия» побеждает чаще всего, потому что в её рядах находятся более или менее вменяемые управленцы. На селе голосуют за конкретных людей, которые оказались более расторопными, активными, может быть, богатыми. С другой стороны, нужно понимать, что у нас сейчас в области две партийные линии, обе сегодня будут посыпать себе голову пеплом, потому что не на их улице праздник.

Политобозреватель Юрий Пронин считает, что Фролов сделал правильную ставку на «досрочку» и на работу с сельской частью электората:

— Результат был вполне предсказуем. Насколько мне известно, не только в предвыборном штабе Фролова, но и в штабах других кандидатов преобладало мнение о том, что победителем будет именно Фролов. Естественно, все боролись до последнего, но фрагментарные социологические данные и многочисленные косвенные сигналы свидетельствовали о том, что победит Фролов.

Что касается причин, то Фролов построил достаточно эффективную избирательную кампанию. Например, эти поездки жителей всего района для ознакомления с ситуацией в муниципалитете кандидата. Всё это, конечно, показывалось гораздо более радужно, чем обстоит в действительности. Но главное, что у кандидата нашлись средства на его работу, а на избирателей это производило впечатление. Но только одно из проявлений того преимущества, которое сумел получить Фролов.

В целом явка была низкой. На прошлых и позапрошлых выборах она превышала 50 процентов, сейчас она составила 40. Да ещё и в досрочных выборах приняло участие почти 10 процентов избирателей. Таким образом, получается, что в день выборов явка составила 30 процентов. Думаю, это реакция электората на большое количество скандалов и грязных технологий в этой избирательной кампании. В этом отношении кампания не очень отличалась от тех, которые были до выборов нового губернатора в Иркутской области. По существу борьбы было мало – той борьбы, которая должна быть на выборах: с конкуренцией личных качеств, конструктивных предложений и отчётов о проделанной работе. В основном, это были взаимные нападки. Сам институт досрочного голосования показал, что это поле для больших злоупотреблений.

Уже неоднократно доводилось говорить, что в Иркутском районе существуют две основные категории избирателей – по образу жизни, уровню доходов и статусу. Это обладатели жилых домов с удобствами и коттеджей, условные «горожане», и те, кто ближе к типичному образу жизни селян. Их примерно поровну. Но Фролов ориентировался на типично сельское население, и это дало результат. Явка «горожан» была особенно низкой, а это аудитория других кандидатов, особенно Кузнецова. Который, несмотря на то, что представлял КПРФ, парадоксально был ориентирован на более зажиточную аудиторию.

Вряд ли можно назвать удачной предвыборную кампанию Александра Кузнецова. Это опытный руководитель, но не яркий, ординарный и академичный. Для победы он должен был выглядеть ярко. Это не удалось сделать. Учитывая, что Андрей Побережный шёл от «Единой России», для него это также не очень удачный результат. При этом, не исключено, что «ЕР» обернёт победу Фролова в свою пользу, поскольку он является членом ЕР. Правда, тема «Единой России» никак не присутствовала в его избирательной кампании.

Один из политтехнологов, пожелавший сохранить свою анонимность, сообщил Телеинформу, что в штабах проигравших кандидатов сейчас царит некоторая растерянность:

— Ни у одного человека в штабе нет понимания, что же произошло. Есть данные досрочного голосования только для Фролова. Но «досрочка» была у всех кандидатов, а данные есть только по Фролову. Как технически это было возможно, никто не понимает. Все комментарии политических экспертов сейчас выглядят смехотворно, потому что люди, которые участвовали в процессе выборов, просто не понимают, что произошло. Или понимают, но молчат по каким-то другим причинам. На сегодня можно с уверенностью говорить о том, что кандидаты шли абсолютно ровно, а победа Фролова обеспечена за счёт досрочного голосования.

- На самом деле никакой сенсации на выборах мэра Иркутского района не произошло. Да, победил самовыдвиженец Леонид Фролов. Однако говорить о том, что «Единая Россия» проиграла на этих выборах, неправильно, - считает столичный политолог Ольга Кишаковская. - Дело в том, что Фролов – член партии «Единая Россия», хотя во время кампании свою партийную принадлежность не афишировал. Поэтому не исключено, что у «ЕР» в конечном итоге все сложится хорошо.

В то же время в Иркутске знают, что за спиной Фролова стояли конкретные бенефициары. Таковым называли, в частности, пресловутую группу Татьяны Казаковой – представителей крупного иркутского бизнеса, у которого имеется определенный интерес в Иркутском районе.

Думаю, что для федерального центра является важным то, что на прошедших выборах не победили коммунисты, как предрекали многие, несмотря на то, что область возглавляет член КПРФ. Область не стала в одночасье «красной». Такой результат вполне устроил Москву.

Полагаю, что на выборах в Госдуму в следующем году будет активно использоваться технология дистанцирования от партии – самовыдвиженцы могут оказаться эффективным инструментом.

По мнению политолога, доцента кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Сергея Шмидта, наряду с прочим, на выборах в Иркутском районе мог сработать запрос на «крутого мужика» и «эффективного хозяйственника»:

- Отрыв победителя от ближайших преследователей таков, что объяснить его победу исключительно купленным досрочным голосованием, как это пытаются сделать проигравшие, наверное, невозможно. Могу предположить, что сработала высокая узнаваемость Фролова в Иркутском районе. По-своему, это человек-легенда. Правда, его легендарность связана с происшествиями, которые его противники пытались повернуть против него. Как знаменитое нападение на собрание иеговистов. Но я совершенно не исключаю, что в глазах избирателей это, скорее, подвиг, а не преступление. Думаю, очерняющий его накат также мог сработать в его пользу, поскольку наш избиратель неоднократно замечен в том, что голосует в пользу чрезмерно очерняемого кандидата. Правда, на губернаторских выборах этого не случилось.

В Иркутском районе также сработал запрос на «крутого мужика» и «эффективного хозяйственника». Это составные слагаемые победы Фролова.

У Андрея Побережного была консервативная кампания, я удивлён, что он проник на второе место. Что касается Александра Кузнецова, то здесь можно сделать очень важный вывод. Он опирался на фактор Левченко, недавнего победителя губернаторских выборов, за которого, в том числе, голосовали в Иркутском районе. Его слоган: «Вместе с Левченко, вместе с народом». Было бы правильнее «народ» поставить на первое место. Политтехнологам как-то не пришло в голову, что политик-коммунист в первую очередь должен думать о народе, а потом о начальстве. И самое важное. Судя по всему, политик, выбранный протестным голосованием, как Левченко, не является моральным авторитетом для избирателей, по крайней мере, в первые месяцы своей работы. Потому что фактор Левченко, судя по всему, вообще никак не сработал.

Стоит также отметить, что очень недооценивается прагматичность наших избирателей. В большинстве выборов они стараются голосовать за людей, которые могу для них что-то сделать. Фролову удалось убедить избирателей, что он может сделать для района что-то полезное.

 
Отслеживать: Досье раздела
Срок. Ежемесячные обзоры от Сергея Шмидта
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)