ТЕМЫ
Архив
< Ноябрь 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27
29 30          
Сегодня
Иркутская область: экономика, бизнес

Замглавы РУСАЛа Максим Полетаев рассказал об отношениях с «Интерросом»

Москва, 11.10.21 (ИА «Телеинформ»), - План правительства ввести налог на дивиденды и будущая реакция на него со стороны ГМК «Норильский никель» пополнили перечень разногласий ключевых акционеров компании – «Интерроса» Владимира Потанина и РУСАЛа. Владимир Потанин 29 сентября заявил «Интерфаксу», что «Норникелю» придется снизить дивиденды ради роста инвестиций. Позицию «Русала» по этому и другим спорным вопросам изложил замглавы компании и член совета директоров «Норникеля» Максим Полетаев в интервью газете «Коммерсант».

Максим Полетаев заметил, что переговоры с «Интерросом» о новом акционерном соглашении «Норникеля» пока заморожены и не по инициативе РУСАЛа.

– Нам очень жаль. «Русал» всегда открыт к диалогу, в том числе по продлению соглашения. Мы готовы к любому развитию событий, в том числе к тому, что соглашение может быть не продлено, и у нас есть четкое понимание, как мы будем управлять нашей инвестицией в «Норникель» в этом случае. Соглашение акционеров создало эффективную систему «сдержек и противовесов» для предотвращения злоупотреблений в интересах всех стейкхолдеров «Норникеля». Нет никаких причин, почему эти условия не могут действовать дальше, кроме нежелания «Интерроса» продолжать быть ими связанным, – отметил Максим Полетаев.

Также замглавы РУСАла подчеркнул, что компания не получала от «Норникеля» предложения по дивидендам.

– Они выплачивались и выплачиваются по формуле. Было предложение Владимира Олеговича провести buyback. В этом году уже был проведен buyback. И тогда, когда мы принимали решение об обратном выкупе, вы помните, были колебания на рынках, но сейчас акции «Норильского никеля» находятся на исторических максимумах. Поэтому поддерживать специально котировки не имеет никакого смысла. Мы приняли решение о buyback с пониманием, что данные акции должны быть погашены за исключением небольшой доли. Тогда мы это поддержали, тогда у нас были контакты, шли переговоры, и мы глубоко верили, что близки уже к какой-то договоренности о том, как мы будем жить дальше, – рассказал Полетаев.

При этом предлагавшийся коллегами формат buyback не предполагал падения пакета РУСАЛа ниже блокирующего. Это было бы неприемлемо для компании в любом случае. Обратный выкуп, по словам эксперта, делается для того, чтобы поддержать рыночные котировки акций. Сейчас в этом нет необходимости.

Отвечая на вопрос о том, какую позицию занимает РУСАЛ в переговорах о новом акционерном соглашении, Максим Полетаев напомнил о том, как это соглашение появилось 9 лет назад из-за большого корпоративного конфликта.

– Менеджмент «Норникеля» реализовал ряд крупных сделок со связанными сторонами. Были и обратные выкупы, в которых не смогли принять участия ни миноритарные акционеры «Норникеля», ни «Русал» – они были таким образом организованы. И это было серьезным нарушением прав всех остальных акционеров. Конфликт зашел на серьезный уровень, стороны судились.

В результате стороны договорились, что крупнейший акционер, который, замечу, попросил себе право быть управляющим партнером, примет на себя определенный повышенный стандарт ответственности в своих отношениях с компанией. В частности, были введены механизмы контроля за сделками с заинтересованностью и потенциальным конфликтом интересов менеджмента, которые распространяются на всю группу.

Риск того, что без акционерного соглашения будут происходить такие вещи, такая же политика, которая была до его заключения, не нулевой. И это делалось во многом теми же людьми, которые и сейчас там. Поэтому мы считаем, что мы действуем в лучших интересах «Норникеля», в интересах миноритарных акционеров, потому что для миноритарного акционера важны две вещи: это рост акционерной стоимости и предсказуемая дивидендная политика, – прокомментировал Полетаев.

При этом тезис о том, что «Норникелю» необходимо сделать принципиальный выбор между дивидендами и реализацией инвестиционной программы, по словам Полетаева, не верен.

– На протяжении всего периода действия акционерного соглашения и дивидендной формулы не было ни одного периода, когда инвестиционная программа компании была бы недофинансирована. Наоборот, компания постоянно оказывается не в состоянии освоить выделенные инвестиции. «Русал» поддерживал и поддерживает расширение инвестиционной программы «Норникеля», повышенные социальные и экологические обязательства. Есть только пара требований. Во-первых, мы против бездумного наращивания инвестиций, не соответствующих показателям качества, которые ранее согласовали все стороны акционерного соглашения. Во-вторых, надо делать это прозрачно: мы должны понимать, куда тратятся деньги, кто конкретно за это отвечает, кто подрядчики. И в этом смысле важна система контроля, сложившаяся после заключения акционерного соглашения. Если ее демонтировать, как предлагают наши партнеры, то от этого не выиграет никто – ни акционеры, ни государство, ни жители городов, где работает «Норникель», ни экология, – отметил эксперт.

Замглавы РУСАЛа подчеркнул, что налог на дивиденды пока еще не введен.

– На мой взгляд, это не совсем правильный подход, потому что вы можете получить очень нехорошую историю в инфляции инвестиций, то есть когда люди начнут инвестировать просто ради того, чтобы инвестировать. Правительство услышало бизнес. Это первое.

Во-вторых, мы по-разному слышим то, что говорит правительство. Премьер Михаил Мишустин, если внимательно слушать, сказал, что государство не против того, чтобы бизнес зарабатывал прибыль, не против того, чтобы бизнес получал дивиденды, и за то, чтобы дивиденды носили сбалансированный характер, правильным образом тратились. «Русал», получая дивиденды от «Норникеля», на 100% открыт в том, куда дивиденды тратятся: они в пропорции примерно 50 на 50 ушли на закрытие кредитов от российских государственных банков и на финансирование инвестиционной программы «Русала». Это то, как мы понимаем социальную ответственность перед обществом.

Вообще неправильно сравнивать «Русал» с другим акционером «Норникеля» – «Интерросом», так как это компания одного человека. И мы приглашаем Владимира Олеговича рассказать людям, насколько ответственно он использует дивиденды. «Русал» совершенно осознанно покупал на рыночных условиях за сумму более $14 млрд пакет акций «Норникеля». Для нас акции «Норникеля» – это контрцикличное вложение, чтобы получать денежный поток при низкой конъюнктуре. Я напомню, что «Русал» не является рентной компанией и не является монополистом на рынке алюминия. «Русал» в гораздо большей степени зависит от рыночной конъюнктуры и цен на алюминий, но смог в суперконкурентной среде вырасти в крупнейшего производителя в мире за пределами Китая, – рассказал Полетаев.

Затронули в интервью и тему серии аварий на производстве «Норникеля». После этого компания начала реформу управления. Полетаев оценил ее эффективность.

– Когда произошел разлив дизельного топлива (в Норильске в мае 2020 года), я написал открытое письмо председателю совета директоров. Я предлагал спросить Владимира Олеговича, способна ли команда менеджмента исполнять обязанности и вообще управлять компанией. Ущерб, который «Норникель» получил, был огромным. За разлив компания была оштрафована на $2 млрд. Вы знаете, что в этом году произошла авария в шахте и произошло падение крыши с человеческими жертвами в одном из цехов. По нашим косвенным подсчетам, общий ущерб за вот эти две последние аварии еще $1,5 млрд. За это должен отвечать менеджмент.

Если вы видели фотографии цеха, который рухнул – а это основной цех, это обогатительная фабрика,– он выглядит так, как будто его как построили в 1930-е годы, так ни разу и не красили с тех пор. Я проработал 25 лет в Сбербанке. Я не могу себе представить, чтобы президент, с которым я проработал десять лет, Герман Оскарович Греф, руководил, например, Сбербанком удаленно, чтобы не ездил по территории, не встречался с людьми, не бывал бы во всех территориальных банках, не проводил бы регулярно сам правления, сам бы не выступал на наблюдательном совете. На совете директоров «Норникеля» Владимира Олеговича вот я, член совета директоров, ни разу не видел, – сообщил Максим Полетаев.

Он также добавил, что дело в отношении. У «Норникеля» есть две большие промышленные площадки: это Норильск и Мончегорск. Я не представляю, как можно управлять этими производственными площадками, не находясь там, на месте создания добавленной стоимости. При этом кадровые изменения все таки произошли, Полетаев их оценил. «Они услышали нас по экологии, они назначили достаточно высокоуровневых людей заниматься этой сферой, которые запустили позитивное движение, поэтому не могу сказать, что ничего не происходит», – отметил эксперт.

Полную версию интервью можно прочесть на сайте газеты «Коммерсант» по ссылке.

 
Отслеживать: Досье раздела
Сводка топ-вакансий: директор, менеджеры, специалисты верхнего звена
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)