ТЕМЫ
Архив
< Октябрь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Политтехнологический ящик Пандоры: черный пиар в Иркутской области проанализировали эксперты

Москва-Иркутск, 05.08.16 (ИА «Телеинформ»), - Черный пиар как инструмент предвыборной борьбы возвращается, и Иркутская область – в числе регионов, где это проявляется довольно ярко. Каковы причины этого? Какими будут последствия? Какие приемы черного пиара задействуются в ходе нынешних выборов в Госдуму в Иркутской области? Своим мнением об этом по просьбе Телеинформа поделились региональные эксперты и наблюдатели.

Напомним, Институт глобализации и социальных движений (руководит которым Борис Кагарлицкий) 3 августа презентовал доклад «Выборы 2016. Чёрный PR: от больших ожиданий к крупным провалам». Документ был подготовлен на основе анализа свежего опыта избирательных кампаний в регионах. Среди территорий, попавших в зону внимания, оказалась и наша область. "Ситуация в Иркутской области показывает, что технологии «черного пиара» активно применяются не только против оппозиции, но и против кандидатов «партии власти» - так, в регионе атаке подверглись кандидаты от «Единой России»", - констатируют эксперты.

- Ситуация в Иркутской области разрушает характерный для части столичных политологов стереотип, что за распространением черных предвыборных технологий непременно стоят представители центральной власти. Региональные элиты повсюду «играют, как умеют», используя более или менее простые приемы вне зависимости от того, какая партия формально находится у руля. Очевидно, что технологии управления выборами, применяемые в других регионах, полностью воспроизводятся в Иркутской области, но теперь уже против ЕР. Местные политологи уверены, что Приангарье подтвердит статус столицы черных предвыборных технологий, - отмечается в исследовании.

Федеральные аналитики в качестве примера приводят следующие факты: изготовление и распространение материалов очерняющего содержания в спецвыпуске газеты «Байкальские вести» тиражом 300 тысяч экземпляров, направленных против действующего депутата от ЕР Сергея Тена, а также спецвыпуска газеты «Прибайкальский край» против другого представителя «Единой России» - Олега Канькова. В том же ряду стоят и хакерские атаки на сайты Благотворительного Фонда им. Юрия Тена, на сайты кандидатов-одномандатников от ЕР, которые были взломаны.

Аналитики Института глобализации также обращают внимание на специфику Иркутского региона, где губернатор-коммунист, недавний представитель системной оппозиции, теперь обладает административным ресурсом. «Губернатор области Сергей Левченко прибегает примерно к тем же методам управления, что и его коллеги в Оренбуржье, с той лишь разницей, что на сей раз в роли притесняемых оппозиционеров оказываются единороссы», - отмечается в докладе. Аналитики делают вывод, что в данном случае административный ресурс будет работать против «Единой России» и ее кандидатов по одномандатным округам.

Региональные аналитики не во всем согласны с федеральными, однако, также отмечают нешуточный накал борьбы в Иркутской области.

  • По мнению политолога, доцента кафедры мировой истории и международных отношений ИГУ Сергея Шмидта, ящик Пандоры в виде активного использования всевозможных деструктивных технологий открыли на прошлогодних губернаторских выборах. В этом году история продолжается:

- Сначала несколько слов об авторах доклада. Борис Кагарлицкий – очень известный, уважаемый, особенно в левых политических кругах, исследователь и публицист. К слову сказать, будучи студентом-первокурсником, я был на его ярком выступлении в Иркутске в 1989 году. Институт глобализации и социальных движений, возглавляемый Кагарлицким, действует почти 10 лет и интерес к его аналитическим докладам разделяют как представители политической, так и представители научной среды. Быть может, этот интерес прежде не возникал в Иркутске, ибо, признаться, не припоминаю, чтобы в докладах института раньше как-либо звучал наш регион. Да и вообще москвичи, как известно, обращают внимание на отдаленные регионы только в самых чрезвычайных случаях. Теперь наш регион отмечен в докладе института, мягко говоря, не в самом благоприятном свете. Наверное, это тот самый случай, когда Иркутскую область разглядели из Москвы. Но мы, что называется, дали повод.

Почему Иркутская область оказалась в докладе, посвященном черному пиару – иркутянам, наверное, объяснять не надо. Судя по всему, интерес к нашему региону возник у экспертов института еще в прошлом году, когда на губернаторских выборах компрометирующие технологии у нас применялись очень активно. Не хочется затевать разговор на тему, какая из сторон превзошла другую в чернухе. С моей точки зрения, до первого тура выборов в этом деле явно доминировала сторона будущего победителя – штаб Ерощенко скорее игнорировал выпады. Однако перед вторым туром попытка спасти ситуацию стороной Ерощенко тоже вылилась в довольно жесткий черный пиар в отношении оппонентов.

У меня сложилось ощущение, что до губернаторских выборов в нашей области в политтехнологическом сообществе доминировало представление о том, что черным пиаром выборы после 1990-х уже не выигрываются. Они могут использоваться для того, чтобы повлиять на 5-6 процентов избирателей, голоса которых, правда, могут оказаться важны в случае относительного равенства электоральных сил, они могут использоваться с целью вывести из себя и заставить, что называется, «потерять лицо» оппонентов. Но в основном результат достигается не за счет черного пиара. По крайней мере, мне неоднократно приходилось слышать подобное от работников политтехнологического цеха. После прошлогодних выборов в Иркутской области отношение к черному пиару среди политтехнологов могло измениться. Его вновь воспринимают как эффективное, способное определить исход выборов оружие. И, разумеется, в штабах нынешних участников выборов велик соблазн применить его именно там, где оно совсем недавно сработало – то есть, в Иркутской области.

Как справедливо замечено в докладе института, прецеденты подобного в области уже произошли. Причем, некоторый парадокс ситуации заключается в том, что пока основные выпады сделаны против кандидатов от партии действующей власти – Канькова и Тена. Более того, это происходило на стадии праймериз самой партии действующей власти и по сведениям, которые корректно назову «неподтвержденными», спонсорами чернухи выступали не столько конкуренты-единороссы, сколько сторонние политические силы. То есть те, кто был заинтересован в том, чтобы на праймериз «Единой России» победили слабые политики, с которыми было бы комфортнее состязаться непосредственно на выборах в Думу.

Не впадая в эмоции, следует признать, что черный пиар является неотъемлемым элементом конкурентной политики. Более того, убежден, что практически невозможно выстроить эффективные юридические барьеры против черного пиара. Однако экспертная оценка политтехнологических приемов как «черного пиара», озвучиваемая как реплика в общественно-политической дискуссии вокруг выборов, не просто допустима, но и, на мой взгляд, необходима. И если такие оценки помогут гражданам критичнее относиться к компромату, оскорблениям, вмешательству в личную жизнь, уничижительному стёбу, а также к более тонким технологиям так называемого «мочилова», они будут более, чем полезны. Именно в этом ключе рассматривает свою деятельность группа гражданской экспертизы «Собственный выбор», участником которой я являюсь. Чего уж, не буду скрывать, что участникам группы очень приятно, что она упомянута в докладе.

Поясню сказанное выше на простом примере из политической жизни в Иркутской области. Мастера черного пиара действительно научились компрометировать конкурентов, не оставляя возможностей для судебных исков. Никакие юридические ограничения не могут помешать штабу кого-либо из кандидатов организовать выдвижение на выборы от увядающей политической партии родного брата основного конкурента, с которым тот находится в конфликте. Дабы брат «по-братски» поносил этого конкурента, плюс «отъел» какую-то часть голосов тем, что избиратели будут просто дезориентированы наличием двух одинаковых фамилий в бюллетене. Однако публичное экспертное разоблачение истинного политтехнологического предназначения этого трюка «брат на брата пошел» может помочь избирателю определиться с собственным выбором без помощи юристов.

Еще раз отмечу, что деятельность «Собственного выбора» направлена на мотивирование избирателя к собственному противостоянию манипуляциям, она апеллирует к его собственному критическому мышлению. Именно такой смысл вкладывали участники группы в ее название, отказавшись от использования надоевших словосочетаний вроде «свободные выборы» или «чистые выборы», акцентировав тот момент, что выбор должен быть в первую очередь «собственным». Участники группы полностью допускают, что граждане могут не согласиться с их оценками тех или иных избирательных технологий. Наша цель – так или иначе, помочь гражданам подвергнуть критический рефлексии технологии, с помощью которых пытаются обращаться с ними мастера политтехнологического цеха.

Также замечу, что черный пиар не интересуется слабыми политиками. Он всегда используется только против сильных. В каком-то смысле его использование является четким индикатором того, что его объект - это политик, который действительно что-то способен сделать во власти. Именно поэтому легко спрогнозировать, что в прицеле черного пиара у нас могут оказаться не только упомянутый Сергей Тен, но и коммунист Щапов, идущий на выборы против упомянутого Канькова. Да, сильные политики должны уметь держать удар, в том числе и чернопиаровский. Избиратель может оценить (а может, впрочем, и не оценить), как они умеют это делать. Ну а уж пытаться по мере сил мотивировать избирателей к выработке собственных оценок происходящего в политике - это долг не столько экспертный, сколько гражданский.

  • Михаил Васильев, председатель регионального отделения ПАРНАС, также отмечает, что черный пиар направлен прежде всего против сильных политических игроков:

- Могу оценить положение с чёрным пиаром в области только с точки зрения себя, как кандидата и партии «ПАРНАС» в целом. В качестве сотрудника партии я в прошлом году помогал на выборах в Бердске. Там схема была такая: пока кандидат не достиг значительного рейтинга, никакие чёрные технологии против него не применялись. Обычно всё заканчивалось на конфискации агитационных материалов из почтовых ящиков, срывании с досок объявлений информации о встречах и прочем. Это не считается чёрными технологиями, а просто блокированием работы штаба. Как только кандидат явно достиг значимых показателей рейтинга против него пошли вбросы откровенной «чернухи». Выдумали связь кандидата с Госдепом и какими-то сектантами. «Если вы проголосуете за Егора Савина, в ваши двери постучатся сектанты, и вы лишитесь своих домов».

Думаю, что в нынешний избирательный цикл может всё повториться. Пока от кандидатов «ПАРНАСа» не ожидается сильного результата, никакого чёрного пиара против них применяться не будет. Это весьма затратное мероприятие. В докладе говорится о войне в отношении людей, от которых ждут значительных результатов. Это как раз Сергей Тен, Иван Грачёв и прочие. Соответственно, если мы проведём хорошую кампанию и появится надежда на хороший результат, мы ожидаем вбросов разного рода информации. Это можно будет рассматривать как знак достижения значительных успехов в нашей агитационной работе.

  • Политолог Алексей Петров, напротив, считает, что никаких «страшных» проявлений чёрного пиара в ходе избирательной кампании-2016 в Иркутской области не наблюдается:

- Я знаю множество примеров городов, в сравнении с которыми Иркутск просто отдыхает. Есть более чернушные и малопонятные события: создаются антикоалиции, издаются газеты, журналы… Нескольких членов партии ПАРНАС по стране обвинили в экстремизме. В России происходят многие вещи, которые пугают гораздо больше, чем чёрный пиар в нашей области. Чёрные предвыборные технологии в виде спецвыпусков газеты «Байкальские вести» запускались в рамках внутрипартийной борьбы в ходе праймериз «Единой России». Формального отношения к выборам это не имело, и происходило задолго до выборов.

Но теоретические предпосылки к применению чёрных технологий в нашей области есть. Когда среда конкурентная, чёрный пиар может присутствовать, но говорить о том, что наш регион является столицей чёрного пиара, я бы не стал. Да, он присутствует в каждой избирательной кампании. Где-то чуть больше, где-то чуть меньше. Но не стоит драматизировать.

  • Шеф-редактор интернет-портала «Бабр» Дмитрий Таевский отмечает, что в регионе сложилась уникальная политическая ситуация повышенной конкурентности, а значит черный пиар тут неизбежен:

- Откровенно говоря, доклад я не читал, но примерно представляю всё, что там написано. Всё так и есть. Да, у нас очень развиты технологии черного пиара. В области сложилась уникальная политическая ситуация, потому что наш губернатор – активный, убежденный коммунист, а во всех остальных властных структурах большинство - у «Единой России». Благодаря этому мы имеем достаточно жёсткое противостояние. Тут гораздо интереснее поговорить о том, какими методами это делается, потому что ставка на «ботов», а также развернувшаяся на форумах интернет-война - очень интересный феномен. Эта идея была явно вброшено кем-то одним, а оппоненты идею подхватили. Очень любопытно узнать, кто именно это придумал, поскольку технологически это крайне интересный момент.

Что касается спецвыпусков газет, то это, на мой взгляд, совершенно естественное явление. На предыдущих выборах в Госдуму или Заксобрание были такие же вбросы. Интереснее то, что на этот раз этим занимается газета официальная, это не какой-то подпольный тираж. Раньше надо было напрягаться и искать источник, а сейчас всё совершенно официально и открыто. Это говорит о достаточно мощном ресурсе у людей, которые это финансируют.

  • Специалист по связям с общественностью Владислав Шиндяев отмечает, что пока чёрные технологии в рамках избирательной кампании-2016 в Иркутской области применялись незначительно – увы, все еще впереди:

- Отдельные деструктивные акции со стороны разных штабов можно назвать всего лишь пробными шагами. То, что касается черных или деструктивных технологий, нас ждет еще впереди. Наш регион с этой точки зрения традиционно является очень активным. Понятно, что по количеству используемых деструктивных технологий нашу область можно сравнивать со многими большими и динамичными регионами, где обычно и разворачивается самая жесткая предвыборная борьба. Свидетелями тому, что у нас борьба не менее ожесточённая, мы стали в рамках нескольких предыдущих политических сезонов. Результаты выборов у нас всегда очень неоднозначные.

Доклад отражает лишь общую ситуацию, но, в конечном счёте, действие деструктивных технологий нам ещё предстоит ощутить на себе в конце августа и в сентябре. Использоваться они будут в полном объёме, будут задействованы все возможные ресурсы: печатные СМИ, различные полиграфические материалы, средства наружной рекламы, интернет и др. Я бы не выделял политические партии. Всё определяется составом конкретных штабов и конкретными персоналиями. Не важно, кто губернатор, или какая политическая партия доминирует в регионе. Всё определяется жесткостью игры между конкретными политическими структурами, либо конкретным противоборством персоналий в конкретном одномандатном округе. Средства будут определяться не в зависимости от их законности или гуманности, а в зависимости от того, какие из них штаб сочтет наиболее эффективными для решения конкретных предвыборных задач.

 
Отслеживать: Досье раздела
Современный Китай: мифы и реальность
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)