ТЕМЫ
Архив
< Август 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Как в Иркутской области поправили Конституцию? Эксперты оценили результаты голосования

Иркутская область, 7.07.20 (ИА «Телеинформ»), - Итоги всероссийского голосования по поправкам в Конституцию РФ потеснили все иные информационные поводы – общественность, социальные сети и СМИ уже неделю обсуждают явку, проценты «за» и «против» и последствия внесения изменений в главный государственный документ.

Одни рисуют апокалиптические картины дальнейшего погружения России в пучину деградации, другие радостно рукоплещут «победе патриотического большинства» над «либеральным меньшинством», третьи пытаются просчитать последствия, вооружившись логикой и здравым смыслом. Так что споры не утихают. Очевидно одно: политическое устройство Государства Российского претерпело тектонический сдвиг, и во что это выльется – пока не знает никто. А каково мнение на этот счет политических экспертов? Что думают иркутские политологи о результатах голосования?

  • Историк, научный директор иркутского МИОН Дмитрий Козлов отмечает, что в целом вышла очень мощная поддержка поправок в Конституцию РФ:

– Если округлять, то в общем по стране 65% явка и соотношение голосов за/против – 80 к 20. В Иркутской области, конечно, немного поменьше – 65 к 35 результаты и явка около 44%. Плюс у нас есть свой Ольхон, который против [в Ольхонском районе поправки поддержали только 44,6% проголосовавших, – ред.]. Однако общую картину эти результаты не меняют, даже если учитывать все допущения, непонятность голосования и его растянутость по времени, – считает он.

Говоря о специфике Иркутской области, историк отмечает важный момент. В федеральном голосовании регион не так отличался протестами, Приангарье всегда шло в «федеральном мейнстриме». Хотя и с результатами Москвы и Санкт-Петербурга результаты федеральных голосований в Иркутской области, конечно, несравнимы. При этом протестная активность всегда отмечалась на локальных выборах.

– Я имею в виду, в первую очередь, губернаторские выборы, а также выборы мэров крупных городов. Там региональная специфика политической культуры в Иркутской области проявлялась в полную силу, – поясняет Дмитрий Козлов.

По его мнению, в случае с Конституцией РФ от региона нельзя было ждать активного голосования против. Конечно, Иркутская область – не Тыва и не Чечня, которые отметились максимальной среди регионов поддержкой, однако в общий мейнстрим она попала.

Вместе с тем, считает историк, результаты голосования – 80% поддержки – могут сформировать у действующей власти иллюзию, что можно делать все что угодно, «но это далеко от действительности», так как принятие поправок не сняло текущую напряженность.

– Условно говоря, даже если власть поддержало 80% населения, возникает вопрос, что люди поддержали, с какой точки зрения, в каких условиях, так как электорат мог понимать эти поправки по-своему. Сохраняется проблема того, насколько корректны такие быстрые изменения Конституции. И даже если их поддерживают, процесс внесения поправок очень долгосрочный, и надо еще подождать, прежде чем выдавать окончательные оценки ситуации, – говорит Дмитрий Козлов.

По его мнению, результаты поспешных изменений не заставят себя ждать и проявятся уже этой осенью, когда страну ожидают, по прогнозам различных экспертов, сложные процессы, связанные с влиянием пандемии коронавируса, сокращением производства, падением валового продукта и так далее.

Однако, подчеркивает Дмитрий Козлов, на данный момент это – стопроцентный успех власти. Вместе с тем, отмечает он, и оппозиция не сказала своего последнего слова, и об «окончательной победе режима» говорить рано.

– Результаты голосования – это тактически важная победа власти и подтверждение ситуации, в которой люди ищут какой-то момент уверенности и находят его. Например, те же выплаты, которые достаточно важны для определенных категорий граждан, с моей точки зрения, являются реакцией власти и моментом поддержки, – говорит историк.

  • Говоря о традициях протестного голосования в Иркутской области, политолог и публицист Сергей Шмидт подчеркивает, что для нашего региона также характерна электоральная апатии граждан.

– С одной стороны, мы гордимся своими «неудобными» для действующей власти данными результатов голосования. С другой стороны, такие результаты обычно возникают при невысокой явке. По сути, очень относительным исключением является только второй тур выборов губернатора 2015 года. Однако даже тогда чудес явки не произошло, если сравнивать с другими регионами. Она просто была выше, чем у нас принято, – отмечает эксперт.

По мнению Сергея Шмидта, случай с Конституцией РФ – это соединение двух векторов. Один – это долговременная, многолетняя традиция низкой явки в Иркутской области и особенно в Иркутске. Меньшая, чем по стране, явка была абсолютно предсказуемой. Второй вектор связан с тем, что в регионе значительно меньше оказывалось административного давления на тех, кто голосовал.

– Приведу три причины, по которым я так считаю. Во-первых, я – работник бюджетной сферы, и у меня много знакомых оттуда же. В этой сфере было нулевое давление. Во-вторых, я из тех людей, для которых «барометр» – это иркутский сегмент Фейсбука. Накануне основного дня голосования, непосредственно 1 июля и на следующий день в Фейсбуке было много споров между сторонниками и противниками внесения поправок. Но практически не обсуждались ни нарушения, ни какие-то факты давления. Я ни в коем случае не хочу сказать, что таких прецедентов не было – они наверняка были. Но, скорее всего, общий объем этого давления был намного ниже, чем в других регионах, – говорит Сергей Шмидт.

Политолог допускает, что областная власть получила некую индульгенцию на то, чтобы не давить на граждан, поскольку в сентябре – губернаторские выборы. Если бы сейчас «гайки перекрутили», то потом это могло бы негативно сказаться на результатах в единый день голосования, считает он.

– На секунду вообразим себе, что в разгар жары бюджетника извлекают с дачи и он едет в город голосовать за поправки. Он обязательно это запомнит. Когда придет осень и он будет собирать урожай, то за кандидата от действующей власти он не проголосует: «отомстит», так сказать, при первом же удобном случае. Поэтому я допускаю, что у нас был своего рода карт-бланш, – отмечает Сергей Шмидт.

Однако в целом, говорит он, то, что произошло, вполне объяснимо: чудом и аномалией была бы высокая явка в Иркутской области.

– Теперь по результатам. Судя по всему, у нас было значительно меньше давления и результаты у нас считали более-менее честно. Это тоже в традициях Иркутской области: у нас очень редки случаи обнаружения серьезного фальсификата. Я думаю, что имеющиеся цифры можно с каким-то набором оговорок признать реальными и адекватными, – допускает эксперт.

По словам Сергея Шмидта, с точки зрения политологии результаты голосования в Иркутской области в целом вполне могут отображать общероссийские показатели: по европейским меркам действующую власть в России и так поддерживает хороший процент населения – больше половины. При этом действующей власти почему-то захотелось иметь «туркменский результат».

– Поэтому я могу предположить – но это чистое предположение, – что цифры, которые мы имеем в Иркутской области, полностью соответствуют реальным российским цифрам, – говорит Сергей Шмидт.

То есть, поясняет он, без давления, фальсификата и серьезных нарушений соотношение поддерживающих действующую власть и несогласных с ней примерно и составляет два к одному.

– Если предположить, каков мир за пределами наших групповых представлений о нем, то он такой, каким оказывается в Иркутской области, – иронизирует эксперт, – и 65 к 35 – это реальное положение дел. Это то, что должна понимать власть: она имеет поддержку, но не такую, чтобы, например, затевать Третью мировую войну. Но при этом и оппозиция должна понимать, что у нее есть серьезный ресурс, но революцию им не сделать и власть не свергнуть. Смотрите на Иркутскую область и делайте выводы – это я хотел бы предложить всем политикам как во власти, так и тем, кто с ними борется.

  • Политконсультант Владислав Шиндяев оценивает результаты и ход голосования положительно.

- Оно прошло абсолютно легитимно, открыто, доступно, несмотря на коронавирус. Не было зафиксировано ни подтверждённых нарушений, ни злоупотреблений с чьей-либо стороны, все мероприятия прошли организованно. Мы видим, что Иркутская область выразила поддержку поправкам, - отмечает эксперт.

Что касается Иркутска, то многие ожидали протестных настроений, и по поводу этого даже распространялась фейковая информация, но город тоже продемонстрировал лояльность поправкам, считает Владислав Шиндяев.

- Можно констатировать, что в областном центре сформировалась сплочённая, организованная, системная команда, которая способствует тому, чтобы настроения в городе были позитивные и конструктивные, несмотря на эпидемиологическую ситуацию.

Что касается непосредственно явки. Мы не можем не учитывать два фактора. Во-первых, мы находимся в режиме самоизоляции. Всю предыдущую неделю отмечался очень высокий уровень заражённых в Иркутской области. Это объективный факт, от которого не уйти. И в режиме самоизоляции, высокого уровня заболеваемости мы получили явку, которая выше, чем на большинстве выборов. Мы можем посмотреть, что тот же Иркутск больше, чем 25% обычно явки не давал. Поэтому явка на голосовании по правкам в Конституцию очень позитивная, она говорит о положительном настрое иркутян и поддержке нововведений, а также о настрое жителей на поддержку тенденций, которые обозначены как на федеральном, так и на региональном и муниципальном уровнях. Если бы реальный протест жителей в регионе и Иркутске был достаточно велик, мы бы увидели совсем иные цифры.

Второй объективный фактор – это замечательная погода. А это всегда влияет на явку. Люди, как правило, при хорошей погоде не идут голосовать, а отправляются на свои дачи, участки или просто отдохнуть, тем более, в этом году мы долго не могли это делать из-за ограничений. Но, несмотря на шикарнейшую погоду и выходной день, 1 июля очень многие пришли на участки и выразили свою гражданскую позицию. Явке способствовало и многодневное голосование. Люди, которые опасаются заразиться коронавирусом, смогли выбрать для себя удобный день и время для голосования. Это был целый комплекс организационных мер, направленных на создание комфортных и приемлемых условий для граждан, - делает вывод Владислав Шиндяев.

  • У политолога Юрия Пронина – мнение диаметрально противоположное:

- У нас не слишком гладкие результаты с точки зрения организаторов голосования и сторонников поправок в Конституцию. Все-таки у нас последнее место по явке в стране и один из последних – уровень одобрения поправок.

Стоит учесть еще своеобразный юридический режим всероссийского голосования, когда существует возможность нарушений, причем, без последствий. Также надо иметь в виду тот факт, что среди тех, кто не пришел, в этот раз практически нет сторонников поправок. Конечно, остается доля тех, кто никогда никуда не ходит. Но именно в этот раз достаточно большая доля тех, кого просто не устраивает процедура: они не уверены, что их голос сохранится в том виде, в каком будет подан. И в основном они против поправок. Так что результаты голосования в Иркутской области очень неоднозначные.

Неожиданным оказалось то, что не оправдался прогноз по Иркутску как самой протестной территории. И хотя областной центр показал значительный уровень протестного голосования, но первое место все же у Ольхонского района – там всего 44% одобрения. Это говорит о том, что у нас достаточно сложные процессы происходят в так называемой «глубинке» – сельской местности, где нет крупных населенных пунктов.

Думаю, свою роль в низкой явке сыграло и то, что у нас сейчас регион неблагополучный в плане коронавируса, до сих пор действует режим самоизоляции. Это сбавило не только активность избирателей, но и властей в плане мобилизации населения для голосования. Было бы странно, если бы руководство очень уж сильно агитировало прийти на избирательные участки. Встал бы вопрос – вы одной рукой подписываете самоизоляцию, второй призываете всех голосовать.

  • А вот политолог Алексей Петров считает, что регион проголосовал неплохо, а низкие результаты по явке – это для Иркутской области норма:

- Было бы удивительно, если бы, напротив, мы проголосовали очень активно, как Красноярский край, например, где явка составила 68%. Несмотря на некую оппозиционность, процент голосующих за Конституцию у нас был достаточно высокий – поправки поддержали две трети голосовавших. Причем даже в Иркутске результат в поддержку поправок очень высокий – в областном центре всего несколько участков, где голосование «за» не набрало 50%.

При этом не вижу ничего странного в таких показателях. Когда мы голосуем за Владимира Путина как кандидата в президенты, у нас тоже обычно не очень высокая явка, но его поддержка составляет свыше 50%. А это, фактически, было голосование за новый формат реформ Путина. Это было личное обращение президента, который много раз выступал по всем телеканалам, к своем своему избирателю. И в Иркутской области ему это удалось – пришли на участки те, кто хотел проголосовать за Путина, за редким исключением. Не пришли те, кто никогда не ходит – это процентов 30-40 электората. И около 10%, вероятно, не пришли из боязни коронавируса, неудобного дня недели, жары. В целом – результаты голосования достаточно ожидаемые.

  • Секретарь Иркутского обкома КПРФ по информационно-пропагандистской работе Сергей Чупров считает, что изменений в Конституцию внесены ради одного – для усиления власти нынешнего президента.

– Весь замысел, процедура и технология проведения изменений в Конституцию РФ были подчинены одной-единственной цели – укрепление президентского самовластия, обнуление сроков правления Владимира Путина и снятие конституционных ограничений для его последующего переизбрания. В принципе, абстрактное исключение из Конституции такого ограничения для будущих президентов РФ не встречало бы, на мой взгляд, большого сопротивления у россиян. Но надо же понимать, чем подобного рода голосования оборачиваются для судьбы России в наше время, ее экономики и социальной жизни в ближайшие годы, – комментирует Сергей Чупров.

Вопросы вызывала не сама необходимость изменений главного закона страны, это действительно было необходимо, но процедура их принятия и весь тот фарс, участниками которого стали жители Иркутской области в том числе.

– Я могу подтвердить, что КПРФ с самого начала выступала за то, что Конституция безусловно должна быть изменена, причем, коренным образом. Учитывая, что Конституция 1993 года была ориентирована на крупный олигархат, наши законы и стандарты жизни были подчинены западным стандартам. Тем более, мы помним предысторию реформ, по которым та Конституция проводилась. Я имею в виду кровь защитников Верховного Совета России и многое другое. Поэтому, конечно, мы, коммунисты и сторонники партии, изначально приветствовали изменение Конституции, – продолжил эксперт.

По мнению Сергея Чупрова, люди устали от полунищенского существования и вопиющего социального расслоения.

– Это непостижимо, когда одна из самых богатых по природным ресурсам страна находится на 70-х местах в рейтинге по уровню жизни среди стран мира. Когда в 21 веке у нас в половине больниц нет горячей воды, в одной трети – водопровода. Все это надо приводить в нормальное, цивилизованное состояние. Конечно, мы за. Но не когда все эти аргументы используют как предлог, как завесу, чтобы провести обнуление президентских сроков Путина, – акцентирует Сергей Чупров.

При этом эксперт отмечает, что лично Владимир Путин долгие годы отвергал саму идею изменить Конституцию, о чем свидетельствуют его многочисленные выступления. Он находил вполне весомые доводы в пользу идеи о том, что нельзя менять главный документ страны под отдельные персоны.

– И тут же мы имеем диаметрально противоположный поворот в обратную сторону. Поэтому в итоге мы в КПРФ приняли решение голосовать против. Тем более, что на нашем веку еще не было такого, чтоб мы голосовали где угодно и как угодно: во дворах, машинах, на лавочках, когда можно было проголосовать несколько раз. Кроме того, сами поправки, кроме одной, главной, несущественны. Часть из них уже заложена в самой Конституции, они обозначены в тексте, а другая – не имеет никакого принципиального значения. Более того, там казуистика такая, что вносить изменения нужно с участием Конституционного собрания, а по сути дела, сами же эти изменения вносятся без Конституционного собрания. Плюс, с учетом этих поправок в одной части Конституции международному законодательству отдан приоритет над российским, в другой – наоборот. Подобных вещей в новом документе много. Но самое парадоксальное и печальное в том, что страну довели до того, что теперь приходится поправками закреплять территориальную целостность страны, качественное здравоохранение, образование, культуру, историческую память и так далее. Получается, у нас сейчас ничего этого нет? Выходит, что за 20 лет правления Путина мы всё растеряли и сейчас поправками пытаемся спасти ситуацию, – задается вопросом Сергей Чупров.

Говоря об итогах голосования, Сергей Чупров выразил мнение, что Иркутская область даже при такой массированной пропаганде сохранила свою протестность.

– По имеющимся у меня данным, мы с Хабаровским краем на последних местах по явке. В целом у нас на голосование пришло меньше половины жителей региона, имеющих право на участие в выборах. Люди махнули рукой и не стали играть в игры с властью. Кроме того, почти 35% проголосовавших высказались против поправок. В среднем, это каждый третий житель Иркутской области. Это – весомый результат. Но главное даже не это. Если посчитать, сколько человек в регионе одобряют поправки, мы получим всего 29% от общего количества населения Приангарья, обладающего избирательным правом. Это даже меньше одной трети жителей. А если принять во внимание то, что онлайн-голосование невозможно проверить, а голосование на участках шло непонятно каким образом, мы получим совсем ничтожные цифры. Можно сказать, что Иркутская область на самом деле не поддержала поправки в Конституцию, – считает Сергей Чупров.

СПРАВКА:

  • 44,18% - итоговая явка на голосовании по поправкам в Конституцию в Иркутской области. Свое мнение высказали 824 тысячи 360 жителей региона.
  • До 1 июля – основного дня голосования – мнение выразили более 28% участников плебисцита. В день голосования – около 16%.
  • Самыми активными территориями Иркутской области стали: Баяндаевский (явка – 75,35%), Аларский (70%), Жигаловский (66%) и Тулунский (65,7%) районы, а также Тулун (62,7%).
  • В Иркутске явка составила 38,7%, в Ангарске – 40,9%, Братске – 42,8%.
  • Самым неактивным стал Усть-Илимск, там проголосовали всего 32,3% жителей.
  • Более 50,6 тысяч человек подали заявления о голосовании на дому. Цифры сопоставимы с президентскими выборами 2018 года.
  • Около 90 тысяч человек проголосовали на придомовых территориях.
  • Поправки одобрили 64,28% участников голосования или 529 тысяч 770 человек.
  • Против высказались 34,84% или 287 тысяч 131 житель Иркутской области.
  • Максимальная поддержка поправок была в Тулунском, Братском, Нижнеудинском районах – более 70%, а также в Братске, Тулуне и Нижнеудинске.
  • В Усть-Илимском районе одобрили поправки 70% человек.
  • Наименьшая поддержка поправкам - в Ольхонском (44,6%), Осинском (54,1%), Бодайбинском (57%) и Шелеховском (58%) районах и в Иркутске – 58,6%.

 

 
Отслеживать: Досье раздела
Срок. Ежемесячные обзоры от Сергея Шмидта
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)