ТЕМЫ
Архив
< Январь 2022 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Талибы взяли Афганистан под контроль. Что ждать России? Мнения наблюдателей

Москва, Иркутск, 16.08.21 (ИА «Телеинформ»), - Территория Афганистана, включая столицу страны Кабул, 15 августа перешла под власть «Талибана»*. Российские и иркутские эксперты пытаются спрогнозировать ход событий.

Как передают СМИ, экс-глава Минобороны ДНР Игорь Гиркин (Стрелков) считает, что теперь только «вопрос времени», когда талибы начнут строить «всемирный халифат» на соседних территориях. России и бывшим советским республикам в Средней Азии это предвещает скорую войну, предполагает он.

– Опьяненные стремительным успехом талибы (имея, что чрезвычайно важно, еще и гарантию «невмешательства» США в дела регионов «севернее Афганистана») – непременно «выплюнут метастазы» на север. Просто потому, что все другие направления для них гораздо сложнее и малоперспективны (Иран – иноязычен, инокультурен, иноверен и достаточно прочен в военно-политическом отношении, а Пакистан – фактический союзник талибов и тоже вполне состоятелен в военном плане), – пишет он на своей странице в соцсетях.

Отметим, иркутские политологи не столь радикальны в своих прогнозах.

  • Так, например, политолог и публицист Сергей Шмидт отмечает, что итоги 20-летнего присутствия США в Афганистане, как и ранее – Советского Союза, показали уникальность этой страны, которую нельзя не только завоевать, но и «купить»:

– Начнем с самого очевидного: США всем противникам американской гегемонии в мировой политике подарили блистательный повод для злорадства. Я думаю, им долго еще будут поминать Афганистан. Как известно, таких злопыхателей хватает и у нас в стране. Они, как мне кажется, стараются не вспоминать или вообще делать вид, что не помнят, что вообще-то американское присутствие в Афганистане было санкционировано ООН, то есть и Российской Федерацией в том числе.

Был момент, когда наш президент – Владимир Путин на первом своем сроке – оказывал всестороннюю поддержку военным операциям США и союзников в Афганистане. Я напомню, что Россия согласилась на создание американских военных баз в бывших среднеазиатских республиках, предоставила целый военный аэродром в Ульяновске, которым пользовались солдаты НАТО, довольно большой объем документов и информации со времен советского военного присутствия в стране. Вообще, давайте вспомним, что начинали всю эту «новую афганскую историю» Россия и США как союзники.

Мне приходилось слышать, что Соединенные Штаты предлагали «скрепить дружбу кровью», то есть были намеки на то, что Россия и солдат должна отправить в Афганистан. Но надо отдать должное Путину: он вежливо отказался, сказав, что «мы там уже были».

Тем не менее, несмотря на все попытки США, особенно их внешнеполитического ведомства [госсекретарь США заявил, что цели, которые ставились в Афганистане, достигнуты], делать очень хорошую мину при плохой игре, как мне кажется, все достаточно очевидно. Итоги всей этой 20-летней истории не просто повторили итоги советского присутствия в Афганистане, но даже оказались более плачевными, поскольку просоветский режим после ухода советской армии держался два или три года, а афганской демократии, которую строили США, хватило двух-трех дней, чтобы провалиться.

Что тут можно сказать? С одной стороны, мы в очередной раз столкнулись с «афганским феноменом» в истории. Если не ворошить прах Александра Македонского, это уже третий прецедент: третья империя – британская, советская и теперь американская – не смогла взять Афганистан под свой контроль. Я не востоковед, но насколько мне известно, четкого ответа о причинах этой афганской неуступчивости и сопротивляемости не существует. Это резкий контраст что с арабским Ираком, что с персидским Ираном, что с мусульманским Пакистаном. Надо сказать откровенно, не все исламские регионы демонстрировали такой уровень несгибаемости.

Это странно прозвучит для противников американской гегемонии, но такова объективная реальность, но утверждение режима «Талибана»* означает создание нового очага исламистской напряженности в Азии. Несмотря на то, что Россия отделена от него буферными государствами – Узбекистаном, Туркменистаном, Таджикистаном, Киргизией, – все равно существует угроза, касающаяся России. И несмотря на то, что весь просвещенный русский «Фейсбук» иронизировал над русским МИДом, встречавшимся с «Талибаном»*, который запрещен в России, я как раз считаю, что, видимо, это было правильное решение. Теперь мы наблюдаем, что посольства западных стран бегут из Кабула, а российское никуда не двигается, и я так понимаю, что это, в том числе, результат тех переговоров.

Если мы не хотим посылать туда ограниченный контингент, как в 1979 году, – а этого ни в коем случае не надо делать, на мой взгляд, – то с «Талибаном»* придется разговаривать. И в связи с актуальностью этого я с большим нетерпением и любопытством ожидаю запуска процедуры отзыва маркера «запрещенная в России организация». Прецедентов снятия этого значка я не знаю, но другого пути нет. Это действительно будет не очень репутационно выгодно для нашей внешней политики, если МИДовцы будут постоянно оговариваться. И нет ничего страшного, если наше руководство через свои пропагандистские информационные ресурсы разъяснит гражданам, что выбор довольно простой: либо начинать новую Афганскую войну (а этого никто не хочет), либо принимать реальность такой, какая она есть, то есть стараться выстроить отношения с этой талибанской властью.

Ну и на полях я хочу заметить, что эта история, с одной стороны, продемонстрировала невозможность военного решения «афганской проблемы». А с другой показала, что, видимо, Афганистан нельзя не только завоевать, но и купить. Денег американских налогоплательщиков на строительство «афганской демократии» было потрачено очень много – гораздо больше, чем Советский Союз потратил на строительство там социализма. А результат оказался один.

Позволю себе циничное замечание: когда нельзя выиграть войну, это полбеды, особенно когда противник не обладает атомной бомбой, а если противник еще и не продается, с точки зрения логики международных отношений это серьезная проблема, потому что она оказывается нерешаемой. Вот об этом, мне кажется, надо думать тем, кто принимает решения в мировой политике. Вероятно, им придется смириться с тем, что на карте мира будут регионы, не вписывающиеся в то, что мы называем внутренней и внешней цивилизованной политикой. Смириться с этим и не связываться с этими регионами, а просто продумывать некую защиту от их воздействия на международные отношения. А там уже время рассудит.

Ну и с точки зрения демократической теории, в общем-то, как мне кажется, опять подтверждена правота тех, кто считает, что каждый народ должен самостоятельно «дорасти» до демократии, и никакой «экспорт» демократических ценностей все-таки невозможен. Примеры Индии, Южной Кореи и Японии, где демократию вроде бы удалось «имплантировать», можно воспроизвести не везде. На их основе нельзя делать универсальные выводы.

  • Научный директор иркутского Межрегионального института общественных наук Дмитрий Козлов говорит о том, что происходящее сейчас интерпретировать можно по-разному:

– Очевидно, что закончилось время, связанное с периодом доминирования США. Точкой отсчета был 2001 год, прошло 20 лет, и очевидно, что эта эпоха подошла к концу и Америка уходит из Афганистана. Можно расширить эту интерпретацию: это своего рода символ заката американской гегемонии, американского доминирования, наверное, и в мире. Можно сказать, что это был цикл, в американской истории бывает, что заканчивается период экспансии и начинается период того, что можно назвать русской метафорой «сосредоточения на внутренних делах». А может быть, это не цикл, а всерьез и надолго, своего рода «закат американской империи», что бы мы ни подразумевали под этим. Но очевидно, это связано с ограничением влияния Америки в мире.

Но возникает вопрос, что это означает для всего мира. Я бы подошел к этой оценке нейтрально: здесь могут быть самые разные варианты развития событий. Например, очевидно, «Талибан»* – силу, которая победила в Афганистане, – сложно рассматривать как конструктивное начало, которое выведет страну на какой-то новый уровень развития. Естественно, возникает вопрос, что же будет происходить.

Здесь очень, конечно, «алармистский» сценарий, это своего рода вызов окружающим странам. Рядом с Афганистаном в Центральной Азии – страны-партнеры России: Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан. Победа талибов в Афганистане будет означать вызов для именно этих режимов, которые напрямую завязаны на Россию через разные союзнические и партнерские отношения. Затем это уже и выход на Казахстан, а через него – влияние на мусульманское население Российской Федерации. Поэтому, если рассматривать «Талибан»* как какую-то экспансионистскую силу, возникает вопрос, насколько там будут объективные характеристики, или это просто будет некая ролевая модель для значительной массы жителей тех же центральноазиатских государств, которые не чувствуют себя в хорошем состоянии, если мягко формулировать. В основном это молодые люди, которая ощущают, что они остались не у дел, тогда как наверху – элита, и в стране есть резкий социальный раскол. Можно говорить и про Узбекистан, и про Таджикистан. С этой точки зрения идеологию «Талибана»*, идеологию радикального исламизма сложно вводить в русло мирного, спокойного развития…

Хотя некоторые эксперты говорят, что, собственно, «Талибан»* ограничится границами Афганистана. Ведь это все-таки этническое движение, связанное с пуштунами, а пуштуны не живут ни в Узбекистане, ни в Туркмении, ни в Таджикистане. Но мы знаем, что на севере Афганистана проживают уже не пуштуны, а непосредственно те же самые узбеки и таджики из сопредельных государств. Поэтому здесь вопрос открытый, и это такая точка неопределенности. Непонятно, куда это все начнет развиваться.

Россия занимает некую позицию, что называется, «конструктивного диалога» с «Талибаном»*. Но здесь большая проблема, потому что, как мы знаем, на территории РФ «Талибан»* признан террористической организацией, и его деятельность запрещена. Но в то же время мы говорим о возможности конструктивного диалога с организацией, чья деятельность признана террористической. Тут, как в анекдоте, надо либо крестик снять, либо трусы надеть, и расставить все точки над ё: запрещена эта организация у нас или нет. Это тоже своего рода вызов МИДу РФ и вообще дипломатии, интересно последить, будет ли убрана такая характеристика этой организации.

Тем не менее, переговоры идут. Как мы знаем, все посольства эвакуируются из Кабула в спешном порядке, а посольство РФ продолжает свою работу, и некоторые говорят не о возможности чуть ли не каких-то совместных с «Талибаном»* проектов. Но здесь большой вопрос.

Еще одна тема связана с Китаем. Он занимает свою нишу, некоторые даже шутят: не получилось у Англии, не получилось у России, не получилось у США, – может быть, получится у Китая. Но у КНР тоже есть проблема: Синьцзян-Уйгурский автономный район, населенный уйгурами (мусульманами). Если мы говорим про радикальный исламизм, то в том числе мы говорим про угрозу не только для России, но и для Китая, причем внутреннюю. Радикальные уйгурские группировки представляют большую проблему для стабильности внутри страны.

Так что, получается, победа талибов в Афганистане вполне может означать разворачивание лагерей для подготовки тех же самых радикальных исламистов – уже для работы внутри Китая. В самом «Талибане»*, насколько мы знаем, существует своего «исламский интернационал», в этом движении представлены самые разные страны. И возможно, одно будет говориться на словах, а в то же время будут развиваться другие процессы, которые могут привести к кризису во взаимоотношениях Афганистана в его нынешнем состоянии и Китая.

Вот такая сложная ситуация. Напрашивается очень много интерпретаций, и исторических, и социологических. Но не дай бог в этот момент оказаться внутри Афганистана, особенно среди тех слоев населения, которые помогали, в том числе, американцам. По различным действиям талибов на уровне повседневности – я говорю про какое-нибудь закрашивание салонов свадебной одежды с изображением женщин в «неподобающих» европейских нарядах, – можно говорить об ограничениях прав женщин в Афганистане. Самые вопиющие связаны с ограничением обучения девочек, с ограничением возможности работать для женщин. Это все далеко от европейских и российских норм. Каким образом это будет соединяться с нормальными конструктивными взаимоотношениями России, Китая и Афганистана, – неясно.

Я читал, что афганские беженцы в Ташкенте уже делают замечания молоденьким девочкам-узбечкам по поводу того, что они носят излишне «европейскую» одежду. А количество беженцев будет только нарастать, все говорят об этом, речь идет уже о десятках тысяч человек, а возможно, и новом миграционном кризисе: этот поток должен быть куда-то направлен, возможно, на север, а через него – в ту же Европу. Может, в чем-то будет повторяться «сирийский» сценарий, который именно с точки зрения миграции вызвал огромные проблемы, например, для Евросоюза. Америка заявила о том, что будет помогать тем людям, которые сотрудничали с ними, в том числе материально, особенно тем странам, которые объявят, что готовы приютить этих беженцев. Но пока это только намерения. Хотя в том же Таджикистане они уже строят какой-то специальный лагерь для размещения мигрантов, на границе с Афганистаном проводятся какие-то таджикско-узбекские военные учения, Россия тоже там помогает, несмотря на заявку о «конструктивном диалоге с «Талибаном»*.

Со всеми этими проблемами, я думаю, мы будем знакомиться, потому что ничего еще не закончилось, все только начинается. Здесь мы меланхолично в третий раз повторяем географию Афганистана: Джелалабад, Кандагар, Мазари-Шариф, не говоря уж о Кабуле. И вот на протяжении одного поколения, по сути, в Афганистане побывали Советский Союз, Америка, теперь – второе пришествие талибов. Чем это все закончится, я предсказать не берусь. С моей точки зрения, здесь – огромные риски неопределенности. Приведет это к нормализации, рутинизации процесса или, наоборот, его расширению, я не готов ответить. Потенциальных моментов, опасных для России, Китая и всего мира очень много.

______

* Запрещенная в РФ террористическая оранизация

Другие отзывы из Иркутска на мировые и российские новости:

 
Отслеживать: Досье раздела
Срок. Ежемесячные обзоры от Сергея Шмидта
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)