ТЕМЫ
Архив
< Май 2022 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Сегодня
Новости медиажизни в Иркутской области

Обзор иркутской колумнистики и Facebook: собачья жизнь, задетые политикой и фейская работа

Иркутск, 28.01.22 (ИА «Телеинформ»), - На этой неделе иркутян волновали перипетии с бездомными собаками и иркутскими политиками, последствия конституционных поправок и бытовые фейские чудеса. Телеинформ подготовил свежий выпуск обзора иркутской колумнистики.

Волнующее и интересное

Одна из главных тем, захвативших иркутский сегмент Фэйсбука на этой неделе – это, конечно, тема бездомных собак. Напомним, совсем недавно в Забайкалье на семилетнюю девочку напала стая бездомных собак, ребенок погиб. Жители соседней с Приангарьем Бурятии тоже регулярно сталкиваются с бродячими псами, зачастую эти встречи заканчиваются печально. Кроме того, сами иркутяне стали чаще жаловаться на безнадзорных животных. По оценкам специалистов, в городе фиксируется значительный прирост особей без владельцев. Также отметим, на днях спикер Государственной думы Вячеслав Володин призвал ввести ответственность для чиновников, которые отвечают за ситуацию с бездомными животными на местах, подчеркнув, что дети не должны быть жертвами бездействия взрослых, но и уничтожать животных – не выход.

Яна Лисицина рассуждала:

«Homo sapiens против/за Canis lupus familiaris. Нас захлестывает общественная дискуссия касательно собак. И захлестывают своры собак на улицах… Неконтролируемое увеличение популяции Canis lupus familiaris приводит к очевидным проблемам. И если в дикой природе корреляция численности происходит сама собой (кого-то съели, кто-то умер от болезни или несчастного случая), то в ситуации искусственного образования все намного сложнее. Собака, выпавшая из окультуренной среды (не имеющая хозяина или находящаяся в режиме бесконтрольного поведения – на самовыгуле), представляет возможную опасность. Она охраняет свою территорию, исходя из инстинкта. Она (если не стерилизована) подчиняется инстинкту размножения, а это неуправляемые кобели во время собачьей свадьбы плюс прогрессирующее увеличение популяции. Собака, наконец, имеет стайный инстинкт, который просто необорим (Canis lupus – это волк, Canis lupus familiaris – собака) Требовать разумного поведения от хищников немного странно, у них инстинкты и свои права. Стайный закон, жесткая иерархия, охота на животный белок (кто же им является, интересно?).

Но собака – наш компаньон, это еще с палеолита. Мы ее любим, жалеем, ухаживаем. Но до тех пор, пока она не представляют реальную опасность. Но и тогда люди умудряются жалеть и любить, такова природа гуманизма (или каких-то глубинных индивидуальных эмоций). Но важно тут быть живу и не покусанным с последующими уколами от бешенства.

Но города все-таки для людей. Любое человеческое поселение – для человеков. Которые должны ходить, не боясь, что из подворотни вылетит кудлатый пес, который считает, что охраняет эту подворотню, поэтому лает или вцепляется в ногу… У меня нет уверенности что возможно проконтролировать всех владельцев собак – выбросит он собаку на улицу или нет (пример – контроль за ношением масок в общественных местах. Ну и как – успешно получилось? А на всех полицейских не напасешься). У меня нет уверенности, что отлов, стерилизация и выпуск вольной собаки на улицы – это выход из ситуации (а как стереть у собаки стайный инстинкт и инстинкт защиты территории, которую она считает своей?). У меня есть уверенность, что собак в свободном режиме на улицах поселений не должно быть в принципе. Никаких. Только с хозяевами, на поводке (или рядом) или в строго определенных установленных зонах. И должен быть жесткий контроль за владельцами касательно агрессивности питомца».

Дмитрий Таевский был категоричен:

«Давайте рассуждать логически. Что делают с людьми, которые опасны для общества? С ворами, насильниками, а главное – убийцами? Правильно, их изолируют от общества. Что делают с собаками, которые опасны для людей? Над ними пускают слюни зоозащитники, вокруг них устраивают танцы с бубном, их отлавливают, лечат, кормят, иногда (!) стерилизуют и снова выпускают на волю. Никому не кажется, что тут имеет место серьезный диссонанс?

Единственный аргумент зоозащитников – несчастные собачки не способны постоять за себя. Извините, как это неспособны? Еще как способны. Больше способны, чем многие люди. Я не знаю, в чью нетрезвую голову пришел этот бред – что способ борьбы с бродячими собаками заключается в их отлове, чипировании и выпускании обратно на волю. Ну давайте преступников ловить, засовывать в ухо бирку и снова выпускать обратно? Чисто из человеколюбия? Они что, от этого перестанут быть преступниками? А у собаки вывалятся зубы от наличия чипа? Исчезнет агрессия? Пропадет желание кушать мясо?

Ситуация в ее текущем формате безвыходная. Отлов собак свалили на муниципалитеты, которым и так катастрофически не хватает денег. Ну да, муниципалитеты что-то там выделяют на отлов животных. Хватает на пару сотен собак – из тысяч. Отловом занимаются насквозь коррумпированные фирмы. Контроля, сколько они собак на самом деле поймали, сколько стерилизовали и что там вообще происходит, нет абсолютно. Вся отчетность – только на бумаге. Отдавать это на федеральный уровень – означает породить очередного монстра типа «Федеральной собачьей компании», которая будет еще более коррумпирована, будет пожирать гигантские средства, и в итоге тоже не будет эффективно отлавливать собак. Но в обоих случаях главный вопрос остается нерешенным: ну поймали собак, а что с ними делать дальше? Убивать? Зоозащитники всего мира взвоют так, что мало не покажется. При этом, замечу, никто не мешает этим зоозащитникам за свой счет отлавливать собак и поселять их у себя дома. Но они в этот момент делают умильные мордочки и говорят: «У меня дома есть собака, мне хватит».

Что сделали британские власти, когда у них переполнились тюрьмы, а преступность стала зашкаливать? Стали вывозить преступников в Австралию. И живите там как хотите. Что мешает огородить в лесу участок километр на километр и выпускать туда всех пойманных собак? И пусть живут как хотят. Никакого насилия, никакого убийства, естественная среда обитания. А заплаканные зоозащитники могут приезжать и забирать себе, кто понравился. И вопрос будет решен раз и навсегда».

Ника Песчинская предполагала:

«Бездомные, брошенные собаки вызывают жалость. А вот кошки как-то не очень. А почему, казалось бы? А ответ довольно простой: мимика. У собаки очень выразительная морда. И когда ей плохо, то даже смотреть больно ей в глаза.

Другое дело – кошки. Вид у них независимый. И даже облезлая и тощая кошка производит впечатление гордой и независимой, дескать, что смотришь? Сама как-нибудь справлюсь, без вашей жалости. А на самом деле она, может, умоляет: покормите, погрейте меня кто-нибудь! Но на морде этого не читается, потому что мышцы неподвижны.

Свиней, коз, баранов, лошадей, которых люди едят, тоже как-то не очень жалко. И птиц как-то не жалко. А вот у собак выражение вызывает отклик. Думаю, во многом поэтому такие дискуссии вокруг бедных собак».

А Наталья Ветрова предлагала действовать по списку:

«Что изменит ситуацию с бездомными животными? Отвечаю на ваш вопрос. Мое мнение основано на личном опыте работы в волонтерских полях.

1. Первое и самое главное: обязательная массовая стерилизация бездомных и домашних животных не подлежащих разведению. Масштабно должно финансироваться государством – по линии бездомных в виде субсидий ветклиникам (частным и государственным).

2. Штраф частным владельцам животных за отказ от стерилизации, возможность массовой льготной стерилизации для пенсионеров и малообеспеченных семей.

3. Тотальный учет (чипирование) ВСЕХ животных в единой базе страны. Если ее не будет (а сейчас ее нет), то любая система наказания за самовыгул и утерю животного не имеет смысла.

4. Штрафы за утерю животного, жестокое обращение, оставление в опасности, самовыгул.

5. Налоги на содержание животного, если 2, 3, 4 в наличие, то увеличение налогообложения и налог на разведение животных.

6. Жесткий контроль исполнения подрядчиками реализации программы ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск в прежнее место обитания).

7. Жесткий контроль работы чиновников, которые контролируют реализацию программы ОСВВ.

8. Обширная просветительская деятельность населения.

Эти меры позволят сократить популяцию бездомных животных на улицах в течение 2-3 лет без кровопролития. Гуманно. Продолжительность жизни уличных животных очень низкая (инфекции, ДТП, голод, мороз, гибель от рук человека), поэтому процесс уменьшения произойдет естественным путем. Что касается одичавших агрессивных животных, которые представляют угрозу жизни и здоровью людей – ответ очевиден для всех. И обсуждать его не вижу смысла.

И еще для информации: если на миг предположить, что мы уничтожили в одночасье всех уличных животных, то радоваться не стоит. Через 1-2 года мы получим то же самое число бездомных животных, если не будет массой одновременной стерилизации уличных и домашних. На моей практике стаи уличных пополняют именно они. Примерно на 70-80 процентов стаи состоят из домашних – это выкинутые щенки или взрослые бывшедомашние суки, которые рожают уже на улице.

Ситуация катастрофична и решать ее нужно незамедлительно! Но силами волонтеров, к сожалению, этого не сделать».

Политика, физика, лирика

Колумнист ИТГ Сергей Шмидт тем временем погружается в не менее резонансные дебри иркутской политики.

«Кировский районный суд города Иркутска продлил Сергею Шеверде, экс-министру лесного комплекса Иркутской области, содержание под стражей до 13 апреля. Сложно вспомнить, сколько таких продлений уже имели место. Шеверда находится в СИЗО больше двух с половиной лет. Есть ощущение, что и до трехлетки дойдет дело.

Из чистого человеческого любопытства заглянул в фейсбучные аккаунты наиболее активных симпатизантов свергнутой «коммунистической династии» – активных во времена правления самой династии. Никаких чудес – в виде выражения солидарности с Шевердой или просто гневных упоминаний о его затянувшемся несправедливом заключении – не обнаружилось…

От себя лично могу сказать, что держать такое продолжительное время в СИЗО человека, который точно не представляет никакой социальной опасности, является безобразием. Политическую составляющую в деле Шеверды отрицать наивно. Но смысл этой составляющей теперь равен нулю. Пусть сменяемость власти в иркутском обкоме и выглядит фантастикой, но столь же маловероятным выглядит и возвращение бывшего коммунистического губернатора в настоящую политику, разве что возрастной тренд имени Байдена и Трампа как-то ему поможет. Если Шеверда пострадал из-за Левченко, то теперь страдать ему не из-за кого…

Кто-то скажет, что при путинском авторитаризме нет и не может быть никаких свободных общественных реакций в защиту тех, кого прессуют или запрессовали. Но это не так. Вспомним, какую поддержку получил Алексей Петров*, когда его увольняли и, к сожалению, уволили из университета. Университетские коллеги выбрали меня председателем собрания, высказавшемся в его поддержку, так что я знаю о чем говорю (а это собрание было далеко не единственным выражением поддержки Петрова). Вспомним уровень общественной поддержки осужденного ольхонского мэра Сергея Копылова. Почему люди одних поддерживают, а других нет? Почему остался без такой поддержки Сергей Шеверда? Некому поддержать? Не нашлось инициаторов и организаторов такого рода поддержки? Может, есть кому поддержать, но и правда боятся?»

Теперь – о более приятном, ведь мало что может сравниться с удовольствием от новой книги. А их – великое множество в обзорах Влада Толстова. Одна подборка посвящена книгам по истории – истории Торгсина, киноискусства, климатических изменений, финансово-денежных отношений… Есть и обзор самых массовых увлечений в дореволюционном Петербурге, а также переиздание одного из главных трудов по истории рыцарских турниров, который в оригинале вышел почти сто лет назад, а в России был переведен только в 2008 году. «Британский археолог Колтман Клифан подошел к вопросу основательно. Он подробнейшим образом рассказывает, как проводились рыцарские турниры, во что были одеты рыцари, какие существовали правила и запреты во время проведения ристалищ (например, были однозначно запрещены «перчатки с замком», это когда положение копья в руке конного рыцаря фиксируется раз и навсегда). В общем, сами рыцарские турниры выполняли сразу несколько функций. Это были такие учебные смотры лучших образцов конного и латного вооружения. Это были гастроли известных бойцов этого, ммм, вида единоборств, когда им присылали вызовы и они приезжали на турниры. Это была, несомненно, выставка достижений оружейной отрасли. Наконец, это было одно из самых популярных массовых развлечений, собиравшее множество зрителей», – рассказывает Толстов.

В другом обзоре – новинки руслита. В их числе – «как бы мемуары, замаскированные под роман-фантасмагорию», еще одна антиутопия про вирус, повествование о жизни восьмилетнего приемыша в дагестанской семье, сборник короткой прозы, «где не все подряд фантастика, но в каждом рассказе реальность чуточку искажена по авторской воле» и адаптированный пересказ русских былин. А также – роман о сериальном актере, застрявшем в маленьком северном городе. «Все как всегда в текстах Кирилла Рябова: абсурд и безумие, разлитое в воздухе, много алкоголя и замогильного юмора. И слог, и это рябовское умение протереть дырочку в реальности и позволить нам увидеть что-то такое, от чего потом будешь еще несколько дней вздрагивать, такое виртуозное соединение эстетики Стивена Кинга с пьяными галлюцинациями Буковски», – смакует эту книгу Влад Толстов. Ну что ж, почитаем!

Главред «Байкальских вестей» Юрий Пронин накануне очередных Олимпийских игр задумывался о спорте, и о том, как он переплетен сейчас с политикой.

«Допинговые скандалы, в эпицентре которых оказалась сборная России по многим видам спорта, основательно подорвали популярность Олимпийских игр. Конечно, можно показать наши успехи для громадной аудитории, а затем лишь вполголоса, скороговоркой сообщить про обратную сторону медалей, к тому же с утверждением, что это якобы неправда, а клевета и козни супостатов. Но со временем все больше людей все же понимают, что, как уже сказано выше, «что-то не то».

Очень близко к спорту подошла и вовсе горячая политика. Вспомним: апогей событий вокруг Украины в 2014 году случился буквально через несколько дней после завершения зимней Олимпиады в Сочи, на волне победной эйфории. Вот и сейчас, по сообщениям многих источников, глава Китая Си Цзиньпин обратился к Владимиру Путину с просьбой, скажем так, не допускать дальнейшего обострения международной ситуации на период проведения Олимпийских игр в Пекине. То есть священное когда-то правило «Олимпиада и война несовместимы» в очередной раз под угрозой. Да что там под угрозой: оно уже неоднократно нарушалось – скажем, в ходе войн во Вьетнаме (США) и Афганистане (СССР). В этом же «букете» и политические бойкоты, когда Игры недосчитываются выдающихся команд и спортсменов, теряя в зрелищности и спортивном уроне. Не обойдется без таких проявлений – хорошо хотя бы, что дипломатических, без снятия спортсменов – и пекинская Олимпиада…

Но под занавес – оптимизм. И не потому, что так следует по этикету, а исходя из логики событий. Все же Олимпиада состоится – несмотря и вопреки. А дальше понемногу наладится – но обязательно после больших перемен, без которых «что-то не то» станет постоянным ярлыком олимпийского движения, мирового спорта в целом».

А в соцсетях Михаил Дронов пишет о том, что сейчас в разгаре «времена, когда чтобы быть порядочным человеком – вовсе не обязательно быть оппозиционером»:

«Возможно, это даже вредно для «сохранения порядочности» (риск свалиться в трагикомическую суетливую мелочность по отношению к власти). Достаточно хотя бы просто называть Черное – Черным (а не «высококонцентрированным серым»). Или хотя бы МОЛЧАТЬ, если уж духу не хватает назвать неглиже императора не совсем уместным в приличном обществе.

Но – хотя бы не содействовать государственному безумию, поддерживая его знаками эмоциональной солидарности. Это уже – порядочность. Такое время сейчас (но оно быстро – по историческим меркам! – закончится).

…Когда отшумели споры вокруг позапрошлогодних Антиконституционных поправок, курс на превращение РФ в феодальную империю был «всенародно одобрен» – я спросил френда, горячо «топившего за поправки»: ну, че, вышло по-твоему, вы победили. Скажи, ты теперь понимаешь – что лично несешь толику моральной ответственности за все предстоящие действия властей, получивших индульгенцию и карт-бланш из твоих, среди прочих, рук?

Вопрос был прост как три рубля (ведь речь идет всего лишь о моральной ответственности, чувствах – а не о каких-то там швабрах в анальном отверстии). Но френд ушел от прямого ответа, утопив его в бесконечном абстрактном бла-бла-бла о «сложностях мира в его геополитическом подбрюшье», типа того.

Еще раз: я считаю – чтобы чувствовать себя порядочным человеком (да и считаться таковым), сегодня достаточно одного простого состояния: не одобрять происходящего. Или – наоборот, одобрять: но тогда уж – не прячась в кусты от ответа на простой вопрос: «Ты чувствуешь себя хотя бы чуток ответственным за действия властей?» И задавать этот вопрос – самому себе. И быть готовым отвечать на подобные вопросы собственных детей.

…Пока мы тут с вами оторопь от «диалога с Западом» переживаем – уничтожение местного самоуправления в России спокойно вступает в решающую фазу. Даже и назван срок окончательного перехода в новый этап феодализма технотронной эпохи: 2028 год, на четвертом году очередного президентского срока. Злые собаки на улицах, говорите? Мэры шибко воруют, говорите? Ну-ну, Единая публичная власть разберется без вашего участия, но челобитную опустите вон в том ящичек на Госуслугах…»

Сергей Перевозников меж тем делил людей на типы:

«Есть люди типа «пиши». Они сидят в мессенджерах, не выпуская телефон из рук, или за компом и работают, половину времени тратя на нахождение в потоке. Большинство везде и нигде. Я не имею ввиду профкоммуникаторов или, например, новостников и т.п., т.е. тех, кто работает там, а не так. Те, кто посылают звуковые сообщения, это тоже «пиши», только интерфейс другой.

Есть люди типа «звони». Сообщения они видят по случаю, отвечают пачкой всем и, чаще, не пространно. Я сам такой. Посты могу длинные, сообщения в диалоге – ок, нет, да, ну до пяти-семи слов реплики. Но отвечаю всем. Я почему-то еще не люблю сидеть в чатах или в новостях. Вечером полистал три-пять источников десять-пятнадцать минут и инаф. Если что-то суперважно, посмотрел аналитику, если совсем горячо – какую-нить Нью Йорк Таймс с переводчиком.

И вот я понимаю, как первые удивляют вторых и наоборот. Думают примерно одинаково – че им еще надо? И для людей из категории «звони» после ответа и все решено контрольный в голову – улыбочка, цветочек или поки-поки. Какой разный мир, потому и хорошо, да?»

Алексей Гуранин писал о наболевшем:

«Из дед-морозной практики: самое раздражающее стихотворение из тех, что читали дети Деду в прошлый новогод, это вовсе не «Маленькой елочке». Поветрие: шпана (начальная школа) читает Деду «Бородино»! «Бородино», Карл! Целиком! Все 14 семистиший, вплоть до «Не отдали б Москвы».

Ничо так, да?»

А у Марии Королевой – снова история про работу феей:

«Горе мое шире Вселенной настолько, что я сейчас похитила с остановки двух мужчин. Серьезно, похитила и увезла в неизвестном направлении в ночь холодную. Правда, в шапках.

Я ехала от мамы из Ангарска. Вышла из рейсового автобуса и хотела пересесть на свой. А не тут-то было. Их нет. Я пробовала испытанный способ – закурить на остановке сигарету. Но и он не помог. Кроме меня, на остановке терлись два дядьки – один пожилой и толстый, а второй не разглядела какой. Не в моем случае разглядывать, знаете ли.

Короче, я вызвала такси. Хотя я не люблю такси и мне было ужасно жалко 240 рублей. И тут меня осенило.

– Мужики, – говорю я этим дядькам, – поехали со мной?

– А вы куда?

– Я на 2-ю Железнодорожную.

– Ой, и я тоже!

– И мне туда, только чуть дальше!

Загрузились мы и с божьей помощью поехали. Дядьки на радостях отдали мне не по 80 рублей, а по сто – за идею.

Ну, и доехали мы. Толстому дядьке как раз жена позвонила, пришлось отпустить. Ну, зато покаталась и 200 рублей сэкономила. Опять же, думаю, пора мне уже фею считать официальной третьей работой».

Вместо тысячи слов

И – немного визуального напоследок. Алексей Головщиков взывает: «Хэлп».

У Варвары Штерн – байкальский «Blue landscape».

Александр Снарский поймал зимнее гало.

А Анатолий Бызов показывает «навеянное».

*В октябре 2021 года внесен Минюстом РФ в реестр СМИ, выполняющих функцию иностранного агента

Обзор подготовила Мария Маякова, Телеинформ

 
Сибирь, Байкал, Иркутск - в зеркале мировых СМИ. Обзоры прессы
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)