ТЕМЫ
Архив
< Апрель 2024 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Сегодня
Новости медиажизни в Иркутской области

Обзор иркутской колумнистики и Facebook: отрыв от биологии, новые грани хайпа и пьянство как хобби

Иркутск, 6.08.21 (ИА «Телеинформ»), - В начале августа иркутяне обсуждали ЛГБТ-тематику, сериалы про циничный мир и смелые танцы некоторых политиков. Телеинформ подготовил новый выпуск обзора иркутской колумнистики.

Волнующее и острое

Увлекательная дискуссия развернулась в начале августа под постом Александра Горбунова о том, что семья и пол в современном мире постепенно утрачивают значение.

«Почти четверть россиян (23%) считает, что представители ЛГБТ-сообщества – это больные люди, которым нужна медицинская помощь, следует из результатов исследования Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ)» (Сноб).

Полагаю, что если спросить эту почти четверть россиян почему они так считают, ответ будет отталкиваться от противоестественности, вымирания человечества (нации, народа или нашего ПГТ), короче говоря, от биологии.

Давайте посмотрим на эту тему под другим углом. Когда-то для выживания (биологического и экономического) необходимо было жить большим племенем, разделять обязанности и нянчить младших, учить охоте старших, собирать коренья, объединять усилия и убивать мамонта.

Наука, технологии и производительные силы развивались, стало достаточно большой патриархальной семьи в несколько поколений, потом еще меньше, потом обычной городской семьи (мама, папа, я), ну а теперь в развитой стране и развитом городе женщина с хорошей работой вполне одна может вырастить ребенка, а то и нескольких. Ну или не одна, а в однополой (фактически) маленькой семье – бабушка, мама, ребенок.

Институт семьи и брака девальвирует в экономически развитых странах не потому, что богатство развращает, а потому, что экономическая составляющая такова, что для выживания и даже достойной жизни нет однозначной необходимости объединяться. Соответственно и общество ворчит об упадке морали, но перестраивается. Анна Каренина больше не бросается под поезд, она разводится и находит себе другого партнера или живет одна и воспитывает ребенка. У нее есть выбор и это прекрасно…

Следующая хорошая новость в том, что подобно экономическим постепенно отступают и биологические ограничения. Антибиотики, пересадки органов, смена пола, искусственные органы, продление жизни, клонирование, изменение генома и прочая, и прочая. Теперь эпидемия не природная катастрофа, а провал государственной политики в области медицины, верно?

Человек постепенно отрывается от своей биологии и будет стремиться к этому и дальше, к долгой жизни, а может и бессмертию. Почему? Потому, что может. Ровно поэтому, вероятно, будет девальвировать цисгендерность, она не будет такой необходимой для выживания человечества, а выбор – это всегда хорошо. Семья и пол по-прежнему важны, бояться нечего, но они уже не столь необходимы, жить можно и по-другому».

Юлия Спешилова отмечает:

«Вот ты правильно тут написал «почему ЛГБТ распространяется» – и даже из твоего поста вывод правильный – это игры обеспеченных людей, но не потому что им не надо объединяться, а потому что они не хотят объединяться, ибо эгоизм».

«Ну, в общем, если свести все к простому, то – с жиру бесятся, изобретая все эти несуществующие гендеры», – считает Глеб Русин.

«Ну вообще, скорее всего, они скажут, что в ЛГБТ больные люди потому, что они ведут себя агрессивно, антисоциально и деструктивно, весьма схоже с агрессивными людьми страдающими шизоидными расстройствами. А вот кто с кем спит, ест и кто кого любит, да всем плевать, пока эти люди не начинают свою постель перетаскивать в общественное пространство», – уверен Ярослав Овсянников.

Ему возражает Михаил Дронов:

«Ну, т.е. налицо будет логическая ошибка: «Все ЛГБТ психически ненормальны – потому что те ЛГБТ-шники, которые мне попадаются на глаза (или которых мне показывают), ведут себя неадекватно». Это как судить о «всех левых» – по юродивым бабкам, слюнявящим патрет Сталина. Или о «всех православных» – по протоиерею Смирнову. Или о «всех женщинах» – по конкретной бабе-дуре. Т.е. дело НЕ в отношении среднего россиянина к самому явлению, а в неумении избежать логической ошибки «расширения частности на целое». Что немудрено: логика в СССР не преподавалась от слова совсем…»

А Всеволод Напартэ не согласен уже с автором поста:

«Вы пишете, что развитие общества делает возможным распространение гомосексуализма. Но если так, то ни о какой его врожденности речи быть не может. Значит, никаких прав на гей-браки, усыновление детей и гей-парады у них нет. И тут нет никакой «борьбы с людьми», есть естественная реакция на необоснованные претензии со стороны странных людей».

«Бессмысленно сопротивляться, как Запад пришел к этому, в соответствии уровня жизни и демократии, так и наше общество придет к этому, но очень и очень не скоро. А пока мы выглядим, как дикари, которые мучают кошку», – подводит некую черту Владимир Белов.

Тем временем сам Михаил Дронов делится впечатлениями по мотивам сериала:

«Начал по ночерам смотреть «Карточный домик» (по рекомендации Ксения Дронова, прекрасно знающей мои вкусы и настроения). Не факт, что втянусь и подсяду – но, в общем, пока любопытно. Психологический сериал, про гнусности капиталистического мира, закулисье политической жизни и что вот вообще ничего святого – и «вот это все», куда нас тянут проклятые либералы. Представляю, как это смотрелось бы глазами человека с абсолютно советской ментальностью – что тогда, что теперь (правда, этому человеку пришлось бы как-то устаканить в голове: «Так зачем же гнусные америкосы про себя и свои нравы такую гадость сымают?!»)

…Но мимолетное размышление возникло про совсем-совсем другое. Нам показывают насквозь циничный мир, в котором ЛЮДИ ВЕРЯТ ПРЕССЕ. Более того, мир – в котором люди готовы верить (без документальных и фото-видео свидетельств!) какому-то там прощелыге, выступившему в какой-то там газетенке по поводу событий 20-летней давности. Просто на слово.

В рамках «постсоветского отечественно-патриотического» дискурса – такие вещи вообще недопустимы и невозможны. Нельзя верить ни продажным СМИ, ни людям с улицы. Можно верить только людям в погонах (пока с них погоны не сняли, естественно). Остальные – [надурят] и все развалится. Но – как, как, как?! – Америка умудряется не развалиться, многие десятилетия оставаться политическим и технологическим лидером Западного мира – при том, что во власти там прожженные циники, а граждане настолько наивны, что верят СМИ?

Не, я-то знаю, конечно, «как это работает» (и как могло бы работать в родных осинах)… Но страшно интересно, как укладывают эти парадоксы себе в голове патриотичные либерастоненавистники?»

«Когда выдают визу США, крайне редко просят подтверждающие документы. Верят тому, что написано в анкете и задают вопросы», – подтверждает Александр Горбунов.

Илья Воронов отсмотрел четыре сезона и озвучил следующие замечания:

«Советский человек верил людям в погонах, потому что знал – еще не так много времени прошло с тех пор, когда люди в погонах натурально Родину спасли. А нам грозила участь похуже, чем американцам в романе Филипа К. Дика «Человек в высоком замке».

Люди в американском мире доверяли системе потому, что она до недавних времен (до 2008 года) не допускала откровенных провалов и уровень жизни обеспечивала. Это было несложно – при том стратегическом положении, которое имеет Америка.

Устаканить в голове, как американцы могут снимать такую гадость про себя – просто. Культурно-информационная сфера вообще и Голливуд в частности у американцев изрядно поражены культурным марксизмом имени Троцкого-Штрауса-Грамши. И современная политика действительно дает немало поводов для критики. Кроме того, политики в США – далеко не единственные люди, которые принимают решения. Важные полномочия есть и у финансистов – про их самый крупный провал были сняты фильмы «Игра на понижение» (Стив Карелл, Кристиан Бейл, Райан Гослинг) и «Предел риска» (в последнем вообще мега-звездное трио из того же Спейси, Айронса и Деми Мур).

Но «Карточный домик» – он только про политиков. А в конце «Игры на понижение» герой Стива Карелла с грустью констатирует, что, несмотря на тяжелейшие последствия, никакой провал и никакой скандал эту систему не уничтожит. Наверное, потому, что американцы просто не знают, как жить иначе».

«Я думаю, это [кинематографическое явление] от тоски по победителям с принципами. В «Домике» людям без принципов и предрассудков противостоят только люди с декоративными принципами и с бОльшим количеством предрассудков. Естественно, что они проигрывают. Небольшое количество принципиальных людей в этой вселенной выглядит наивными лузерами. Возникает тоска по кому-то, чьи принципы не будут зависеть от обстоятельств. И кто будет побеждать нечестивых при этом», – высказывается Артем Ермаков.

«Это прекрасно: в фильме про американскую политику видеть русских патриотов и спорить именно с ними», – отмечает Алексей Быков.

«А в чем парадокс? Наивные граждане верят циничным политикам – монолитное общество, мечта любого державника», – заявляет Всеволод Напартэ.

«А граждане «верят политикам» 0-0? В фильме показано (и я об этом пишу) – что «граждане верят СМИ», это две большие разницы. Политикам в мире «Карточного домика» люди как раз НЕ верят. Каждый из них балансирует на грани неизбрания на следующий срок – и правдами и неправдами пытается угодить избирателю– и потопить конкурента, поставить под сомнение его репутацию. (В этом и есть, между нами говоря, система сдержек и противовесов, свойственная либеральному политикуму – и которая державникам вроде как ненавистна. Вы же… эээ… державник, вроде как – надеюсь, звучит не обидно? – вам разве нравится такой мир вечных крысиных гонок?» – задает ему вопрос Михаил Дронов, но ответа на него не получает.

Ну а колумнист ИТГ Сергей Шмидт в своей новой колонке пишет о хайпанувшем недавно экс-мэре Иркутска Викторе Кондрашове, который ныне баллотируется в депутаты Госдумы. Кондрашов ответил танцем и песней «оборзевшему фронтмену модного ансамбля песни и пляски Little Big. Оборзевший Little Big – товарищи, поверьте, я не сноб, но я правда не могу вспомнить его ФИО без Википедии – посмел оскорбить Байкал, туповато высказавшись о священном озере. За что и получил «ответку» от Кондрашова, у которого как раз подвернулась выборная кампания в Думу, и повод для яркого прорыва в медийное пространство был очень даже кстати.

Сугубо политтехнологическую составляющую хайпа пусть оценивают специалисты. Оставлю только одну ремарку. Как мне уже довелось высказаться в эфире радиостанции «Комсомольская правда», мы все, конечно, верим истории Виктора Ивановича о том, что танец и песня предназначались для «внутрянки» и что запись у него украли и выложили без его ведома. Но, надо честно признать, что на свете нет ни одного человека, разбирающегося в публичной политике или интересующегося ей, который бы в это поверил…

Но мне интереснее не технологии, а общественные реакции. И они, как положено во всех делах общественных, очень, как сказали бы умные люди, сегментированные. Скажем прямо, ролики в стиле подросткового тик-тока и веселые перепалки с Little Big не выглядят принципиально важными для избирателя, живущего, например, в Заларинском или Нижнеудинском районах. А молодежь в восторге! Вот просто в дичайшем восторге. Возрастные пенсионные люди плюются и говорят: «Ну что за клоунада?» Люди среднего возраста реагируют так: «А ничего так! Неплохо! Только попой не надо было крутить! Это лишнее».

Политика, физика, лирика

Главный редактор «Байкальских вестей» Юрий Пронин перебирает, чем в России запомнился август в разные годы. Это и путч 1991 года, и дефолт 1998 года. «Август 1994 года: чеченская оппозиция Джохару Дудаеву при скрытой поддержке из Москвы начинает вооруженные разборки с целью вернуть Чеченскую Республику Ичкерию под контроль Российской Федерации. Как оказалось, это было лишь начало тяжелых испытаний, включивших в себя две войны. А в промежутке, тоже в августе, но 1996-го, был Хасавюртовский мир. И как бы ни оценивать документ, который подписали Александр Лебедь и Аслан Масхадов, тогда вздохов облегчения в стране было куда больше, чем стенаний о том, кто выиграл, а кто проиграл…

В августе 1999 года президент Борис Ельцин назначил Владимира Путина на должность главы правительства. Вскоре Чечню все-таки вернули, а потом поменялось вообще очень многое. Несколько дат поближе. Например, август 2014 года – пик боев в Донбассе. Или август 2019-го – пик протестов в Москве в связи с выборами в городскую думу. Событие знаковое, заметно ускорившее поляризацию общества, а также нынешний курс в общественно-политической сфере. В итоге сама атмосфера августа-2021 прямо противоположна веяниям августа-1991».

В одном из обзоров Влада Толстова собраны новинки остросюжетного жанра: семейный триллер, шведская вариация на тему «Преступления и наказания», история на тему «как мошенник сам становится жертвой мошенничества» и писательское расследование на основе реальных событий, в нашем случае – об исчезновении маленькой девочки Мэдлин Макканн. «Совершенно головокружительная история не только о расследовании (девочку до сих пор ищут), но и о том, как в один прекрасный день налаженная и счастливая жизнь может превратиться в ад, и в этом аду предстоит провести многие годы».

Другая подборка – тоже об иностранной прозе, но, в отличие от предыдущей, блещет разнообразием жанров. Среди этих книг – «причудливые» романы об инспекторе птицефабрик, которая ворует оттуда кур и передает их в общество защиты животных, и о любви между британской учительницей литературы и чернокожим помощником мясника, мечтающем о карьере диджея. Также в обзоре – книга, по которой поставлен знаменитый фильм «Дьявол носит Prada», и реконструкция документального жанра с автофикшеном, журналистикой, социологическими опросами.

В соцсетях чувствуется, что лето наступило на иркутян своей жесткой горячей пяткой. Вот Ника Песчинская мечтает о тишине.

«Еще недавно возможность записывать и выкладывать видео была невероятным прорывом. Как и возможность смотреть в телефоне все что угодно в любое время! Хочешь – футбол, а хочешь – фильмы Чарли Чаплина. А можно любые передачи, а можно коллег и разные интервью.

Потом восторг поутих. Контента стало много, поначалу была досада и огорчение из-за того, что не успеваешь посмотреть все нужное. Хотя бы по работе. Потом стало ясно, что чувство вины тут не при чем, надо выбирать.

И те, кого не выбираешь, иногда расстраивались:

– Ты до сих пор не посмотрела?!

«Не прочитала», «не послушала». Нет, простите. И уже вряд ли догоню. С новыми потоками все подступающей информации справляться бы.

А теперь я понимаю, что ценностью скоро, наверное, будут редкие часы ничегонеделания и отдыха от постоянного контента.

Можно будет продавать тишину. Точнее, пропуск в такие места, где нет ни музыки, ни постоянного развлекательного контента, ни требующей осмысления информации. Просто ти-ши-на. Чтобы почиститься».

Елена Трифонова вспоминает о больших чиновниках (не только светских):

«Люблю наблюдать выходы к прессе больших чиновников. Это такое торжество протокола над жизнью. Если ты пресса, тебя привозят часа за полтора-два до начала, проверяют всего. Карманы, сумку, все. А потом ты такой сидишь. Но сегодня даже сидеть негде было в только что построенном объекте. Поэтому стояли. Много думали.

Вспомнила что-то, как у нас был один губернатор (лучший из всех), и он все время опаздывал. Я за часы ожидания всяких пресс-подходов связала дочке летнюю шляпу из самых тонких ниток. Она была такая классная, очень-очень пестрая.

Мы с ней потом в этой шапке в одном монастыре оказались. И там монахини рассказывали, как недавно к приезду владыки решили побелить стены в храме. А их было мало, и они не успевали. Поэтому белили день и ночь до утра, чуть не померли, но – докрасили. И кто-то потом реально заболел. А я все думала – вот владыка узнал бы, что они там жилы так рвали – что сказал бы? Одобрил? И как любовь к начальству помогает душу спасать?

А владыку мы тоже встретили, он как раз приехал в тот монастырь. Издалека увидел яркую дочкину шапку, говорит: «Вы, наверное, специально в монастырь такую приготовили?»

А наверное».

Александра Поблинкова задумывается о современном искусстве:

«Сегодня была на выставке, смотрела картины. Задумалась. Есть искусство, мы его таким считаем. И это очень относительно, или нет? Как и красивое. Как и талантливое.

Есть множество людей, которые производят какие-то картины, наряды или тексты, не так важно. И кто-то этому очень радуется, публикует и репостит в социальных сетях, покупает домой. Но это может быть абсолютно некрасиво или откровенно лубочно. Как стих Веры Полозковой про Байкал или как книги Рината Валиулина, или колготки на голове. Почему это вызывает восторг и кого-то очевидно делает счастливым. Это ведь даже не красиво. Ну, допустим, некрасивое нравится, но им совершенно необязательно восторгаться или писать «КАК ПРОНЗИТЕЛЬНО!».

Кто-то это производит и наверняка любуется собой (ай, да Пушкин, ай да…!). И не испытывайте ни одно сомнения перед тем, как явить миру свою картину или там наперсток из глины как вещь безусловно достойную. Хотя, казалось бы, сомнениям пора бы проявиться, когда ты уверенно рифмуешь «морозы-розы-грозы-слезы».

Мои пальцы, которые стучат по клавиатуре, тоже не каждый раз целуют ангелы. Особенно далеко они улетают от меня в моменты, когда я пишу составное сказуемое из пяти слов или делаю особенную опечатнку.

И еще начинаешь сомневаться в себе, вот человек одобряет твои публикации, а потом, скажем, восторгается каким-нибудь восхитительно банальным опусом о предназначении женщины, как змеи, как лани, как птицы, как сгустка ведической энергии и широкого завихрения вселенской мудрости матери пятерых рожавшей. И думаешь, неужели, мои тексты тоже настолько ужасные, что нравятся этому человеку?

И это я еще не говорю о современном искусстве, с ним вообще очень сложно все бывает. Банан, скотчем к стене приклеенный, например. Тут надо быть умным, думать про контекст. У Матисса или Рафаэля можно позволить себе про контекст не сильно думать (он безусловно есть, но это просто красиво), а современное искусство не прощает тупых. А я, признаюсь, туплю.

Если бы я делала современную инсталляцию, то собрала бы коллекцию трусов. И распределила их по разным этапам в жизни женщины. Детские трусы, трусы на первое свидание, трусы на поступление в вуз, трусы, в которых (без которых) был заделан первый ребенок, трусы, купленные с первой зарплаты, трусы, надетые при разводе. Можно даже сильно не расписывать философию. Трусы – важная часть жизни женщины, фасон меняется, смысл остается. Возможно, это было бы красиво, дайте грант!»

Вадим Мельников размышляет о неизбежности пьянства в России.

«Короче, пошел я в магазин, купить безалкогольного пива и килограмм белого кишмиша. Стою в очереди в кассу, а передо мной возвышается мужик, похожий на антропоморфного медведя. Бородатый, в партаках, серьезный. Он пытливо смотрит на кассиршу, которая укладывает в гигантский пакет четыре бутылки водки и несметное количество пива. Бутылок много, они образуют собой этакую лестницу, исчезающую в облаках наслаждений.

И вот, значит, мужик следит за укладкой припасов, а я за мужиком. И думаю как раз о том, что нашенская атмосфера способствует только одному хобби – пьянству. Ну и завидую мужику, чего уж. И тут замечаю, что в руках он сжимает баночку «Миринды». Помню, еще подумал, что мужик, конечно, дальновидный, проявляет о себе заботу на утро. Но ведь смешно это. Одна бутылка не спасет от последствий ночного алкомарафона.

Тем временем, продавщица достает второй пакет, потому как гравитация первого уже начала менять направление света. Глаза мужика слезятся, он вглядывается туда, за горизонт событий. Вдруг пакеты подхватывает сильная женская рука. За мощной мужской фигурой я не заметил маленькую женщину с красным лицом. Только сейчас я понял, что этот резкий запах одеколона, разрухи и черемши доносится именно от нее. Она закидывает пакеты на плечо и удаляется.

Кассирша переводит взгляд на страшного мужика. Тот ставит на ленту бутылочку «Миринды».

– У вас все? – спрашивает продавец.

– У меня все, – солидно отвечает расписной. И почему-то смотрит на меня скептически.

И я стыдливо прикрываю кишмишем пиво».

А Яна Лисицина делится зарисовкой из петербургской подземки.

«В вагон метро великан зашел, тощий, с большим бумажным пакетом. Старался головой потолок не задевать, о поручни не биться. Сел. А в вагоне все уж собрались – две тетушки, похожие на купчих, меланхоличный подросток в тату в виде разлитых чернил под глазами (на радость маме и гордость папе) и незажженной сигареткой во рту, и парень – реинкарнация императора Николая Второго: лицо точь-в-точь как портрет кисти Серова, но длинный волос в хвосте викинга, тату в виде дракона, пожирающего солнце (чем не намек на Октябрьский переворот?) и ноги, не знающие педикюра (это для маскировки под революционного матроса, мы ж понимаем)

Неожиданно купчихи пришли в движение и закудахтали. Великан приподнял пакет, он оказался порванным, и по вагону весело разлетелись продукты. Мы увидели, чем питаются великаны, когда не едят людей. Ведро майонеза (ведро, не кокетливое ведерко, а именно полноценное ведро, как для водоэмульсионной краски.) Две емкости с оливками, плотно связанные между собой. Примерно по килограмму, наверное. Штук пять манго. Все скакало по вагону и легко давалось в руки. Даже мужик, внимательно читающий самоучитель итальянского языка. оторвался и поймал один фрукт и даже не сожрал, вот что значит интеллигенция.

Одна из купчих предложила великану пакет, тот с благодарностью принял, и сложил свою еду. Но был на нерве. Мы это поняли, потому что он ушел в медитацию: уместил на бедрах ладони щепотью и закатил глаза. Все притихли, только гремел состав на перегоне «Горьковская»-»Невский проспект», и бился о двери незамеченный фрукт манго, но никто не шевелился его поднять, чтобы не нарушать уединение и думы».

Вместо тысячи слов

В этой подборке – немного про людей. Помните песенку «Мы – косари, и славен будь, наш труд»? Современных воинов косы запечатлел Алексей Литвинцев.

В объективе Алексея Головщикова – юный «профессионал».

«С понедельничком» поздравила подписчиков Яна Ушакова.

Надоело про людей? Не вопрос, вот, например, фото Сергея Евчика с призывом «Больше воздуха!».

И завершающий кадр – от Анатолия Бызова. «Летний полдень – импрессионизм по-иркутски».

Обзор подготовила Мария Маякова, Телеинформ

 
Сервис для бизнеса
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
  • Политика в отношении обработки персональных данных
  • На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)
  • онлайн курсы бровиста