ТЕМЫ
Архив
< Июль 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24
26 27 28 29 30 31  
Сегодня
Новости культуры в Иркутской области

В Бурятии зрители сорвали вечер памяти Дня Победы в оперном театре. Иркутяне отреагировали остро

Улан-Удэ, Иркутск, 11.05.21 (ИА «Телеинформ»), - Публика в Бурятском театре оперы и балета сорвала постановку с участием московских музыкантов, посвящённую Дню Победы. В основу вечера были положены письма 19-летнего улан-удэнца Михаила Турошева, погибшего на войне в 1944 году, но зал читку и исполнение квартета Дмитрия Шостаковича N8 «Памяти жертв фашизма и войн» не оценил. У иркутян это происшествие вызвало бурю эмоций.

Как сообщают местные СМИ, Михаил Турошев написал больше 80 писем своей матери Наталье Алексеевне. Некоторые из них должна была прочитать директор БГАТОиБ Эржена Жамбалова. Эта часть оказалась минималистичной – художественное слово сопровождали только фотографии писем Турошева, их показывали на большом экране.

Часть зрителей не оценила читку и вскоре начала громко обсуждать то, что происходит. «Халтура», «Скукота», слышалось в разных концах зала. Без конца звонили мобильные телефоны, их не выключали. Минут через 20 чтение писем начали прерывать аплодисменты. «Хватит!», – крикнул один из присутствующих.

Вторую часть вечера зрители тоже не смогли прослушать до конца: зал «дожил» до кульминации, но потом люди опять начали без конца хлопать, мешая музыкантам. Москвичи доиграли квартет в шуме, гаме, выкриках, хлопаньях. После окончания вечера многие зрители побежали к администраторам, требуя вернуть деньги за билеты.

Своими впечатлениями в соцсети «Фейсбук» поделилась общественный деятель из Бурятии Карина Пронина. Она отметила, что «День Победы попала в ад»:

– Случилось это в театре оперы и балета в Улан-Удэ. Здесь зрительный зал сначала освистал фронтовые письма, которые читала директор театра. А потом освистали и московских музыкантов, которые играли музыку Шостаковича. Это был вечер памяти. Но для меня он превратился в вечер скорби – по современному обществу, которое не готово слушать и слышать. В основе вечера – письма улан-удэнского паренька Миши Турошева. Его призвали в 1943, а в 1944 году он погиб. Он написал свой маме больше 80 писем. Я читала многие из них. Письма – простые, там Михаил пишет про то, как у него болят зубы в поезде и как он продает кальсоны, чтобы купить картошки. К таким письмам в России не привыкли. У нас надо, чтобы авторы писали о своем желании громить врага, о подвигах, о славе. А тут – кальсоны и картошка. Но в письмах Михаила был свет, была грусть, была надежда. Все настоящее. От такого – слезы. Но для того, чтобы появились слезы, надо сосредоточиться, сконцентрироваться, вникнуть, услышать.

Директору театра эти письма зрительный зал прочитать не дал. Начать с того, что многие зрители даже не стали выключать телефоны. Мобильники звонили без конца. Минут через 15 начались покашливания, потом зал начал хлопать. Сначала раз, потом второй, третий. Чтеца перебивали и не давали читать. Кричали «Халтура!» и «Хватит!». Директор скомкала выступление, прочитала последнее письмо Турошева (на следующий день его убили), ушла со сцены. Потом вышли на сцену московские музыканты, которые исполнили квартет Шостаковича «Памяти жертв фашизма и войн». Минут пять зал еще потерпел в тишине. А потом опять началось – шум, разговоры по мобильнику, хлопки, крики. Музыканты играли сквозь все это. Я, честно, не знаю, что они испытывали. Потому что я такое первый раз видела.

Может сложиться впечатление, что в зале сидела глупая «инстаграмная» молодежь. Но это не так. Основной тон задавали всему пожилые женщины старше 60 лет, их в зале было большинство. Они кричали про халтуру, они хлопали, мешая выступавшим. Рядом со мной сидели две русские и две бурятские тетьки, которые все громче переговаривались, что им скучно.

Насколько понимаю, часть зала попала по приглашениям и была «заряжена» на веселый концерт с военными песнями. Возмущались и те, кто купил билеты – хотя на сайте театра напрямую сообщалось, что будет за действо и кто будет выступать. Но они тоже ожидали чего-то другого. В этом ожидании эти зрители разрушили ожидания и у других зрителей. В частности, у меня.

Все происходившее вызвало у меня слезы (я вообще становлюсь с возрастом все более сентиментальной). К сожалению, это были не светлые слезы грусти, а слезы негодования и пустоты. С другой стороны, это прекрасно показывает, насколько пластмассовым стал у нас День Победы.

Высказался и московский режиссёр проекта Владимир Бочаров:

– Мои родные и родственники участвовали в войне! Кто-то бился на фронте, кто-то работал в тылу, кто-то пережил блокадный Ленинград. Я всех их помню и ценю. Они жили и сражались за наше будущее. За возможность жить в мире и любви. Благодарю их от всего сердца. Их жизнь драгоценна. Но сегодня я расскажу не о них. Вместе с Музеем Истории Бурятии мы сделали вечер памяти в театре оперы и балета Улан-Удэ. Он был радикально тихим и минималистичным. Ни секунды пафоса. Все документально. Главные герои – письма и реальные объекты из коллекции музея. Вечер освистали!

Автор писем – Михаил Турошев. Этот парень ушел на войну совсем юным, 19-летним юношей. Его война длилась полтора года, с января 1943 по июль 1944 года. Он писал письма своей маме. Он не был писатель и поэт. Его слог не отличался высоким стилем. Он искренне писал про все, что его окружало, а рядом с ним шла смерть. У него болел зуб, и рядом смерть; продавал кальсоны, ботинки, и рядом смерть; ел картошку, пил водку, и рядом смерть; освобождал города, и рядом смерть... Так он шел к своей последней битве 27 июля 1944 года. Мы читали и показывали письма, предоставленные нам архивом Музея Истории Бурятии. Я лично принимал участие в их расшифровке. Это отдельный, очень важный для меня опыт.

И историю юноши освистали!

Второй частью вечера был квартет Шостаковича N8 "Памяти жертв фашизма и войны". Тоже интимный, очень личный, автобиографичный, но одновременно пронизанный чувством общечеловеческой боли.

И музыку Шостаковича освистали! Для меня совершенно невероятно, почти невозможно представить это в XXI веке. Но это так! И я благодарен безмерно музыкантам, сыгравшим квартет до конца под хлопки, свист и крики из зала.

Спасибо! Браво!

Сейчас очень много мыслей. Мне ещё предстоит все обдумать.

Но как же так, за считанные годы мы превратили День памяти в Диснейленд с «Катюшей», «Смуглянкой» и пластиковыми флажками за 100 руб.?

Иркутская реакция широко представлена в социальных сетях. Так, шеф-редактор «БайкалТелеИнформ» Михаил Дронов отмечет, что, возможно, имеет место быть «маркетинговая ошибка»:

– В Улан-Удэ очень хорошая и даже прославленная опера, и публика вполне достойная, культурная (та ее часть, что на оперу ходит). И эта часть культурной публики в столице Бурятии, мне сдается, не стала бы освистывать даже не очень привычный ей, новаторский формат представления. Думается, произошло следующее: пригласительные билеты попали не по адресу, не для той целевой аудитории оказалось мероприятие. Так бывает. Люди разные. Полагаю, это «маркетинговая ошибка» (не исключено, что даже намеренно кем-то допущенная ради скандала вокруг организаторов).

Историк, политолог и публицист Сергей Шмидт признался, что ему стыдно за публику из славного соседского города Улан-Удэ. «Опозорили себя, Бурятию и даже по касательной меня – иркутянина», говорит он.

Историк и краевед Алексей Петров отмечает, что сам часто рассказывает о том, как жил обычный человек во время войны:

– А ведь я несколько лекций недавно прочитал о войне в Иркутске. О том, что кино ни на один день не закрывалось. О том, что Киевский театр оперы и балета выступал, а вечерами артисты выпивали по «пятьдесят» за иркутян. О том, что дискотеки были, на которые любили ходить молодые иркутяне после трудной работы. А вначале всегда говорю, что военные события вы прочитаете в учебнике и Википедии. А вот о том, как жил обычный человек – почти нигде. И про первую выставку писем с фронта, которая прошла в декабре 41-го, тоже рассказывал.

А ведь многие любят слушать только про то, как «за Родину, за Сталина», и ничего другого не воспринимают. И это я еще не рассказал историю своего соседа, который «как-то поделился вилком капусты с Дмитрием Карбышевым в Маутхаузене». Они сидели вместе, и я столько слышал обычных военных баек, когда вечерком заходил на чай к Ивану Михалычу.

Иркутский художник Олег Беседин считает, что «дети и внуки сдали без боя то, за что воевали отцы». И вместе с тем говорит о том, что о качестве самой постановки судить сложно, если сам её не видел:

– Как художник и преподаватель, имеющий отношение к искусству, видевший много халтуры, я должен быть объективным и ставлю вопрос о качестве постановки. Не видя тот спектакль, трудно судить. Увы, есть спекуляции на трагедии народа, когда бездарность и слабые поспешные опусы лезут на публику только за счёт продажи политического товара. Может быть, это почувствовали зрители?

В любом случае авторы спектакля должны искать такие приёмы, чтобы публика (любая!) проникалась, перевоспитывалась, а не закидывала их яйцами. Увы, такое бывает не только на спектаклях про войну.

Проще говоря, видимо как-то не так были поданы сакральные слова и письма? И тут вопрос и претензии к режиссёру, не осилившему такую сложную тему. Винить публику проще всего.

Своими эмоциями по поводу случившегося с Телеинформом поделился и иркутский музыкант Алексей Гуранин:

– Надо сказать, что я как музыкант довольно немало концертов отыграл в Улан-Удэ, это для меня не чужой город, и поэтому произошедшее мне достаточно близко отзывается. Конечно, с одной стороны, то, что происходило в театре, не совсем подходит под обывательские критерии «день-победного мероприятия», когда обычно все тезисы укладываются в два предложения – «слава воинам-победителям» и «трудна судьба детей войны». Организаторы решили пойти нетрадиционным путем и показали скорее бытовую жизнь обычного солдата, а не подвиги героев и победы страны, как обычно ожидается широкими массами. С другой стороны, то, что придумали организаторы – очеловечивает облик солдата Великой Отечественной войны, приближает его к любому из нас, дает понимание, что я, вы, мы, такие же люди, вполне могли, попав в подобную ситуацию, так же гордо нести ветеранское знамя и так же быть теми самыми воинами-победителями. Я не понимаю, почему эта нестандартная, но очень хорошая и правильная идея, взгляд под чуть-чуть другим углом, была освистана улан-удэнцами. Вывод только один: культурный уровень публики оказался крайне низким. Вины организаторов в произошедшем я не вижу, они сделали все правильно. К сожалению, я сам, выступая в Улан-Удэ, также порой сталкивался с хамским отношением публики. Впрочем, скажу, что и в родном Иркутске такое бывало. Но то, что произошло в театре оперы и балета 9 мая, это, простите, полнейшее свинство.

В Бурятии публика сорвала вечер памяти Дня Победы в оперном театре. Иркутяне отреагировали остро

Другие отзывы из Иркутска на мировые и российские новости:

 

 
Читатель Толстов: обзоры литературных новинок
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)