ТЕМЫ
Архив
< Май 2022 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 27 28 29
30 31          
Сегодня
Новости медиажизни в Иркутской области

Обзор иркутской колумнистики и Facebook: особый путь России, щепотка политики и обыкновенные чудеса

Иркутск, 20.01.22 (ИА «Телеинформ»), - На этой неделе иркутяне вспоминали коррупционные скандалы и фанаберии экономики, писали об астероидах и Луне и, конечно, немного чудили. Телеинформ подготовил свежий выпуск обзора иркутской колумнистики.

Волнующее и интересное

Колумнист Сергей Шмидт рассказал на страницах ИТГ одну поучительную историю – без имен, но имеющий голову на плечах вполне сможет догадаться о некоторых участниках этих событий:

«Герой этой колонки, мой бывший товарищ, был довольно типичным «героем девяностых» средней руки. То есть волшебными возможностями девяностых он воспользовался на уровне «около среднего», пожил какое-то время в благостном самоощущении «человека в тренде», однако при тираническом режиме Путина довольно быстро привел свой бизнес в упадок, а потом и просто его потерял, разумеется, обвинив в этом провале лично Путина.

Не из девяностых, а из нулевых запомнился мне один связанный с ним сюжет. Наш герой замутил с властями Иркутской области какой-то «культурный проект», со стороны властей проектом заведовал один из заместителей губернатора, сметно-деловая часть была поручена помощнику этого заместителя. Герой рассказывал, как ознакомившись с документами «про деньги», он обнаружил какую-то совершенно необязательную, более того, совершенно непонятную строку расходов, поэтому, не подозревая ничего этакого, спросил помощника заместителя: «А это что такое?» «А это начальнику», – ответил помощник. Сразу хочу подчеркнуть, что под начальником понимался не губернатор, а его заместитель. Не хочется порочить честь и достоинство заместителя, но иркутяне наверняка сообразили, о ком идет речь. Сообразившие стопроцентно в курсе, что заместитель этот – кстати, очень яркий и колоритный типок – прошел потом через уголовное дело, был признан виновным, получил шесть лет лишения свободы, вышел по УДО. Тоже, можно сказать, один из героев своего времени.

…Прошли годы. Коррупционный заместитель попал под суд и отсидел. Перестал существовать бизнес героя этой колонки. Что поделать, у бизнеса были отличные возможности в условиях всяческих постсоветских «нехваток», но ничего не светило в последующих условиях товарно-услуговой избыточности и московских вертикалей в бизнесах. Опять же Путин виноват.

А сам герой превратился в страстного фейсбучного обличителя коррупционного беспредела в путинской России и пламенеющего сторонника Алексея Навального… Человек прошел серьезный путь психологической и ценностной трансформации. Изменился. Как только жизнь его выкинула из лиги, в которой пилят бюджетные деньги вместе с заместителями губернаторов, стал убежденным противником распилов. Вот мне и кажется, что когда каждый из нас, россиян, так или иначе повторит его путь, тогда и сдвинется что-то в плане воровства и коррупции в нашем многострадальном и богоспасаемом отечестве. А иначе не бывает. Пока тебя не выгнали из гостей, тебя все «в гостях» устраивает. Так уж мы устроены».

Тем временем редактор газеты «Мои года» Анатолий Выборов размышляет о современных отношениях между властью и СМИ в колонке, приуроченной ко Дню печати:

«Может быть современная пресса, в отличие от той советской, разучилась угождать власти? Да нет же! В этом легко убедиться, открыв те же наши региональные, областные или городские газеты, гордо именующие себя независимыми изданиями. В каждой из них есть «договорные» (читай – оплаченные) материалы, прославляющие «великие дела» всех ветвей власти и их руководителей – кушать-то всем хочется, а доходы от прочей рекламы едва могут покрыть типографские и почтовые расходы газетчиков. Подобная ситуация и с центральными СМИ, за редким исключением разве только тех, кто содержится на средства неподконтрольных центру партий, оппозиционных, а то и вовсе забугорных организаций.

Увы, СМИ всегда были и будут подвержены политической, экономической или иной конъектуре. Те же, кто стремился в угоду независимости уйти от «забот» власти на волю, попадают уже в зависимость иную. В зависимость от хозяев или спонсоров изданий, для которых хорошая прибыль или хотя бы стабильная окупаемость их печатного детища – одно из обязательных условий их бизнеса, а газетный коллектив, редактор – не более чем наемные работники, которых в случае нарушения условий доходности этого бизнеса всегда можно уволить, а издание прикрыть за нерентабельностью.

И читателям (которые, кстати, тоже порой диаметрально разделены на неприемлящих любую власть и восхищенных ее работой), да и порой самим журналистам изданий уже трудно разобраться в таких понятиях, как «точная объективная информация», «заказуха», «порядочность», «предвзятость», «неподкупность», «продажность».

…Большинству сегодняшних СМИ, особенно из «благонадежных», позволено только восхвалять власть. Даже если бюджет на социальные нужды при все увеличивающихся налогах уменьшается, экологическая обстановка вокруг того же Байкала ухудшается, принудительная вакцинация все никак не дает победить ковид, а мизерное повышение пенсий и зарплат не перекрывает галопирующий рост цен на все и вся?

Честным журналистам и изданиям со своими беспристрастными материалами все труднее найти место в такой журналистике. Их автоматически записывают в оппозицию, вешают на них ярлыки иностранных агентов. А ведь наш президент на встрече с прессой обещал всем работникам СМИ поддержку и защиту, если они своими материалами будут способствовать развитию страны, сохранению в ней гражданского мира. Но может ли быть надежный мир, если тех же журналистов (настоящих журналистов), находящихся по долгу службы на острие жизни в стране, разделили в ней на «своих» и «не наших»? Нет, и в стране, и у нас в области еще остались относительно независимые издания. Относительно потому, что они или держатся на плаву без вливаний извне за счет своей изворотливости и беспринципности. Или делая вид, что независимые, приспособились в нынешних сложных экономических условиях выкручивается каждое по-своему».

А в соцсетях Михаил Дронов пишет «про весь этот треш вокруг терок Кремля и НАТО»:

«Занимать чью-то сторону» тут контрпродуктивно – на поверхностном уровне это просто провокация обвинений в «русофобии» или банальном дебилизме. А если всерьез копаться в дебрях «геополитики» (точнее, моих представлений о ней) – то очень долго. Но:

– Это отличный кейс про русский (и, возможно, не только) политический язык. Про то – как солидно звучащие там и сям слова – при здравом осмыслении оказываются лишенными смысла. Между тем, вокруг этих слов (из разряда «абстрактных понятий») наворачиваются горы демагогии и страстей. Итак:

– Кремль (т.е. «Россия» на жаргоне геополитики) требует от властей США неких «ГАРАНТИЙ безопасности России». Звучит красиво, но употребляемое в этих эмпиреях слово «гарантия» (warranty) вообще непонятно что обозначает. Ибо всегда и во все века – это слово значило не более чем «страховые меры»: ценность, подлежащую изъятию у нарушителя данного слова (в бизнесе, даже в самом архаичном). Да, «залоговые ценности» могут быть как материальные (золото в швейцарском сейфе), так и нематериальные-экзистенциальные – таков, в частности, древний обычай обмена заложниками меж заключающими перемирие кланами-царствами-империями. Но: залог – это непременный атрибут «гарантии слова пацана». И есть еще одно непременное условие «обмена взаимными гарантиями»: наличие свидетелей и обоюдно признаваемого Арбитра

…Представители враждующих семейств приходят к Дону и клянутся не устраивать резни в пограничных зонах своей наркоторговли. Дон подтверждает свою нейтральность и своим авторитетом постановляет: да, если обещание нарушит семейство NN – то он отдаст ключи от сейфа с залоговым ярдом биткоинов семейству ZZ. Ну, или: он окажет пострадавшему Клану содействие в изнасиловании представителей обидчика швабрами до седьмого колена.

Вот так и только так слово «гарантия» наполняется хоть каким-то смыслом: наличие «залоговой ценности» и присутствие Арбитра. Причем, возможна ситуация, когда Арбитром выступает не физлицо и не институция, а сама Судьба (ну, или Бог, если мафиозные/деловые кланы религиозны) – но это работает лишь в крайних случаях, когда залоговая сумма – абсолютна («все имеющиеся активы+жизнь»). Так, кстати, работал (перестал работать, что ли?) «ядерный паритет»: взаимное гарантированное уничтожение США и СССР/России – делало существование Арбитра бессмысленным: кто там потом, посреди радиоактивной пустыни, будет разбираться: кто первым начал и *** [негодяем] оказался? Разборки бессмысленны – и признание «взаимных гарантий без Арбитра» означает высшую меру вынужденного взаимного доверия.

В ситуации с «письменными гарантиями безопасности России» решительно непонятны ни «масштаб залоговых ценностей», ни адрес/ФИО арбитра (не говоря уже о регламенте процедуры арбитража). Будущие поколения рассудят, разве что… Ну так у них, у внуков-правнуков – по разные стороны границ – будут совершенно разные версии «кто первым начал» (это, конечно, если дело не дойдет до ядерной войнушки). И к гадалке не ходи.

…Вот хорошо было, когда были живы Бог или всесильные Доны. Они своими неусыпными-неподкупными видеофиксаторами следили за каждым неверным шагом презренных договаривающихся сторон – и готовы были морально предать обструкции отступившего от обязательств вождя-князя-генсека. А нынче – тьфу, священный вексель превращен в пустую бумажку. Слово «гарантия» – это не «гарантия по понятиям», а просто словечко для лохов. Так я к нему и отношусь, читая «геополитические сводки с полей» (что не отменяет, конечно, драматизма складывающейся на западных рубежах Империи ситуации)».

Физика и лирика

Про извилистые отношения рынка и демократии в России пишет главред «Байкальских вестей» Юрий Пронин:

«В начале января 1992 года правительство Егора Гайдара при полной поддержке президента Бориса Ельцина приступило к глубоким реформам в экономике… Достигнуты ли стратегические цели, поставленные 30 лет назад? Да, в том смысле, что сейчас нет товарного дефицита в его советском понимании. И в том, что основные параметры экономики являются рыночными. Нет, в том смысле, что социальное неравенство не просто выросло, а выросло чрезмерно. Нет, в том плане, что Россия, как и СССР, не слезла с «нефтяной» (и вообще сырьевой) иглы. Нет, так как масштабы коррупции за 30 лет многократно возросли, особенно в XXI веке.

Слабость государства три десятилетия назад обернулась государством-левиафаном сейчас. Иными словами, сейчас государства в России слишком много – и в экономике, и в политике. Кто-то вообще считает одним и тем же Россию как страну и Россию как государство, хотя первое, несомненно, шире и глубже, чем второе. Сейчас практически все вопросы решаются через государственные механизмы, а общественная активность либо считается подчиненным фактором («приводным ремнем»), либо подавляется. Почему так? Причина – в известной «двухглавости» России, извечных метаниях между Востоком и Западом, демократией и деспотией, отливами и приливами в имперских притязаниях на международной арене. Какой этап мы проходим сейчас, видно невооруженным глазом.

Наверное, каких-то промахов можно было избежать… В итоге у нас пока не получилась ни западная, ни китайская модель. Разговоры, что, мол, мы идем своей дорогой, может, кому-то и греют душу, но в реальном, практическом отношении весьма легковесны. Есть жесткие параметры, критерии, рамки, которые невозможно обойти».

От экономики – к литературе. В одном из свежих обзоров Влад Толстов пишет о новинках остросюжетного жанра. Среди них – и литературная первооснова нашумевшего скандального фильма Ридли Скотта, из-за которого семья Гуччи объявила войну Голливуду (спойлер: книга лучше!), и триллер, рассказывающий о преступлении, которое было предотвращено еще до того, как случилось, и «история о том, как легко оказывается натянуть на себя, как новую кожу, новую жизнь, и только случайная встреча с самой собой в зеркале может запустить длинную и мучительную цепь ассоциаций и смутных воспоминаний, но в конце этого пути ждет истина».

Другая подборка новых книг от Толстова посвящена научпопу, великому и прекрасному. В этом обзоре – третий том труда по антропологии от великолепного популяризатора науки Станислава Дробышевского (вам понравится!), книга про косаток, еще докоронавирусная история о том, как глобализация экономики привела к мировому распространению тропических болезней, прежде считавшихся локализованными в отдаленных регионах, и исследования о том, насколько библейские тексты отражают реальные исторические события, и о том, как городская жизнь с ее шумом, вредными испарениями, множеством стремительно передвигающихся объектов изменила образ жизни, питания, да и вообще эволюцию многочисленных обитателей города, которых мы не замечаем – комаров, парковых белок, клопов, мух и т.д. «Оказывается, комары, которые живут в туннелях метро на разных ветках, генетически представляют собой разные виды, потому что они никогда не пересекаются. Белки в парке утрачивают присущую их лесным сородичам систему звуковых сигналов и начинают «переговариваться» движениями хвоста, потому что уличный шум делает невозможной любую акустическую коммуникацию. А вороны используют технологии «самоодомашнивания»: например, подкладывают орехи под колеса медленно едущих автомобилей и потом съедают мякоть. Люди сами не подозревают, что в городах создаются биоценозы, в которых участвуют и птицы, и насекомые, и другие городские жители (то есть мы)», – увлеченно анонсирует Толстов.

В соцсетях тоже есть место науке. Вот, например, Сергей Язев информирует из Белоруссии:

«…В Минском планетарии – моя лекция об астероидной опасности. Любопытно, что как раз к тому моменту появились сведения о новом астероиде 2022 АЕ-1, открытом на 1,5 метровом телескопе обсерватории Маунт Леммон в Аризоне.

Астероид имеет характерный размер около 70 м, масса – порядка 450 тысяч тонн. Он должен пройти вблизи Земли 4 июля 2023 года – подарок США ко Дню Независимости. Еще раз сближение ожидается через пять лет – 3 июля 2028 года.

Поднялся некоторый ажиотаж, поскольку пока что 2022 АЕ1 оказался самым опасным из всех известных околоземных астероидов (опасность по Туринской шкале – 1). Это, тем не менее, не страшно, поскольку неизбежное столкновение по этой шкале – 10. Вероятность столкновения оценивается как 1:1700 – это немного.

Астероид открыт 6 января, он очень далеко и поэтому блеск его крайне слабый – 22 видимая звездная величина, а сейчас, в полнолуние, его вообще наблюдать невозможно. Поэтому наблюдали его пока недолго, орбиту рассчитывали по его смещению всего за 8 суток, в итоге орбита его известна пока что плохо, допуски большие. Еще пара недель наблюдений уточнят его траекторию, и будет ясно, на каком расстоянии от Земли он пролетит.

Конечно, если произошло столкновение – это было бы эквивалентно взрыву термоядерного заряда мегатонного класса, примерно 21 миллион тонн тротила. Но вероятность такого исхода, повторяю, крайне мала, и скоро мы узнаем это точно.

Надо наблюдать. Сам факт того, что человечество научилось открывать такие объекты не за неделю, а за полтора года до сближения с Землей, дает некоторый повод для оптимизма».

И пара лирических зарисовок, тоже из соцсетей. Вот Яна Лисицина пишет про Луну:

«Я пыталась приклеить пальцем луну к холодному окну, но она все время ускользала, двигаясь по своей траектории. Снег падал, сверкал под светом фонаря, из открытой форточки тянуло чем-то остро-свежим, но почему-то тоскливым, а еще пахло дымом печей. Это правильно – у нас рядом деревянные дома, старые истинные дома Иркутска, и там чудные наличники, вековое дерево, но сколько им осталось жить? «Этих детей вымоем или новых родим?»

А луна все ускользала и ускользала, и надвигался белый слепой туман Ангары. Он моментально скрыл все, заполнил собой уголки и щели, заморочил головы и застил глаза. Слышался шум машин, лай собак, женский смех. Но никого не было, даже луны, и держать пальцем стало нечего, туман все поглотил, бился в окна, дышал речной влагой.

В восточной части города в квартире на последнем этаже зажегся свет. Условный деда Петя встал с кровати, всунул ноги в продырявленные клетчатые тапки и пошел на кухню выпить воды».

А Мария Королева – про обыкновенное чудо:

«Я почему до дому-то спокойно дойти не могу? Стою в фикс-прайсе, быстро выгребаю свои манатки из корзинки, потому что полчаса до закрытия всего. Тут с соседней кассы подходит парень и говорит:

– Девушка, вы можете, пожалуйста, мои покупки оплатить?

Ну, думаю, здрасьте вам. Уже мужики по тренингам пошли, как баб разводить на покупки в магазинах. Че деется, господи, Сталина нет на вас. Очевидно, это все тут же отразилось на моем лице, особенно Сталин. Потому что парень тут же сказал:

– Нет, вы не думайте! Я не это! Я переведу вам. Просто у меня маски нету, и меня не обслуживают.

А я говорю:

– Так я вам дам сейчас, у меня новые есть, вот.

Парень маску хвать и бегом за зефиром своим. А я возьми и скажи:

– Вообще-то я фея. Это была ваша минутка исполнения любого желания. Вы потратили ее на маску. Поздравляю!

А парень кричит:

– Девушка! Девушка, как вас, Фея, подождите!!

– А все, – говорю, – поздно! Уже выполнено!

Догоняет меня аж на крыльце.

– Вот, – говорит, – это вам. Раз вы Фея, вам тоже чудо надо.

И дает мне «Обыкновенное чудо классическое».

Ну как же я не фея?!»

Вместо тысячи слов

А в нашей традиционной визуальной рубрике Михаил Меркулов показывает кусочек Байкала.

Алексей Головщиков делится очередной фотозарисовкой из цикла «родина».

Маргарита Романова сокрушается, что, «кажется, жанр фотооткрытки – не ее».

Яна Ушакова делится «фотокарточкой-настроением».

А Анатолий Бызов демонстрирует, как может выглядеть «единение».

Обзор подготовила Мария Маякова, Телеинформ

 
Сервис для бизнеса
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)