ТЕМЫ
Архив
< Август 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Почему проиграл Щапов и выиграл Кобзев? Итоги выборов губернатора Иркутской области-2020 комментируют эксперты

Иркутская область, 15.09.20 (ИА «Телеинформ»), - Иркутская область вновь удивила всех – правда, на этот раз не протестным голосованием. Напомним, 11-13 сентября в регионе прошли губернаторские выборы, на которых уверенную победу (60,7% голосов) одержал Игорь Кобзев, назначенный временно исполнять обязанности губернатора после ухода Сергея Левченко в декабре прошлого года.

Многие ждали, что кампания пройдет в два тура, как на выборах в 2015 году, однако, этого не случилось, невзирая на серьезность намерений соперника – представителя КПРФ Михаила Щапова. Эксперты, опрошенные Телеинформом, сходятся во мнении: игра была честной, без поддавков и подстав. Соперникам удалось удержаться в «рамках приличий» и не скатиться в «чернуху» (что в Иркутской области, увы, происходит сплошь и рядом). Кампания Михаила Щапова была более современной, стильной, ориентированной на интернет. Штаб Игоря Кобзева избрал более консервативную стратегию. Почему же в этих выборах победил «варяг» Игорь Кобзев, и проиграл «земляк» Михаил Щапов? Подробности – в материале Телеинформа.

О плюсах и минусах кампании Михаила Щапова

Политолог, глава коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» (Москва) Евгений Минченко констатирует: Игорь Кобзев одержал достойную победу.

– Отдельно хочу поздравить, помимо самого кандидата, с которым я не знаком, нескольких людей, которые внесли серьезный вклад в его победу. Во-первых, замгубернатора по внутренней политике Андрея Козлова, которого я давно и хорошо знаю и отношусь к нему как к профессионалу высокого уровня. Считаю, что Сергей Сокол очень сильно постарался в качестве руководителя ИРО «Единой России». Достаточно посмотреть, что в тех территориях, по которым Сокол проехался с агитацией за Кобзева, результат выше, чем в целом по области, – подчеркивает Евгений Минченко.

Эксперт отмечает также, что штаб Михаила Щапова провел яркую и интересную кампанию:

– Это первая в история кампания кандидата от КПРФ, которая проводилась преимущественно в социальных сетях. С точки зрения работы с образом она была практически эталонной. Минусы кампании Щапова – это позднее начало, вызванное объективными причинами, это, на мой взгляд, деструктивная активность бывшего губернатора Сергея Левченко, который размывал сигнал, и сознательный выбор самого Щапова вести интеллигентную кампанию без атак на врио губернатора.

При этом результат, полученный Щаповым на этих выборах, более чем достойный, считает эксперт.

– 30%, которые получил Михаил Щапов, а я считаю, что это именно 30%, так как цифры, полученные кандидатом-спойлером Геннадием Щадовым, на самом деле можно к Щапову приплюсовать, – это хороший задел на лидерство. Причем не только в региональном отделении КПРФ, но и в Компартии на федеральном уровне. За такими новыми левыми политиками с новым стилем будущее.

Также эксперт замечает, что образ Игоря Кобзева за время кампании прогрессировал:

– Было видно, что с ним занимались, он стал гораздо лучше выступать, стал менее официозным и более человечным. К концу кампании была хорошая работа с образом. Хотя по креативности кампания Кобзеву уступает кампании Щапова.

Залог победы - личностные качества или «сумма политтехнологий»?

По мнению политолога и публициста Сергея Шмидта, особенность этих губернаторских выборов – в том, что они прошли в один тур, и этот результат кажется вполне естественным и предсказуемым. Но если бы они перешли во второй тур, то это тоже казалось бы естественным и предсказуемым.

– Я первый раз сталкиваюсь с тем, что два разных сценария были одинаково возможными и закономерными, – отмечает эксперт. – У меня нет ощущения какого-то случившегося чуда. Я думал, что у Кобзева будет примерно 55%, а у Щапова – примерно 30%. Я не мог предположить, что Щадов окажется третьим. Мелкие неожиданности имеют место, но в целом – ничего шокирующего.

Также у Сергея Шмидта не вызвала удивления явка – она, по его словам, совершенно традиционная для Иркутской области (32,6%). Эксперт подчеркивает, что знаменитая «иркутская протестность» находится в симбиозе с очень низкой явкой и политической апатией большей части населения. Сам он предполагал, что явка составит примерно треть населения Иркутской области – процента 32. Так и оказалось.

Что касается результата, то у него, акцентирует эксперт, есть структурные причины. То, что Кобзеву удалось – хоть и, скорее всего, временно, – консолидировать вокруг себя наиболее влиятельных представителей региональной элиты, – это очень важно. И в этом – отличие от выборов 2015 года.

– Когда я увидел в штабе общественной поддержки Кобзева Александра Битарова и Алексея Красноштанова, то какому-то СМИ сказал, что, видимо, генерал выиграет в первом туре. Как говорил Наполеон, «бог на стороне больших батальонов», а Битаров и Красноштанов – это большие электоральные батальоны. А когда у нас нет конфликта элит, то нет и электорального протеста, – делится Сергей Шмидт.

Еще один важный момент: против Кобзева работали обстоятельства. Он приехал, будучи «варягом», причем не просто в сложный регион, но в регион, находящийся, как и вся страна и весь мир, в экономически неблагополучном состоянии. Это и падение поступлений в бюджет, и пандемия коронавируса, и так далее.

– Но – мне сразу это показалось, а результат выборов это подтвердил, – на стороне Кобзева были некие личностные особенности, умение завоевывать симпатию людей. Поэтому я должен сказать, что значительная часть голосов, которые он получил, – это результат не политтехнологий, а его персональных навыков, – считает политолог.

Как пример он привел один из таких навыков, сформированный работой Кобзева в структуре МЧС России:

– Он демонстрирует абсолютное самообладание. Задача МЧС-ника – это ни в коем случае не становиться источником паники: панику надо гасить в самом зародыше. Те, кто внимательно наблюдал, как он общался с недружественными людьми, враждебно настроенными, наверное, обратили внимание, что он спокоен. И это спокойствие подхватывается людьми на иррациональном уровне, – считает Сергей Шмидт.

По его мнению, такое поведение тоже добавило ему голосов, поскольку кампания врио губернатора с политтехнологической точки зрения была консервативной – без креативов, без стилистических новшеств, за редким исключением.

– Откровенно говоря, он вошел в «высшую лигу» российских политиков: приехать в качестве «варяга» в такой сложнейший регион, как Иркутская область, работать врио в самых неблагополучных условиях и «вынести» с двукратным счетом конкурента в первом туре – это дано не всем. Причем это первая политическая кампания в его жизни, и она сразу сделала его игроком «высшей лиги». Каким губернатором он будет, я не берусь судить, но в том, что он заслужил эту победу, я уверен абсолютно, – резюмирует Сергей Шмидт.

Кампания с оглядкой на 2015 год

С точки зрения политолога, первого заместителя руководителя регионального исполкома ИРО «Единой России» Дмитрия Мясникова, выборы губернатора-2020 в Иркутской области прошли с оглядкой на предыдущие, которые были в 2015 году.

– Тогда тоже был явный лидер в кампании – Сергей Ерощенко. Однако итоги голосования были совсем другие. Сейчас, понятно, Игорь Кобзев был лидером кампании, при этом вероятность того, что ситуация может измениться, оставалась до конца. Однако это предположение не оправдалось: Кобзев не вызвал заметного протеста, – отметил он.

Кампания Михаила Щапова, по словам эксперта, тоже была достаточно масштабной.

– Кое-где ходят разговоры, якобы он эту кампанию «слил», но ничего подобного. Щапов провел очень неплохую, я считаю, кампанию, и визуально, и содержательно. Например, в Иркутске с середины августа она была гораздо более заметной, чем у Кобзева, – считает Дмитрий Мясников.

Однако у Щапова в активе была единственная идеологема, которая «не сыграла»: «местный – не местный». Как пояснил Дмитрий Мясников, учитывая, что в Иркутской области два последних губернатора были местными и оба вызвали разочарование, этот посыл не дал Щапову существенного роста. За него проголосовало ядро КПРФ, плюс у него как депутата Госдумы существует определенный уровень поддержки в его избирательном округе – эти голоса он и собрал.

– Но Кобзев выступил более чем достойно, на мой взгляд, набрав даже больше, чем я предполагал, – подчеркнул эксперт.

Говоря о кандидате-спойлере – Геннадии Щадове от КПСС, – Дмитрий Мясников предположил, что этот спойлер «погоды не сделал»:

– Я могу привести как аналогию выборы в Иркутском районе, где кандидат-однофамилец забрал у действующего мэра Леонида Фролова чуть ли не четвертую часть голосов. Вот это я понимаю, эффективная технология. Что же до Щадова, который набрал чуть более 4% голосов, то даже если предположить, что все эти люди собирались проголосовать за Щапова, а не за Щадова, кандидату от коммунистов это бы все равно не помогло.

Также Дмитрий Мясников отметил, что в тени губернаторских выборов в Приангарье прошли нынче муниципальные. Никто на них особого внимания не обращал, но, тем не менее, в этом году избирались мэры в 12 муниципальных образованиях – районах и крупных городах. Из них в восьми территориях гонку выиграли единороссы, еще в двух – кандидаты-самовыдвиженцы, поддержанные «Единой Россией». Это, по словам эксперта, был реванш в тех территориях, где выборы были проиграны в 2015 году, как, например, в Усть-Кутском, Братском, Качугском районах.

Смена политических настроений

По мнению политобозревателя Галины Солониной, выборы, прошедшие в Иркутской области 11-13 сентября, продемонстрировали смену политических настроений у населения Иркутской области. Если прежде доминирующим мотивом при голосовании был протест (долгое время приносивший существенные дивиденды КПРФ), то теперь маятник качнулся в другую сторону: теперь люди голосуют за стабильность, конструктивную повестку и взаимодействие с федеральным центром, уверена эксперт.

Кандидат от КПРФ Михаил Щапов – это, образно выражаясь, представитель «партии политической войны. Игорь Кобзев – «партии политического мира», с его персоной ассоциируется приостановка (а по оптимистичным прогнозам – и вовсе прекращение) затяжного межэлитного конфликта в Иркутской области, перезагрузка взаимоотношений с федеральным центром, считает политобозреватель.

- Парадоксом этой избирательной кампании оказалось то, что именно КПРФ мобилизовала электорат своего политического врага – «варяга» Игоря Кобзева, развязав против него в последние две недели перед выборами целую кампанию по дискредитации, - отмечает Галина Солонина. - Избиратели, уставшие от «разоблачений», пошли голосовать за кандидата, который отказался от подобной тактики. Теперь востребована повестка действий, а не слов: тот кандидат, который предложил внятную, реалистичную программу развития, показал свои возможности для ее реализации, и получил голоса в поддержку.

То, что теперь в Иркутской области доминируют позитивные политические настроения и что победа Игоря Кобзева укладывается именно в эту парадигму, подтверждается и прочими выборами, прошедшими в регионе в эти дни, акцентирует эксперт. В частности, состоялись 12 муниципальных кампаний по выборам мэров городов и районов, и в восьми случаях победа досталась официальным кандидатам «Единой России», а еще в четырех – самовыдвиженцам, часть из которых были напрямую поддержаны либо Игорем Кобзевым, либо «Единой Россией».

- Ни одного кресла не досталось ни КПРФ, ни ЛДПР, тогда как прежде они регулярно «брали города и веси». Более того, своих постов лишились несколько мэров от оппозиции: член ЛДПР Тамара Климина, действующий мэр Усть-Кутского района, оказалась на третьем месте, уступив двум самовыдвиженцам – Сергею Анисимову, поддерживаемому врио губернатора Игорем Кобзевым, и Александру Душину, поддерживаемому «Единой Россией». Мэр Братского района, коммунист Алексей Баловнев уступил свое кресло единороссу Александру Дубровину, - замечает политобозреватель.

Сейчас всем политическим силам, в преддверии кампании по выборам депутатов Госдумы, необходимо пересмотреть свою стратегию и, как показывает опыт, полученный 11-13 сентября, тактику ведения кампании. Старые клише не работают, после дискредитации лозунга коммунистов «услышу голос каждого» люди перестали верить словам и требуют дел. Невостребованными оказались и «модные», чудаковатые элементы ведения кампании, какие были продемонстрированы командой кандидата Михаила Щапова. А вот классическая кампания Игоря Кобзева получила поддержку населения. Это – демонстрация запроса на стабильность, отмечает эксперт.

Не быть «слоном в посудной лавке»

По мнению политолога, главного редактора газеты «Байкальские вести» Юрия Пронина, на результатах этих выборов сказались все те преимущества, которыми обладал Игорь Кобзев:

- Во-первых, это поддержка со стороны президента. Во-вторых – его связи в Москве, в министерствах, ведомствах – это имеет большое значение. Третье – то, что он сам очень активно работал в течение этих девяти месяцев, побывал во многих городах и районах. При этом он был не просто активным, а с толком активным. При том, что Кобзев сам из силовых структур, но дров он не ломал. Проявил себя в достаточной степени политиком, там, где нужно – дипломатом. Приобретал союзников, вел диалог с различными представителями политических сил. Не был «слоном в посудной лавке». Далеко не у всех представителей силовых структур получается так проявить себя на политической стезе. Пример этого – действующий глава МЧС Евгений Зиничев, которого тоже сначала попробовали на место губернатора Калининградской области, но ему не хватило способности именно вести себя публично. И таких примеров очень много. Но Игорь Иванович в этом плане выгодно отличался. Все это дало ему старт для победы.

Но результаты голосования по Осинскому и Эхирит-Булагатскому районам говорят о том, что есть отдельные недоработки, сказался возможный корпоративный фактор – у Щапова там имеются аграрные предприятия, наверное, он и кампанию там вел более эффективно. А для Кобзева это повод обратить дополнительное внимание на эти территории в плане социально-экономических проблем.

Сценарий, что Кобзев выиграет в первом туре, был все же вероятнее двух туров. Но некоторая атмосфера неопределенности, конечно, была. Но Кобзев прибавил в последние дни очень активно. Тем более, что приезжали различные федеральные министры – Хуснуллин, Матыцин, Решетников. В последнюю неделю была заключена целая пачка соглашений о сотрудничестве – с «Полюсом», «Илимом», министерством спорта и так далее.

Что касается Михаила Щапова, то для будущих выборов в Госдуму, а он наверняка планирует в них участвовать, результат не такой уж и плохой. Тем более, что кампания велась корректно, по стандартам – по крайней мере, по сравнению с предыдущими кампаниями в Иркутской области. Если и были какие-то не совсем хорошие вещи, то они шли только фоном, не мейнстримом – не огромными тиражами. Личных оскорблений или просто высказываний у кандидатов в адрес друг друга не было. В результате, я считаю, у Кобзева и Щапова сохраняются рабочие отношения, что полезно для Иркутской области – Щапов активный депутат. Так что я не исключаю сотрудничества губернатора Кобзева со Щаповым в интересах Иркутской области.

У Михаила Щапова результат неплохой, но он мог бы быть выше – однако у него были проблемы с узнаваемостью. Все-таки активную кампанию он начал поздно, не настолько был известен за пределами своего округа. Тем более, что у нас вообще внимания к депутатам Государственной думы меньше, чем к представителям исполнительной власти. Кроме того, Щапов свою позицию не сильно педалировал. Он играл на том, что «я местный, а Кобзев – приезжий варяг». Если бы это делалась в грубой форме, то, конечно, кампания приобрела бы несдержанный характер, но зато большее число избирателей увидело, что существует эта дилемма. А во-вторых – маловато было сказано, что он очень хорошо голосовал в Госдуме по многим вопросам, это все шло вторым фоном. А ведь он вообще один из немногих депутатов, которые были против пенсионной реформы, увеличения НДС, не поддержал ограничения на интернет, которые, кстати, поддержало даже большинство фракции КПРФ. Но он на этом всем не стал заострять внимание.

Кампания у него была очень рафинированной, стильной – более рафинированной и стильной, чем у Игоря Ивановича – тем самым ориентированная, как ни удивительно для кандидата в КПРФ, на довольно узкий электорат – достаточно продвинутый.

О блиц-факторе и начале «новой политической эпохи»

Историк, научный директор Иркутского МИОН Дмитрий Козлов отмечает, как важнейший фактор губернаторской кампании, ее быстротечность, что наложило отпечаток на все происходящее:

– В шахматах есть понятие «блиц», которое подразумевает, что игрок должен делать умные ходы за ограниченное количество времени. Важно не просто доказать, что ты умный, а сделать это как можно быстрее. Ограниченность времени – это очень серьезный вызов для построения избирательной кампании. Кандидаты по-разному ответили на него, – говорит эксперт.

Для Игоря Кобзева это стало «продолженным блицем», потому что он и так в «блиц»-режиме прибыл в Иркутскую область по назначению.

– Многие наблюдатели говорили, что его выборная кампания была банальной и скучной, но вместе с этим она оказалась действенной. Она во многом была связана с его обычной работой, обращением к населению, решением их проблем, – считает Дмитрий Козлов.

Для Михаила Щапова быстротечность стала вызовом: от него потребовалось «на-гора» выдать результат, «удивить». Он отправился по области, выпустил смелые АПМ. Однако, отметил эксперт, результат принесло не «удивление», а «проверенность».

Также Дмитрий Козлов отметил «пандемичность» кампании:

– Здесь я как эксперт прогадал. Я думал, что эта заряженность людей и их реакция на окружающие изменения, связанные с пандемией COVID-19, приведет к росту случайных реакций и в политике, и во время избирательной кампании. Но люди предпочли сохранить статус-кво и существующую власть. Михаил Щапов в этом случае не мог никак среагировать – это была обычная ситуация обычного кандидата.

Третий характерный момент – это «цивилизованность» кампании, по большому счету, она вышла довольно спокойной. Некоторые случаи «чернухи», конечно, были, но, по мнению Дмитрия Козлова, существенного влияния не оказали. К тому же, само голосование тоже в целом прошло гладко, без явных вбросов, особенно если сравнивать с выборами в других регионах, например, в Краснодарском крае.

– Выборы, по большому счету, были чистыми. Иркутск доказал свою интеллигентность в политическом смысле, был момент уважения кандидатов друг к другу и отсутствие заряженности на «мочилово», – считает эксперт. – Но, тем не менее, несмотря на это, выборы были конкурентными, их результат до последнего дня был неясен, речь шла о том, быть ли второму туру.

Последняя, пятая, особенность заключается, по мнению эксперта, в том, что эти выборы – «разделительные», которые обозначают некое окончание эпохи. Некоторые эксперты, отметил историк, отсчитывают ее с протестных выборов мэра Иркутска, когда победил Виктор Кондрашов. Сам Дмитрий Козлов ее отсчитывает с 2006 года, когда иркутяне выступили против строительства нефтепровода ВСТО рядом с Байкалом. Нынешний расклад – это изменение политического дизайна в регионе: какая-то эпоха закончилась в 2020 году, и начинается новая. Какая именно – пока большой вопрос.

Также Дмитрий Козлов дал оценку кандидатам в губернаторы:

– Если говорить о победившем Игоре Кобзеве, то он, безусловно, заслуживает уважения. Он оказался в сложнейшем регионе. Мы увидели, с одной стороны, шаблонную кампанию, но с другой – узнали, что он способен импровизировать, выходить из-под контроля и реагировать на меняющуюся обстановку. Но здесь следует отметить, что в его распоряжении был огромный ресурс, в том числе административный, которого не было у противоположной стороны. Однако ресурс – ресурсом, но им надо уметь распорядиться. И в этом смысле Кобзев произвел впечатление человека, который очень быстро учится, ориентируется. Во многом его МЧС-овские навыки превращаются в способность руководить, ставить проблемы, решать их и добиваться отклика у центра.

Если говорить об основном его конкуренте Михаиле Щапове, то здесь другая ситуация. Он – действующий политик, депутат Госдумы, функционер КПРФ. Впрочем, с точки зрения эксперта, Щапов тоже заслуживает уважения: 25% голосов, которые он набрал – это значительное число людей. Несмотря на то, что он проиграл, выступил он с честью и достоинством, достаточно осмысленно построил программу, считает Дмитрий Козлов. Четверть проголосовавших – это немалое количество от общего электората и значимый голос оппозиции.

– Многие эксперты говорили, что у Щапова был достаточно низкий рейтинг узнаваемости. Но я думаю, что в ходе этих выборов этот рейтинг повысился, – предположил историк. – То есть, как Игорь Кобзев шагнул в категорию «политических тяжеловесов», выиграв выборы, так то же самое можно сказать и о Михаиле Щапове, который «утяжелил» себя на политической арене.

Вместе с тем, основная проблема Щапова – это взаимоотношения с предыдущим губернатором и в целом отношение к «наследству» Сергея Левченко. Регион по-разному оценивал предшественника Игоря Кобзева: у его губернаторства есть как ярые сторонники, так и противники и критики. Потому во многом Щапов был заложником ситуации, в которой Левченко – его старший коллега по партии, в отличие от Кобзева, дистанцировавшегося от «Единой России». Он должен был так или иначе реагировать на Сергея Георгиевича [Левченко], причем эта реакция должна была стать частью его самого:

– То есть, это как некий костюм, который ты не сам себе шьешь, но ты его должен носить. И если он тебе, скажем, мал, или висит, а у тебя проблемы и быстротечная кампания, то тебе достаточно сложно вырулить, – приводит Дмитрий Козлов образное сравнение. – Щапов мог бы, конечно, и отказаться от этой ситуации, от участия в выборах, но тогда он бы ушел в неизвестность. Так что те проценты, которые он набрал, дорогого стоят.

Кратко Дмитрий Козлов высказался и об остальных участниках выборной гонки – Андрее Духовникове (ЛДПР), Ларисе Егоровой (Справедливая Россия) и Геннадии Щадове (КПСС).

– Парадоксально, но кандидат-спойлер занял третье место по голосам. Он обошел лидеров двух других партий – либералов и эсеров. Причем, кстати, ЛДПР после Фургала и Хабаровска сейчас на информационном хайпе, но в Иркутской области партия показала полный провал. С моей точки зрения, в силу бэкграунда Щадова и известности, его спойлерство – не последнее слово в иркутской политике. Думаю, мы сможем еще удивиться, например, на выборах в Государственную думу, – предположил эксперт. – Что касается Андрея Духовникова и Ларисы Егоровой, то их остается только пожалеть: результаты разгромные.

В заключение Дмитрий Козлов отметил, что избранного губернатора остается поздравить с победой и пожелать ему исполнения мечт, «потому что ему не позавидуешь»:

– Он становится губернатором в совершенно жуткой ситуации. Ее ужас начинается с проблемы секвестирования регионального бюджета, который почти наверняка, по-моему, будет не бюджетом развития, но бюджетом выживания. Впереди – экономически неблагоприятная ситуация и в целом по стране, и нельзя представить, что у нас в отдельном регионе будет скачок и рывок, – отметил историк.

С другой стороны, по мнению Дмитрия Козлова, Кобзев уже показал себя «мастером интриг в хорошем смысле» в плане решения проблем с возможными конкурентами на губернаторство – Сергеем Соколом, Дмитрием Бердниковым. По словам эксперта, Кобзев грамотно вписался в региональные расклады.

– В «аппаратных играх» он доказал свою принадлежность к «высшей лиге», но дальше возникает вопрос решения проблем долгосрочного развития. Здесь – большой вопрос. Но все-таки будем верить авансам об обращенности федерального центра к Иркутской области, что он не забудет о расположенности к региону. Повторюсь, тут важно не забывать о 25% Михаила Щапова: регион доказал, что может выбирать и сопоставлять, а значит, может и попросить отчитаться за сделанный выбор. Но я думаю, что будет, чем отчитываться, – подытожил Дмитрий Козлов.

Губернатор надежды

Политолог Константин Калачев констатирует, что концепция «варяг против местного» не очень эффективно сыграла в этом политическом сезоне. Не важно, приехал кандидат в регион или родился здесь, важно, чтобы вкалывал на благо жителей Иркутской области. В том числе и поэтому кампания Михаила Щапова, построенная на этом противопоставлении, не возымела должного результата.

– Против Щапова сыграло и то, что два штаба – непосредственно Щапова и экс-губернатора Сергея Левченко – не работали в унисон. У них не получилось партийно-политической мобилизации. Также может быть, что на рейтинге Щапова сказался антирейтинг Левченко. Но даже не это главное. Ключевой фактор в том, что мобилизационные проекты штабом врио (Игоря Кобзева) были проведены наиболее эффективно. Административная мобилизация, мобилизация потенциальных избирателей и зависимых избирателей – при невысокой явке это работает очень эффективно, – отметил Константин Калачёв.

Эксперт считает, что исход кампании решился буквально в последнюю неделю. Последняя предвыборная социология показывала, что велика вероятность второго тура, уверяет Калачёв.

– Но что-то в настроениях изменилось. Может быть, повлиял характер активности Кобзева. Он сам на последней неделе ловил черных лесорубов. Может, это произвело на кого-то впечатление – его решимость и личное участие. Может быть, Щапов не докрутил. Он ведь вел очень осторожную кампанию, чтобы Москва видела не слишком сильную его волю к победе, чтобы он не стал вторым Фургалом. На тот случай, если бы его вынесло во второй тур, можно было сказать, что так сложилось настроение избирателей, – добавляет политолог.

Константин Калачев считает, что кампании Михаила Щапова не хватило драйва, куража и убедительности, но главное – воли к победе. Рассчитывать на протест избирателей можно было только с оговоркой, потому что протест имеет место только тогда, когда у политика-оппонента есть серьезный антирейтинг.

– Но откуда у Кобзева мог взяться высокий антирейтинг? Он еще ничего не сделал, ничего не продемонстрировал. Он начал с чистого листа. Поэтому для протестного избирателя идти голосовать против Кобзева – мотив неочевидный, – считает эксперт.

Политолог уверен, что Игорь Кобзев стал «губернатором надежды»:

– Но станет ли он губернатором результата – большой вопрос. У него выстроены отношения с федеральным центром, человек демонстрирует решимость в наведении порядка, он лично ездит по районам. Все эти характеристики, несмотря на шаблонность и невнятность кампании, может, в последнюю неделю были раскрыты и сделали свое дело. Кроме того, на пользу Кобзеву сработало трехдневное голосование. Можно было бы говорить о том, что были административные перегибы, но не было ничего такого явного, что могло бы поставить под сомнение волеизъявление жителей Иркутской области. У Игоря Кобзева победа чистая. Другой вопрос в том, что в Приангарье ни один губернатор не держится больше одного срока. И тот самый протест, он никуда не ушел, он остался на кухне.

Так что теперь всё зависит от самого Игоря Кобзева. Все ожидания, связанные со сменой власти, а также окончательное отношение к новому-старому главе региона сложится в течение ближайшего года или двух. И это – главный вызов, главная угроза для Кобзева.

– Нет универсальных людей, есть универсальные команды. Некоторые уже поздравляют с победой Кобзева Александра Битарова, я видел в соцсетях. Можно констатировать, что перед Игорем Кобзевым остается проблема выстраивания отношений с элитами, проблема выстраивания отношений с населением и он должен проявить себя. Если ему не удастся, следующие же выборы в Иркутской области могут вновь стать протестными. Есть груз обещаний, но насколько они выполнимы? – задается вопросом эксперт.

Константин Калачёв также добавляет, что теперь рейтинги Кобзева и Щапова – это сообщающиеся сосуды. Если ожидания, связанные с Кобзевым, не исполнятся, если не будет сдержанных обещаний, рейтинг Игоря Ивановича начнет падать, а Щапова наоборот - расти. Избиратели могут решить, что они, во-первых, сделали неправильный выбор, а во-вторых, надо теперь компенсировать Щапову поражение. Поэтому, считает политолог, у Михаила Щапова есть все шансы переизбраться в Государственную Думу в следующем году.

– Щапов может использовать тот задел, который создан сейчас, плюс привлечь новых избирателей, которые голосовали за Кобзева и теперь почувствуют, что должны Щапову некий «утешительный приз», – убежден эксперт.

Риски больших ожиданий

Политолог, региональный координатор движения в защиту прав избирателей «Голос» Алексей Петров сдержан в оценках результатов голосования:

– Виды на второй тур были фифти-фифти – часть ожидала, что будет второй тур, часть говорила, что он победит с результатом 50 с небольшим. В моем понимании то, что произошло, в том числе вечером воскресенья, – это была приятная неожиданность для штаба Кобзева. Думаю, они все наделись на успех, но с показателем 50 процентов с небольшим, а избиратель оказался к нему более щадящим и лояльным, чем даже штаб кандидата думал.

Так что уровень поддержки Игорь Кобзев получил серьезный, и оправдать доверие ему будет достаточно сложно. Потому что обещаний дано много, и теперь надо будет думать, как это разгребать, как это исполнять. Надо понимать, что все наказы, которые он взял на себя в муниципалитетах, где успел побывать – а это достаточно много территорий – теперь нужно выполнить. Сейчас нужно все это вносить в бюджет, работать активно с правительством, с депутатами, потому что все это достаточно серьезно в том время, когда все говорят о сокращении, секвестровании бюджета. Так что Игорю Ивановичу придется сейчас реально очень тяжело.

Относительно территориальных раскладов по голосованию за Кобзева эксперт выражает недоумение результатами в некоторых муниципалитетах:

– Что касается высоких результатов, то в Тулуне они у Кобзева были ожидаемы, а вот почему Братск так проголосовал – это для меня несколько неожиданно. У него в рамках избирательной кампании была не слишком выраженная повестка про Братск, мягко говоря. То же самое и с Усть-Илимском. Это значит, что жители этих северных городов почувствовали, что и до них дойдет рука спасателя, поэтому им тоже что-то должно перепасть в ближайшее время. Это говорит о том, что есть большой запрос и ожидания от новой региональной власти.

Тренд на стабильность

Политический консультант Владислав Шиндяев отмечает, что, голосуя за Игоря Кобзева, жители Иркутской области проголосовали за стабильность. Тот факт, что врио губернатора одержал уверенную победу, означает, что люди устали от напряжения, войн и противостояний. В регионе хотят стабильности, конкретных дел, решений и перспектив для развития.

– Выборы в Иркутской области прошли полностью демократично. Мы увидели, что зарегистрировали представителей всех партий, которые заявили своих кандидатов на выборы. На кампанию и ее результаты оказали влияние два фактора. Первый – усталость от каких-либо предвыборных процессов в принципе. В этом году выборы губернатора – это второе серьезное голосование в Приангарье, первым стало голосование по поправкам в Конституцию. Оба они проходили в режиме коронавируса, который тоже оказал серьезное и сложное воздействие. Чтобы обеспечить безопасность жителей, голосование шло несколько дней. Многие думали, что это повлияет на явку. Кандидаты смогут дополнительно мобилизовать своих избирателей. Однако мы увидели, что количество избирателей в сравнении с 2015 годом не сильно изменилось. Явка в 2020 году была чуть выше, чем на прошлых губернаторских выборах. Вообще оценивать явку и сравнивать ее с прошлыми выборами нет особого смысла, потому что в 2015 году, например, тоже была серьезная конкурентная кампания, однако она проходила совсем в иных условиях, – отмечает Владислав Шиндяев.

По мнению эксперта, губернаторские выборы 2020 года были сложнее, чем любые другие, так как проходили в три дня. Это создало серьезную нагрузку как на избирательные комиссии, так и на штабы у двух основных кандидатов, которые боролись за губернаторское кресло. На участках присутствовали наблюдатели от Михаила Щапова, Игоря Кобзева и Общественной палаты Иркутской области.

– Наличие наблюдателей и оперативная работа со штабами показали, что все вопросы, которые касались проведения досрочного голосования в пятницу и субботу, и основного дня голосования, были разобраны еще в процессе выборов. Все сомнения, все вопросы нарушений, либо просто информационных вбросов, полностью отрабатывались территориальными избирательными комиссиями. По каждому из сообщений была дана правовая оценка, каждое сообщение было рассмотрено, несколько жалоб было удовлетворено. Сейчас мы можем с уверенностью сказать, что серьезных нарушений не было, выборы полностью законны. Результаты легитимны, – уверен Владислав Шиндяев.

В финале итоговую победу одержал врио губернатора Игорь Кобзев.

– При анализе результатов в голову приходит мысль, что люди, голосуя за врио, выбирали именно стабильность. Выбирали решение конкретных вопросов, выбирали того, чью работу они уже в рамках действующего руководства региона знают. Игорь Иванович успел за 9 месяцев показать, каким образом он выстраивает свою работу. У нас начали решаться многие вопросы касательно Тулуна, Байкальска, Усольехимпрома. В течение всей весны и лета оперативно решались вопросы тушения лесных пожаров. Начали выстраиваться отношения с муниципалитетами. Это также сыграло роль. Кроме того, Игорь Иванович продемонстрировал эффективное выстраивание взаимодействия с федеральным центром. Впервые за многие годы огромнейшее количество федеральных министров обратило внимание на проблемы Иркутской области. Многие из затяжных моментов начали решаться. Где-то создались предпосылки для решения вопросов. Я уже и не говорю о создании Суворовского училища в Иркутске. Мы все переживали за судьбу корпусов бывшего ИВВАИУ. В течение многих лет собирали подписи, с помощью различных политиков обращались в Минобороны и только при врио губернатора Игоре Кобзеве этот вопрос начал двигаться с мертвой точки. В следующем году на территории ИВВАИУ у нас должно открыться Суворовское училище. Люди выбрали то, что для них понятно, то, что наиболее приемлемо и создает надежду на то, что их жизнь не будет меняться в худшую сторону, скорее, наоборот. Многие вопросы начнутся меняться в положительную сторону, – поделился мнением эксперт.

Комментируя, почему КПРФ не удалось повторить успех 2015 года, Владислав Шиндяев отметил, что несмотря на эмоциональную и креативную кампанию Михаила Щапова, люди, возможно, не поняли, каких конкретных действий и решений ждать от Михаила Викторовича в качестве руководителя региона. В головах жителей Приангарья не сложилось четкого образа и понятного алгоритма действий Щапова в случае победы. Да и объективно в связи со сжатыми сроками проведения кампании у кандидата от КПРФ на это просто не хватило времени. Тогда как в отношении Кобзева ответы на все вопросы перспектив будущего управления регионом оказались ясны.

Не скатиться в «чернуху», уважать соперника

Политконсультант и генеральный директор московского коммуникационного агентства ACTOR Дмитрий Еловский считает, что официальные штабы обоих кандидатов и сами кандидаты постарались сделать эту кампанию максимально спокойной и максимально негрязной.

- Все было направлено на достаточно конструктивную работу, оба кандидата вели интеллигентную кампанию, не скатывались во взаимную жесткую критику и вообще старались делать упор на своих программных тезисах, на том, что они реально предлагают избирателям, - отмечает эксперт. - К сожалению, грязи в кампании избежать не удалось. Провоцировали ее не те ядра штабов, которые у обоих кандидатов были, а люди, которые просто пытались обоих кандидатов втянуть в беспредельный конфликт, заставить их перейти к тотальной войне друг с другом. Всегда есть группы интересов, которые не включены непосредственно в кампанию, но пытаются оказать на нее влияние. С обеих сторон, и со стороны Игоря Кобзева, и со стороны Михаила Щапова такие группы были. Это были люди, которые не были включены в кампанию и не управляли ею, но при этом пытались на нее повлиять. Эти группы пытались стравить между собой кандидатов и репутационно уничтожить друг друга.

Если очистить от различных интернет-набросов, фальсификаций и прочего обе кампании, то в итоге окажется, что и тот, и другой кандидат постарались и эту задачу выполнили – не скатиться во взаимную критику и чернуху. Для Иркутска и Иркутской области это, фактически, впервые – кампания, построенная на взаимном уважении, взаимном признании права на то, чтобы вести кампанию спокойно. Это важный момент. Возможно, в политической культуре Иркутской области появится это как прецедент и, возможно, в дальнейшем она изменится. Есть некоторая надежда, что в будущем кампании будут проходить так же остро, как и раньше, но без жесткой чернухи, без грязи от именно кандидатов и их штабов, - считает Дмитрий Еловский.

 
Отслеживать: Досье раздела
Срок. Ежемесячные обзоры от Сергея Шмидта
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)