ТЕМЫ
Архив
< Май 2022 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Два года на посту губернатора Иркутской области: политнаблюдатели оценили работу Игоря Кобзева

Иркутская область, 24.12.21 (ИА «Телеинформ»), - Два года на губернаторском посту в Иркутской области отработал Игорь Кобзев. Напомним, в декабре 2019 года он был назначен исполняющим обязанности главы региона после внезапной отставки Сергея Левченко. Традиционно Телеинформ подводит итоги очередного губернаторского года и представляет подборку мнений политических наблюдателей.

  • Президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» (Москва) Евгений Минченко отмечает сильные стороны Игоря Кобзева – умение выстраивать эффективные коммуникации:

- Наиболее эффективен Игорь Кобзев в двух направлениях – это коммуникация с федеральным центром, поскольку Игорь Иванович проявил себя как очень сильный лоббист, и мы видим, что небо и земля по сравнению с предыдущим губернатором. Второе – это общение с населением. И рейтинги доверия, и фокус-группы показывают, что стиль общения открытый, доброжелательный, эмпатичный, он вызывает позитивное отношение у избирателей.

Если говорить о внутриэлитных отношениях, то можно заметить, что начинаются какие-то сбои. Мы видели, что отдельные конфликтные ситуации в том числе наложились на выборы в Государственную Думу. Но в целом, если сопоставить, как обычно это в Иркутской области происходит, то я бы сказал, что ситуация близка к внутриэлитному миру.

Что касается проектов, могу констатировать, что практически по всем у Игоря Кобзева есть успехи. По Суворовскому училищу вопрос решен, хотя многие были в большом скепсисе. Средства и в БЦБК, и в Усольехимпром вкладываются достаточно серьезные. Реабилитационные мероприятия идут. Здесь очевидный прогресс по всем направлениям. Плюс надо заметить эффективную работу по предотвращению наводнений в регионе, а также по ликвидации последствий прошлого наводнения. В этом году мы видим, что эффективная работа по профилактике привела к тому, что область период паводков пережила очень спокойно.

  • Научный директор иркутского МИОН Дмитрий Козлов напомнил, как все «совпало» к началу губернаторства Игоря Кобзева:

– Нарочно не придумаешь: все началось с устранения последствий наводнения, потом перешло в пандемию. В режиме форс-мажорных обстоятельств губернатор действует достаточно оптимально, явных провалов нет, в то же время реализуются какие инициативы, связанные с реконструкцией Тулуна, с Нижнеудинском, с реализацией новых направлений, особенно по части экологии. Это и Байкальск (БЦБК), и Усолье-Сибирское («Усольехимпром»). В этом есть некий момент прорыва. Он, конечно, сложнореализуем, потому что все равно область находится в чрезвычайно сложной ситуации: проблемы, связанные с экологическим развитием, накапливались десятилетиями, если не больше. Но не могу не отметить масштабность поставленных задач, связанных и с приходом Внешэкономбанка (ВЭБ.РФ), и с проектами развития Байкальска, и с рекультивацией пораженных территорий. Они не просто формируются на бумаге, мы видим какие-то реальные подвижки, шаги, внимание федеральных министерств. Эта тема была заявлена еще в момент прихода Кобзева в регион.

Внимание федерального центра к нам не ослабевает, мы это видим на примере инициатив вроде Суворовского училища, строительство которого поддерживается и президентом, и министром обороны, хоть и к самому проекту можно относиться по-разному. Плюс пресловутый аэропорт Иркутска, так сказать, притча во языцех, но по его проекту тоже есть какие-то подвижки. С этой точки зрения, конечно, губернатор очень технологичен и, действительно, можно сказать, «на своем месте», потому что огромная область, огромное количество проблем, но несмотря даже на пандемийные дела и не самые лучшие обстоятельства, в которых он стал губернатором, он держит удар.

Можно сказать, что явных провалов и выпадения из общего курса мы не наблюдаем. Очевидно, что он доказал и свое умение руководить, и у нас стопроцентно выстроены связи с федеральным центром, регион участвует в федеральных целевых программах. Насколько я знаю, это – один из важных индикаторов работы современной администрации.

Очень важно, что ушла какая-то конфликтность. Но тут я не знаю, плюс это или минус. Действительно, все прежние, скажем так, «терки» между администрациями Иркутска и области, между исполнительной властью и Законодательным собранием ушли. Может быть, это где-то формируется и циркулирует на уровне подводных течений, но, тем не менее, мы не видим явных конфликтных проявлений. У нас принят и региональный бюджет, в котором есть момент социальной направленности, нет какой-то партийности. Мы все знаем, что Иркутск был очагом коммунистического влияния, но сейчас политическая идеология ушла на задний план, и можно говорить о конструктивном взаимодействии разных течений, движений, идеологий в регионе на благо родного края. Можно сказать, что у губернатора очевидно есть стиль управления: это не «серая мышь», а четко выраженный стиль человека, который умеет обходить какие-то возможные конфликты, решать их, формально или неформально, лидировать.

Конечно, еще очень важно последнее событие, когда Кобзев возглавил региональное отделение «Единой России» и стал лицом партии в регионе. Это, конечно, «фифти-фифти», потому что ставки повышены и все, что связано с развитием региона, будет сразу одновременно свидетельствовать об успехе или провале правящей российской партии. Получается, он этого не боится, каким-то образом то, что называется «фактор варяга», здесь работает с точки зрения «смелого варяга», который не боится вызовов.

Также мне особенно нравятся проекты и планы, связанные с «зеленой экономикой», с экологическими прорывами в регионе. Надеюсь, это состоится и не сведется к запуску Суворовского училища, при всей его важности. Хотя в целом тут действительно очень сложная ситуация, но она общая, даже не для Иркутской области или России, а для всего мира.

Но, естественно, можно сказать о минусах. Есть относительная кадровая неустойчивость, особенно в том, что касается здравоохранения, достаточно сильная ротация в команде, некоторые говорят о том, что губернатор во многом опирается только на сигналы из федерального центра, но здесь тоже «фифти-фифти». Это, с одной стороны, дает ему возможность быть в стороне от региональных конфликтов, а с другой стороны это – проблемность: кандидаты «повисают» в пустоте и не хватает сцепки с региональными запросами. Но в разные волны пандемии это проявлялось по-разному.

Еще один огромный вызов – будет ли Байкал исключен из списка объектов всемирного наследия. Если это состоится, это будет большим ударом не только по Иркутску и области, но и по всей России. Это своего рода «краш-тест» для администраций. Хотя здесь тоже есть объективные причины: освоение Байкала с разных сторон, попытки капитализации, поиск бизнес-интересов. Здесь важно и то, что связано с Байкальском, Усольем. Сибирские города проводили федеральную программу «Чистый воздух», и Братск оказался одним из самых загрязненных, и на уровне правительства был сделан вывод, что мало подвижек. Экологическая повестка – главная беда и боль нашего региона, и это вызов для администрации, будет очень интересно, как она сможет среагировать.

И, конечно, меня беспокоит, состоится ли у нас все-таки этот чемпионат мира по хоккею с мячом. Это эпохальная вещь, две попытки делались, но он так и не был проведен. Может, он уже сможет войти в Книгу рекордов Гиннеса как самый долгоиграющий чемпионат мира, который столько раз объявлялся и не состоялся. Но это так, шутка, и это в меньшей степени проблема губернатора, это больше связано с организаторами.

  • Политолог, публицист Сергей Шмидт отмечает значимость взаимоотношений Игоря Кобзева с «Единой Россией»:

- Самым важным в этот год работы Игоря Кобзева я бы назвал его участие в думской кампании в качестве лидера регионального списка и последующее вступление в «Единую Россию» (занятие должности руководителя регионального отделения партии).

Как известно, в прошлом году Кобзев старался дистанцироваться от партийной политики и сделанный им выбор свидетельствует о нескольких важных вещах. Во-первых, о его готовности использовать партийную принадлежность в своей работе, по сути, на благо области. Во-вторых, учитывая то обстоятельство, что предложение о вступлении в «Единую Россию» было сделано из верхних эшелонов власти, мы получили свидетельство высокой степени популярности Кобзева в регионе. Нет ни малейшего сомнения в том, что непопулярный губернатор не был бы приглашен в партию действующей власти, нуждающуюся в сильных публичных персонах.

В-третьих, это свидетельствует о том, что результаты «Единой России» в Иркутской области признаны в верхних эшелонах власти, как минимум, удовлетворительными. Мне известно из инсайдерских источников, что партийный список «Единой России» получил почти на 20 тысяч голосов больше спущенного из Москвы плана, трое из четырех одномандатников, ставших депутатами Госдумы, – единороссы. Депутат-коммунист выиграл свой округ в соответствии с договоренностями с теми же единороссами. Сама кампания обошлась без информационных скандалов, что особенно важно – делалась за сравнительно небольшие деньги. В общем, успехи «Единой России» в Иркутской области (а это именно успехи, учитывая, что позиции ЕР в области никогда не были однозначно сильными, плюс ко всему, областью управлял коммунист) были отнесены в Москве к числу заслуг губернатора.

Вторым достижением Кобзева можно считать сохранение в области внутриэлитного политического мира – мы наблюдаем исключительный для региона случай вполне согласованной работы с одной стороны исполнительной и законодательной власти, с другой – команды губернатора и мэрии областного центра. Политическое затишье ощущается даже в думе города Иркутска. Главы муниципалитетов демонстрируют кто настоящую преданность Кобзеву (Болотов, Серебренников), кто деловую лояльность (Боровский и даже Юмашев). Лишним подтверждением поддержания политического мира в области является упомянутая выше фактическая бесконфликтность думских выборов в регионе.

Из практических результатов работы губернатора можно отметить следующее: серьезные успехи в ликвидации накопленного ущерба от деятельности «Усольехимпрома», закрытие «тулунской проблемы» – последнее особенно важно, поскольку Тулун (ликвидация последствий мощного наводнения) подавался как чуть ли не главная причина назначения Кобзева в регион, при этом решить «тулунскую проблему» идеально было практически невозможно – скажем откровенно, люди не хотели там жить, строители не хотели там строить. Идеального решения проблемы не произошло, но Кобзев, судя по всему, сделал все возможное.

Очень важными для губернатора стали цифры налогового наполнения областной казны и параметры запланированного на следующий год регионального бюджета. Миф о блистательном правлении Сергея Левченко разрушен, все эти цифры превышают показатели времен губернаторства Левченко. А ведь пандемия продолжает создавать серьезные препятствия для нормальной жизни и развития.

Кобзев демонстрирует по-настоящему стабильную открытость гражданам. Речь не только о площадках «кобзевнасвязи» в инстаграме, но и о том, что он не чурается встреч с, можно сказать, враждебно настроенными к нему людьми.

Конечно, нельзя не упомянуть и о том, что не получилось. Думаю, что самым болезненным для губернатора стал перенос сроков реализации проекта Суворовского училища, и дело даже не в том, что, по сути, он пока не выполнил одно из важнейших предвыборных обещаний, а в том, что причиной этого переноса стала совершенно бессмысленная, иррациональная псевдогражданская активность отдельных иркутян.

  • Политобозреватель Галина Солонина отмечает качественный переход губернатора из условных «управленцев» в статус «политика»:

- Главным итогом второго года работы Игоря Кобзева в должности губернатора является, на мой взгляд, его переход из, условно говоря, «управленческого сословия» в «политическое». Прежде Кобзев был руководителем – занимал высокую должность в МЧС, затем возглавил Иркутскую область. Но он не был политиком – скорее, элементом вертикали власти: хоть и предельно эффективным, выполняющим приказ на все 100 процентов, но не имеющим собственной политической воли. Теперь он стал политиком. Этот переход происходил постепенно после губернаторских выборов 2020 года и завершился с назначением Кобзева (а вернее – с принятием им) должности главы регионального отделения «Единой России». Это довольно сложный и рискованный шаг в условиях нынешних политических реалий, когда значительная часть населения испытывает неуверенность в завтрашнем дне – в связи с коронавирусом, в связи с экономическими и социальными изменениями, выкидывающими из жизненного мейнстрима целые пласты населения.

На мой взгляд, тот факт, что Игорь Кобзев сначала возглавил список «Единой России» на выборах депутатов Госдумы (и тем самым способствовал победе единороссов как по партийному списку, так и в трех из четырех одномандатных округах), затем вступил в партию и, в конечном итоге, принял должность врио секретаря Иркутского регионального отделения этой партии, говорит о том, что он готов брать на себя ответственность не только за действия региональной власти, но и отвечать перед населением области по счетам федеральной власти. Это сегодня особенно важно.

На мой взгляд, эта трансформация управленца в политика – важнейшее, что произошло с Игорем Кобзевым к двухлетнему рубежу.

Но была еще целая серия довольно важных событий. Работа Росатома в качестве экологического оператора по ликвидации накопленного ущерба от деятельности «Усольехимпрома» (Усолье-Сибирское) и БЦБК (Байкальск). Сейчас активно ведутся работы по разбору этих двух промышленных свалок. Установлены сроки завершения рекультивации, решаются как текущие проблемы, так и стратегические – по формированию будущего этих моногородов.

Еще один важный итог – начало реализации в Иркутской области важного экологического проекта «Чистый воздух». Речь идет о Братске и экологизации промышленных гигантов, загрязняющих окружающую среду.

Важный результат второго года работы губернатора – это и состояние бюджета Иркутской области. Конечно, мы все помним, как его предшественник Сергей Левченко любые увеличения доходной базы бюджета приписывал лично себе, не обращая внимания на общую экономическую конъюнктуру, так что не будем побуждать Кобзева вести себя так же, адресуя лично ему заслуги в росте бюджета-2021 и прогнозах роста 2022. Тем не менее, правительством Иркутской области и Заксобранием в 2020-2021 годах были предприняты реальные действия, направленные на сохранение экономики в период пандемии и ее развитие. Это законы и подзаконные акты по поддержке малого бизнеса, финансовая помощь через институты развития и другие меры.

Но иногда достижения – это не только то, что произошло, но и то, что не произошло. В Иркутской области, широко знаменитой своими катастрофами, об этом хорошо знают. В 2021 году не было катастрофических лесных пожаров и наводнений. Это был довольно мирный год, хоть и подпорченный двумя волнами коронавируса.

Практически прекратились политические дрязги. И это тоже неплохо.

  • Политолог, главный редактор «Байкальских вестей» Юрий Пронин отмечает, что на второй год губернаторства Кобзева наложила отпечаток пандемия коронавируса:

– На всех руководителей, начиная от президента и включая Игоря Ивановича Кобзева, наложила отпечаток развивающаяся пандемия – на итоги года, на характер деятельности. Мы находились официально в режиме повышенной готовности, а вообще говоря, в чрезвычайной ситуации. С одной стороны, этот режим близок Игорю Ивановичу, как выходцу из МЧС, и даёт ему проявить свои профессиональные навыки, которые у него были ещё до работы губернатором, и сейчас в этом качестве они оказались чрезвычайно востребованными. Но, с другой стороны, это всё равно мешает развернуться в полной мере каким-то социально-экономическим планам, хотя их и не останавливает полностью.

Поскольку мы жили в таком режиме, то с этой точки зрения и нужно оценивать все происходившие события. И губернатор со всеми поставленными задачами при таком фокусе внимания справился. Почему я говорю о точке зрения? Потому что, конечно, если бы пандемии не было, то показанные результаты достаточно скромные. Но ещё раз повторяю: могло быть значительно хуже. Потому в целом глава региона справился с ситуацией, контролировал развитие событий и, более того, всё-таки находил силы и возможности работать с социально-экономическим развитием, а не просто вести антикризисное управление, чтобы не допустить падения большого.

Для этого были большие контакты на федеральном уровне. Это очень важный момент. Губернатор должен не только присутствовать на территориях, а Игорь Кобзев ездил, как и в прошлом году, много, но и активно поддерживать контакты в федеральном центре. Здесь очень много делалось. Кстати говоря, несколько моментов, которые были бы и без пандемии очень актуальны, но, опять же, они из разряда ЧС. Имеется ввиду ликвидация ущерба, нанесённого «Усольехимпромом», БЦБК, рекультивация территорий. Очень много разговоров в предыдущие годы, вообще-то они продолжаются и сейчас, кажется, дело сдвинулось. Особенно активно участвует ГК «Росатом» в этом, и ещё две компании крупные на букву «Р» – Роснефть и Ростех тоже активно участвуют в целом ряде проектов. Значительное внимание уделяется проектам с активизацией Байкала, и здесь отмечается особое участие компаний, так или иначе связанных с Олегом Дерипаской.

Очень важно, что налажены контакты как с представительной властью региона, Законодательным собранием, так и с подавляющим большинством, а можно сказать что и со всеми муниципалитетами. Чего, в общем, не было в полной мере в период предыдущего губернаторства. И это, конечно, очень важно, особенно в сложной нынешней ситуации. Функционирует в полной мере Ассоциация муниципальных образований Иркутской области. Хорошая затея с созданием Стратегического совета. Он в первое своё заседание рассмотрел утилитарную задачу и вынес на сессию ЗС проект стратегии социально-экономического развития Иркутской области до 2036 года. До того времени, конечно, многое изменится, но правильно говорит первый замгубернатора-председатель правительства Иркутской области Константин Зайцев, что документ будет корректироваться по ходу. Как сама форма работы Стратегический совет как взаимодействие представительной и исполнительной ветви хорош.

– Игорь Иванович не сбавляет темпы работы. Причём в этом году он выполнял функции руководителя не только региона, но и предвыборной кампании в Государственную Думу. Мы видим, что отлажена системная политика, и она дальше отстраивается в рамках всех направлений. Кроме этого, выравниваются финансовые механизмы, несмотря на сложности, связанные с пандемией, снижением доходной части бюджета, – достаточно системно, ровно, без каких-то всплесков. Продолжается работа с федеральным центром по выстраиванию взаимоотношений, решению стратегических вопросов для развития региона в разных направлениях. И тоже очень радует, что темпы здесь не снижаются.

Что касается взаимоотношений с элитами, то Игорь Иванович достаточно мобилен и активен и здесь. Он постоянно находится в диалоге. Это вообще самый открытый губернатор, который постоянно ведёт прямые линии, координационные советы, работает с территориями. Поэтому на сегодняшний день политический диалог выстроен практически со всеми представителями нашего гражданского общества. И самое главное, что он ведётся с представителями местных сообществ. В силу своей мобильности Игорь Кобзев старается выстраивать работу не только с профильными структурами, отвечающими за конкретные направления, но и практически со всеми территориями. Причём не боится поднимать сложные проблемные вопросы и в принципе старается двигаться к разрешению самых насущных вопросов, сложных тем в рамках региональной, внутренней политики. Именно он задаёт темп и стилистику выстраивания взаимоотношений между муниципалитетами и правительством по конкретным направлениям.

Игорь Иванович держит руку на пульсе, хорошо погружается в различные вопросы муниципалитетов. И это большое достоинство работы губернатора, потому что он владеет ситуацией не с чьих-то слов, а выстраивает отношения сам. И что очень важно, они строятся не по принципу «понравился – не понравился», а на продуктивной основе решения конкретных тематических вопросов. То есть политика ведётся равноудалённая, и на сегодняшний день единственный нюанс, который остаётся, опять же, касается работы команды губернатора в конкретных направлениях. Игоря Ивановича серьёзно могли бы разгрузить члены его команды, взяв часть вопросов и ответственности за их решение на себя. Но мы понимаем, что работа команды, очевидно, еще будет оттачиваться. И это будет решаться не только перераспределением сфер ответственности, но и путем принятия определённых кадровых решений, которые уже назрели и ожидаемы.

  • Политолог, историк, общественный деятель Алексей Петров* ставит Игорю Кобзеву «твердое хорошо», но желает больше свободы и самостоятельности от федерального центра:

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

– Игорю Кобзеву удалось решить проблему «негодования» между двумя органами власти – исполнительной и представительной. С его приходом официально считается, что наступил хрупкий, но все-таки мир во всяких властных институтах. И нет никаких глав муниципалитетов, районов, которые бы чем-то были недовольны, то есть Кобзев реально объехал всю область, побывал в каждом районе, и выстроил какие-то отношения с каждым руководителем муниципалитета. Это хорошо.

Кроме того, Игорь Кобзев вступил в «Единую Россию» – это не очень хорошо. Потому что когда-то он давал обещание, что будет «надпартийным» губернатором, но тренды Кремля говорят о том, что все губернаторы должны возглавить отделения партии. Поэтому получается, что у нас происходит слияние государственного и партийного. И мне это очень напоминает события более чем 30-летней давности – когда у нас появился первый президент – и он же был генеральным секретарем КПСС. Должно быть все-таки понимание, что партия – это партия. Она должна участвовать в государственном управлении, не так, что все руководители регионов должны быть председателями местных отделений. В такой ситуации очень трудно отделить, когда проходит планерка губернатора, когда проходит планерка партийная. В такой ситуации все успехи региона можно списать на счет партии, и все успехи партии можно списать на счет региона.

Третий момент – Кобзев вытянул «Единую Россию» на выборах в Государственную думу, потому что без него все совсем было бы плохо. Хотя тогда он еще не был членом партии. Он много сделал для партии, поделившись с ней своим рейтингом.

Кроме того, при Кобзеве мы видим оживление двух экономических площадок в Усолье-Сибирском и в Байкальске с участием федеральных государственных компаний, госкорпораций. Пока и там, и там только начинаются первые работы. Трудно сказать, что из этого будет, но оживление приятно. Хотя хотелось бы видеть уже какие-то результаты – от этого очень многое будет зависеть.

Еще я как житель Иркутска всегда сужу о губернаторе по его деятельности в областном центре. Одной из претензий и причин отказа от любви к Левченко у Иркутска было то, что он для города ничего не сделал. Все равно иркутяне должны видеть какую-то свою повестку. Потому что губернатор ездит по области, решает какие-то вопросы муниципальных образований, субсидий. Но иркутяне – люди чувствительные, им нужно увидеть что-то конкретное – например, новый мост, новый 130-й квартал, какие-то новые развязки и так далее. Чтобы они почувствовали участие в этом первого лица региона. Пока это очень сложный вопрос – Игоря Ивановича мы пока больше видим для области. Я не говорю, что это плохо, для области это хорошо. А для Иркутска нет чего-то такого прорывного, чем Кобзев по итогам пятилетки может отчитаться – вот, дорогие иркутяне, я сделал для вас это. Но хорошо, что у него нет конфликтов с городской властью. Хорошо потому, что отношения Иркутска и области – двух «серых» домов – всегда были довольно сложные.

Ну и многие вопросы, которые Игорь Иванович озвучивает – это вопросы «вертикального формата», спущенные из Москвы. Он напоминает такого хорошего солдата – требовательного и такого, который должен отправлять отчеты, нести ответственность. Хотелось бы, конечно, каких-то самостоятельных решений. Сейчас мы живем в такое время, когда у губернаторов вообще очень мало инициатив и самостоятельности. Они чаще всего являются проводниками политики федеральной власти. Сегодня видно, что какие должны федеральные инициативы пройти в регионе – они все проходят. То есть, получается, что в регионах их просто штампуют, где-то бывает дискуссия, где-то не бывает. Губернатор сейчас не может высказать сомнения в какой-либо федеральной инициативе. Если он начнет его высказывать, то может просто лишиться должности и своего статуса. И эта несамостоятельность все равно влияет на процесс принятия решений. А мне хотелось бы, чтобы губернатор был более свободен в принятии каких-либо решений. И вообще в обществе, в том числе, региональном, исчез элемент общественной дискуссии. Мне кажется, есть вопросы, которые нужно обсуждать, стоит обсуждать – и, в том числе, губернатор должен в этом участвовать.

Но в действующей системе координат Игорь Иванович работает на твердое «хорошо». Потому что у него есть некие каналы связи, он ездит, коммуницирует – и обычным избирателям это нравится.

* внесен Минюстом в реестр СМИ-иностранных агентов

Предыдущие публикации итогов работы губернатора Игоря Кобзева – по ссылкам:

 
Отслеживать: Досье раздела
Срок. Ежемесячные обзоры от Сергея Шмидта
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)