ТЕМЫ
Архив
< Июль 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Итоги выборов в ЗС Иркутской области: "Прагматический результат есть, политического успеха нет". Мнения экспертов

Иркутская область, 11.09.13 (ИА «Телеинформ»), - Итоги выборов депутатов Законодательного собрания подводят в Иркутской области в эти дни. Большинство прогнозов относительно хода и результатов этой избирательной кампании подтвердились. Однако, не обошлось без сюрпризов. Как оценивают прошедшую кампанию иркутские эксперты? Чем удивил, порадовал и огорчил недавно завершившийся политический «марафон»? Стоит ли победителям праздновать триумф? И какова она, эта победа, если ее слегка «препарировать»?

Напомним, партия «Единая Россия» набрала по области 42,34% голосов избирателей. У КПРФ второе место - 18,9%.  ЛДПР – на третьем: 11,27%. Четвертое место – у партии «Гражданская Платформа»: 8,53% голосов в целом по области, при этом наибольшую долю дал Иркутск. Партия «Справедливая Россия» нынче выпала из обоймы победителей – она набрала всего 4,07% голосов. Лучше всего за справороссов голосовали в Зиминском районе (10,7%). В 2008 СР набрала 8% голосов.


ЕЩЕ РАЗ О ЯВКЕ И ДРУГИХ ОСОБЕННОСТЯХ КАМПАНИИ

По теме явки на этих выборах, пожалуй, не высказался только ленивый. Однако, вопрос этот слишком важен, чтобы проигнорировать его в нашем обзоре мнений. Кстати, как считает председатель Облизбиркома Виктор Игнатенко, «нам всем надо приготовиться к тому, что летние месяцы отныне будут проходить так же, как в этом году».


Политолог, доцент кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Сергей Шмидт подчеркивает: явка в Иркутской области была такой же низкой, как и в большинстве российских регионов (за исключением Чечни и Кемеровской области - субъектов РФ с особой электоральной спецификой):

- Гораздо интереснее пообсуждать причины низкой явки и иркутскую специфику этих причин. К слову, для Иркутской области нынешняя явка – рекордно низкая (в 2004 году явка была около 30%, в 2008 году - 38%, сейчас – 25%). Поэтому оставляю в стороне все, что можно сказать о неудачном для избирателей едином дне голосования, а сразу перейду к нашим региональным особенностям. Сразу скажу: Законодательное собрание как орган власти находится в некой «зоне непонимания». Большинство избирателей имеет представление, для чего нужна президентская власть, Госдума, для чего нужны губернаторы и мэры, и даже зачем существуют муниципальные думы. Однако избиратель, в отличие от элиты, с трудом понимает, для чего нужно ЗС. Поэтому голосовать на таких выборах ему просто неинтересно. Замечу, что практически все участники избирательной кампании просто занимались агитационной работой, не обременяя себя элементарным политическим просветительством. Если бы они попытались объяснить избирателю, что ЗС – не такая уж бесполезная вещь, что оно формирует бюджетный расклад в области, может быть, явку удалось бы повысить.

Вторая причина – достаточно невысокая конфликтность этих выборов. Партии словно обменивались декоративными уколами в адрес друг друга, не переходя к полноценным политтехнологическим нападениям (что, кстати, случалось в отдельных одномандатных округах – например там, где избирались Битаров и Матиенко). Скажем откровенно: кампания без конфликтных сюжетов тоже не очень интересна избирателю, поэтому он предпочитает такие выборы игнорировать. Погодные условия в городе Иркутске, кстати, работали на повышение явки. Утром был дождь – люди не поехали на дачи, потом дождь кончился - на дачи ехать поздно. Казалось бы, иди, голосуй. Тем не менее, даже «помощь» погоды не увеличила явку.

- В низкой явке виноваты все – от организаторов выборов (экс-президент Медведев, который это придумал, Госдума, которая это приняла, региональные и местные власти, которые ничего не сделали для того, чтобы привести избирателей на участки) до собственно политиков, которые не зацепили жителей своей предвыборной риторикой, - констатирует кандидат политических наук, замдекана исторического факультета ИГУ Алексей Петров. - Это относится как к парламентским партиям (для которых явка минимальная даже хорошо), так и ко всем новым партиям, впервые участвовавшим в выборах. Можно уже предсказывать, что будет на выборах в иркутскую гордуму в 2014 году. Депутаты будут избираться при явке в 5%, или 3%. Я считаю, необходимо срочно вносить законодательную инициативу и возвращать порог явки - как минимум четверть избирателей. Спасибо Усть-Орде – своей явкой округ спас весь регион!

- Явка падает от выборов к выборам, в крупных городах области она не дотягивает до 20%. Конечно, это проблема, - отмечает политический обозреватель Юрий Пронин. - Если так пойдёт дальше, мы будем вынуждены учитывать результаты по явке в 10%. Это подрывает саму основу выборов. У этого целый комплекс причин, трудно выделить, какая важнее. Конечно, это неудачное время. Впервые выборы проводились в начале сентября. Правильнее было бы вернуться к прежней дате проведения единого дня голосования. Свою роль сыграло и применение административного ресурса, а также снятие нескольких сильных кандидатов. Идёт широкая молва о политических мотивах таких решений. Это также не прибавило выборам избирателей, в особенности избирателей крупных городов. Говорить о том, что в области всё хорошо и люди не ходят на выборы именно поэтому, наверное, нельзя. В благополучной Швейцарии явка на выборах намного выше, чем у нас. Низкая явка – проблема не менее важная, чем непосредственно результаты выборов.

- Основной особенностью состоявшейся избирательной кампании я бы назвал ее фактическое отсутствие и сведенность к «плакатно-баннерно-раздаточной» форме, - констатирует директор Иркутского Института регионального законодательства и правовой информации Алексей Петров. - Незначительное количество избирательных споров, конечно, показывает, что кампания проходила в рамках закона, была чистой (во всяком случае, внешне) – но это же обстоятельство говорит еще и об отсутствии активной предвыборной борьбы, конкуренции кандидатов и партий, противостояния штабов, что является непременной составляющей выборов. Безусловно, этому способствовало то, что кампания пришлась на летний период, когда избиратели в основном интересуются далеко не политическими вопросами. Однако это – вопрос федерального законодательства, и Иркутская область здесь поставлена в точно такие же условия, как и все другие субъекты федерации. Беспрецедентно низкая явка  – наиболее тревожная особенность завершившейся кампании. Люди не ходят на выборы, если не видят, что результаты этих выборов могут реально – по возможности, конечно, позитивно – повлиять на их жизнь. Падение явки, как мне кажется, надо рассматривать как отражение того обстоятельства, что партийно-политическая система утрачивает способность привлекать избирателей – как в плане дефицита привлекательности политического лидерства (нет или мало новых, заслуживающих глубокого доверия, политиков), так и с точки зрения еще более острого дефицита новых идей. Второй из этих факторов представляется даже более опасным. Он может быть преодолен только посредством развития партийной системы и появления новых эффективных партий, способных реально отражать и представлять конкретные, складывающиеся в обществе интересы. В противном случае выборы как механизм обновления публичной власти на основе изменения баланса общественных интересов будут и дальше утрачивать свое значение.


Юрий Пронин в числе технологических особенностей этой кампании называет наличие большого количества партий-спойлеров:

- При этом партии справлялись с этой проблемой по-разному. «Гражданская платформа» боролась с ними достаточно эффективно. Оба её спойлера набрали один процент голосов. А вот члены КПРФ на эту проблему особенного внимания не обратили, и поэтому спойлеры - «Коммунисты России» и КПСС - вместе набрали 5% голосов. Это практически полновесный мандат.

- И еще важно подчеркнуть: радикально иркутская особенность этих выборов – не произошло вспышки протестного голосования, которым Иркутская область отличилась в 2010-ом, в 2011 году и даже, отчасти, на президентских выборах, - считает Сергей Шмидт.

 

О ПОБЕДИТЕЛЯХ И ПОБЕЖДЕННЫХ

О победителях и проигравших на этих выборах сказано уже много. Особых сюрпризов (за исключением спора между "Справедливой Россией" и "Гражданской Платформой" за четвертое место) тут не было: как и прогнозировалось, лидерскую тройку составили «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР. «Гражданская Платформа» одержала верх над СР. Тем не менее, интересно посмотреть, из чего складывались эти победы.

  • Сергей Шмидт:

- Четыре партии могут назвать себя победителями. И дело даже не в том, что они преодолели пятипроцентный порог – дело в полученных ими результатах. ЕР (подчеркну, что в процентах) улучшила свой результат по сравнению с думскими выборами 2011 года. КПРФ показали достойный результат, несмотря на нацеленное против них и отчасти удачное спойлерство. «Гражданская Платформа» прошла в ЗС с первого раза, будучи совершенно новым политическим образованием. ЛДПР показала просто прекрасный результат, с учетом отсутствия заметных местных лидеров и яркой кампании. Кроме того, Жириновский в этот раз не приехал в Иркутск поддержать своих на выборах. А ведь многие считали, что без Нины Чекотовой и ее финансовых возможностей ЛДПР перестанет быть значимым фактором областной политики.

Однако, при обилии победителей на выборах не оказалось триумфаторов. Некому заявить о своей безоговорочной победе – заслуженной или сенсационной. «Единая Россия», даже с опорой на губернатора Сергея Ерощенко, так и не смогла преодолеть психологический порог в 50%. КПРФ явно рассчитывала на больший результат. ГП набрала почти на 6% меньше, чем обещал набрать в области лидер этой партии Михаил Прохоров. Разве что ЛДПР прыгнуло выше головы. Можно говорить о том, что в Иркутской области сложился кадровый электорат этой партии, не зависящий от изменения политических обстоятельств.

Неудача «Справедливой России» (напомним, партия не преодолела пятипроцентный барьер – прим.ред.) с одной стороны объяснима: партия депутата Госдумы Мизулиной явно отправляется в политическое небытие (по крайней мере, в пределах Иркутской области). Однако с другой стороны, учитывая, что по официальным данным региональное отделение СР обладало неплохим бюджетом, по поводу поражения партии могут быть и дополнительные вопросы.

Замечу, что серьезный процент (3,2%) у регионального отделения КПРФ отняла образцово-спойлерная партия КПСС. Это, быть может, самый интересный феномен произошедших выборов, о причинах которого я постарался порассуждать в колонке на сайте ИТГ.

Говоря об итогах выборов, разумеется, нельзя не сказать о главном субъекте политической деятельности в области – о губернаторе. Многие эксперты говорили, что эти выборы станут своего рода экзаменом для губернатора. Сейчас звучат разные мнения на тему того, какую оценку получил за эти выборы губернатор. Замечу, что эти мнения полярны. Даже приходится читать в региональной прессе идиотские, с моей точки зрения, выводы о том, что итоги выборов можно оценивать как грандиозный успех действующего губернатора. Я бы сказал, что на этом экзамене Сергей Ерощенко не получил никакой оценки и, используя школьную терминологию, сказал бы, что «губернатор остался на второй год». Если бы ЕР (да, желательно при высокой явке) перепрыгнула бы планку в 50%, то, с учетом протестной специфики Иркутской области, это был бы безусловный успех Ерощенко. Если бы «Единая Россия» с учетом уже низкой явки повторила бы свой результат 2011 года – это был бы безусловный провал губернатора. А так получилось ни то и ни се. Я бы сказал, что на этих выборах Сергей Ерощенко не добился политического успеха, но добился прагматического результата. Ведь, как бы там ни было, можно сказать совершенно определенно: новое ЗС фрондировать по отношению к губернатору не будет. При этом в нем представлены разные группы региональной элиты, оно многопартийно, то есть, соответствует всем демократическим "приличиям". Еще раз повторю: прагматический результат есть, политического успеха нет. Такая диалектика.

  • Юрий Пронин:

- Думаю, что практически все партии, прошедшие в Законодательное собрание, будут говорить о своих успехах. Хотя успехом можно назвать разве что выступление «Гражданской платформы», поскольку в прошлом Заксобрании её не было вовсе. А вот «Единая Россия», в сравнении с выборами в Заксобрание 2008 года, потеряла почти семь процентов. С другой стороны, в сравнении с выборами 2011 года, «ЕР» прибавила почти восемь процентов. Схожая ситуация у КПРФ. Наверняка они будут говорить о том, что по сравнению с прошлыми выборами в Заксобрание прибавили почти шесть процентов, но по сравнению с выборами 2011 года, потеряли почти 8%. У ЛДПР сохранилось прежнее представительство – четыре депутата, но по сравнению с прошлыми выборами в Законодательное собрание ЛДПР потеряла. Ведь в этот раз к трём депутатам, выбранным по партийным списком, присоединится одномандатник. Тем не менее, «Единая Россия» решила главную задачу – у нее будет две трети голосов в Заксобрании.

«Единой России» во многом помогла поддержка со стороны губернатора, который практически был лицом партии во время избирательной кампании. Тем не менее, рейтинг губернатора должен быть выше рейтинга «Единой России», а значит, губернатор нёс по этому поводу некоторые издержки. Мы знаем, что ЛДПР и «Гражданская платформа» о своей оппозиционности губернатору не говорили. Поэтому электорат этих партий можно отчасти отнести к сторонникам губернатора. Об оппозиционности губернатору в открытую заявляли только в КПРФ.

  • Директор Байкальского аналитического центра Сергей Ильин:

- Безусловно, 42% для «Единой России» - это результат недостаточно убедительный. Но учитывая результаты голосования в других субъектах Федерации в этот же день, можно сделать вывод, что идёт общее падение голосов поддержки партии власти. И на фоне этого падения такой результат (42%) - это минимально приемлемая цифра для ЕР. За всё остальное нужно бороться, и бороться новыми технологиями. К сожалению, новых технологий нынче не применялось. Тот минимум, который партия должна была получить, она получила.

Что касается других партий, то эксперты также предсказывали КПРФ около 20% голосов поддержки, итоговые 19% подтверждают правоту этих прогнозов. Голоса, которые ушли от «Единой России», должны были кому-то перейти. Я считаю, что частично они перетекли к КПРФ. Глубоко убежден, что ЛДПР тоже воспользовались голосами «ЕР», и те 11%, что она получила, это потенциальные голоса «ЕР».

Что касается «Гражданской платформы», то мы также предвидели её вхождение в Заксобрание. Но вопрос состоял в том, с каким процентом. К сожалению, процент остался тем же самым, какой был и у Прохорова по Иркутской области на последних президентских выборах. То есть, по сути, региональное отделение «Гражданской платформы» никакого собственного реноме не приобрело. Они воспользовались наработанным Прохоровым ресурсом. В этом смысле партия не приобрела голосов, которые должны были утечь от «Единой России».

«Справедливая Россия» не представлена в ЗС также вполне предсказуемо. Этой партии нужно менять руководство и медиа-лица, которые пытаются играть роль этаких «говорящих голов». К сожалению, они говорят не то, и к ним не прислушиваются. В этом смысле справороссы не сделали ничего, чтобы изменить ситуацию.

Усилению позиций «Единой России» послужила поддержка губернатора и «Общенародного фронта». Итоговый процент ЕР – это во многом их заслуга. Всё-таки «Общенародный фронт» - это фронт поддержки Владимира Путина. А он - самый раскрученный и популярный политик в России. Если бы этого триумвирата не было, а «Единая Россия» пошла на выборы самостоятельно, думаю, процент её голосов был бы в районе 20-25%. Говоря о губернаторе, все прекрасно понимают, что речь идёт об административном ресурсе. Это вещи неразрывно связанные. Если губернатор включается в выборы - использование административного ресурса неизбежно. И это второй фактор, который стоит отметить наряду с низкой явкой.

Есть вопросы и по достаточно большому проценту голосования вне избирательных участков: 55 тысяч открепительных удостоверений на область - это много. В двадцать первом избирательном округе по открепительным удостоверениям проголосовал 31% избирателей. То есть, получается, именно они делали явку. А мы знаем, что именно голосование вне избирательных участков и голосование по открепительным не контролируется наблюдателями. Поэтому, как там происходит голосование, можно только догадываться.

Таким образом, губернатор и «Общенародный фронт» сыграли решающую роль на выборах, это подтверждается и результатами одномандатных округов.

- Главным фактором, который способствовал высокому результату «Единой России», явилось решение губернатора области Сергея Ерощенко возглавить список кандидатов от этой партии, поскольку заметная активизация экономической и политической жизни Приангарья, происходящая на протяжении последних года с лишним, связывается в глазах жителей области именно с его деятельностью, - согласен с другими экспертами директор Иркутского Института регионального законодательства и правовой информации им. М.М.Сперанского Алексей Петров. - С другой стороны, утрата «Справедливой Россией» одного из своих региональных лидеров не могла не сказаться на результате этой партии, а сам результат показал, что партийная зависимость от персоналий – по крайней мере, в этом конкретном случае – оказалась фатально большой и не была компенсирована организационными усилиями по мобилизации сторонников «СР».

Что касается новичка в областном парламенте – партии «Гражданская платформа» – то ей в заслугу можно поставить наиболее активную среди новых партий работу в период этих выборов, что в совокупности с привлечением ярких, узнаваемых лидеров дало положительный результат в виде более чем уверенного преодоления 7-процентного барьера. Это, кстати, говорит о том, что обновление партийного пространства возможно – если заниматься этим действительно всерьез и комплексно.

Оценивая результаты выборов по одномандатным округам, эксперт отмечает, что в этом случае итог голосования в большей мере, чем голосование за списки партий, отражает отношение избирателей к персоналиям:

- Поэтому здесь важным является появление в будущем Законодательном Собрании многих новых лиц. В сочетании с тем, что в состав ЗС избраны и опытные ветераны областного парламентаризма, это дает надежду на то, что новый депутатский корпус, опираясь на опыт первого созыва, проявит требуемые временем качества, прежде всего – способность строить свою работу на основе реального состояния общества.

- Что касается одномандатников, скажу честно: участвовал в одном опросе и «пролетел», поскольку не угадал часть победителей в крупных городах области. Предсказывал более убедительные результаты коммунистам, думал, что они (помимо Сумарокова) смогут взять еще одномандатные округа, - отмечает кандидат политических наук Алексей Петров. - В Иркутске победили те, кто имел самый мощный ресурс – финансовый (Чекотова, Битаров, Красноштанов) и информационный (Матиенко, Лабыгин). Удивил Истомин, для которого почти зачистили «избирательную поляну», а он выиграл очень скромно, что, можно предполагать, приведет к тому, что он лишится поста вице-спикера ЗС. По малым территориям победители были видны почти сразу, поэтому неожиданностей не случилось.

Оценивая, как сработали в ходе выборной кампании основные участники (как непосредственные, так и иные - в том числе ФПГ, губернатор, федералы), могу сказать, что ФПГ практически не было слышно. Они как-то все больше и больше отдаляются от региональной публичной сферы, пытаясь (как мне кажется) договариваться за кулисами. Можно вспомнить, как раньше активно участвовали все наши крупные предприятия, покупали места. Сейчас это если и присутствует, то в незначительной мере.

Губернатор на этих выборах отработал по полной - исколесил столько районов, область не покидал. Но, я думаю, что в законе не должно быть исключений: раз пошел по партсписку на выборы - бери отпуск и занимайся предвыборной кампанией. Все – независимо от того, губернатор, сенатор, чиновник, еще кто-то – должны быть в исключительно одинаковых условиях.

Федеральные политики нас проигнорировали, за исключением лидеров «Гражданской платформы» - участие Прохорова и Ярмольника украсило кампанию. Жириновский, думаю, что по возрасту уже так далеко не летает. Зюганов – здесь сложнее: либо боится, что обвалит рейтинг, либо коммунисты выделили более знаковые регионы. Миронов – так и хочется спросить уже: а кто это? Как-то быстро мы забыли еще пару лет назад политика №3 в стране.

ИТОГИ И ЗАГАДКИ

Сравнивая результаты этих выборов с тем, как прошла кампания в других регионах, кандидат политических наук Алексей Петров отмечает, что в Иркутской области, судя по всему, оказалось не так много партий-участниц – всего 17. У большинства регионов список достигал 20 и даже больше, хотя, с другой стороны, значит, у нас было меньше партий-спойлеров.

- ЕР везде набрала почти одинаковый результат (Кузбасс не в счет). Порадовала Москва, она в действительности не избрала Собянина, и это всем понятно. Кстати, и явка везде была откровенно слабой, - напоминает эксперт. – Если сравнивать с предыдущими выборами в ЗС Иркутской области (с 2008 годом) – нынче не было такого человека как Сокол. Явка была тогда выше, а значит, выборы показались обществу (при всех своих изъянах) более убедительными. Нынче на выборах в ЗС не прошла одна из парламентских партий, а вместо нее появилась молодая. Это означает, что и на федеральных выборах 2016 года может произойти «смена курса» - ЕР придется искать себе другого партнера. Устоит ли ГП – покажет время.

Что удивило, опечалило, порадовало в этой выборной кампании? Поразила предсказуемость. Удивила группа «Чайф» (абсолютно приятно, но я, честно говоря, не предполагал, что приличные мужики подрабатывают на выборах). Опечалила явка (причем, в неприятном контексте) и то, что губернатор возглавил список ЕР (хотя и предсказуемо опечалило: все-таки надпартийный губернатор – это лучше). Заставило задуматься: доколе еще победы будет одерживать ЕР. Что она такого несет в массы? И, конечно, желание исполнительной власти взять «под личный контроль» власть представительную. Хотя в нормальных странах должно быть совсем наоборот.

Юрий Пронин, подводя итог, отмечает, что, тем не менее, губернатор решил поставленную задачу - конструктивное взаимодействие с новым Законодательным собранием будет обеспечено. Вряд ли при этом состав руководства Заксобрания изменится. Если перемены и будут, то будут минимальными.

Сергей Шмидт отмечает, что выборная кампания оставила после себя одну загадку:

- Эта загадка – 75% избирателей Иркутской области. Почему они все же остались дома? Было ли это результатом политической апатии? Или это следует понимать как молчаливый протест против всей политической системы (политолог Кагарлицкий уже предложил для обозначения того, что произошло 8 сентября в разных регионах страны, термин «электоральная забастовка»). Или же у такого высокого абсентеизма локальные ситуационные причины, о которых я попытался порассуждать выше, и никаких далеко идущих выводов из этого делать не следует. Лично я не готов дать однозначные ответы на эти вопросы.

Повторюсь еще раз: губернатору имело бы смысл избираться в этом году. Я почти убежден, что он выиграл бы в первом туре. В следующем году или через два года это будет сделать уже сложнее. Действительно, эти выборы в ЗС можно рассматривать как пролог губернаторских выборов, однако с моей точки зрения, какая-либо однозначность в этом прологе не возникла.

 
Отслеживать: Досье раздела
Современный Китай: мифы и реальность
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)