ТЕМЫ
Архив
< Ноябрь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
           
Сегодня
Общественная жизнь в Иркутской области

Афанасий Белобородов – легендарный генерал «иркутской породы»

Иркутск, 13.08.20 (ИА «Телеинформ»), - В Иркутске имя Афанасия Белобородова всегда на слуху – его именем названа улица в микрорайоне Радужный, в честь него на здании по улице 5-й Армии установлена мемориальная доска, и уж конечно, практически все иркутяне и гости города видели памятник ему – бюст генерала установлен на Нижней набережной, недалеко от Вечного огня. О легендарном командире – в этом материале Телеинформа из цикла «Улицы имени Победы».

Из крестьян – в партизаны

Помимо всего перечисленного, имя Афанасия Белобродова носит школа в селе Баклаши Шелеховского района, при ней же организован музей, посвященный генералу. Именно в сросшихся и оттого получивших двойное название старинных селах Акинино-Баклаши (первая часть названия утрачена в 1957 году после создания совхоза Баклашинский) родился в 1903 году в простой крестьянской семье Афанасий Павлантьевич Белобородов.

Афанасий Белобородов – легендарный генерал «иркутской породы»

Много позже, во время боев под Москвой, писатель и журналист Александр Бек удивится такому странному отчеству генерала, описав это затем в очерке «День командира дивизии»:

«Эх, – отвечает генерал. – Мой отец и сам толком не знал, как его зовут: Паладий, Евлампий, Аполантий... Рылся всю жизнь в земле, так и умер темным!»

– Отец и мать у меня были крестьяне, абсолютно неграмотные – не знали ни одной буквы, расписывались крестами, – расскажет он потом в своих аудио-воспоминаниях. – Я окончил церковно-приходскую школу – с отличием, только не знаю, почему. Занимался с братовьями, с отцом хлебопашеством.

Афанасий Белобородов с родителями

Афанасий Белобородов с родителями

В 1919 году в село пришли партизаны – призывали местных жителей собираться в отряды, чтобы идти на Иркутск против белогвардейцев. В отряд вступил старший брат Белобородова Даниил, а с ним попросился и 16-летний Афанасий.

– Меня часто спрашивают, почему ты пошел в партизанский отряд? А кто его знает… Конечно, я сейчас с современных позиций расскажу, что я был такой-то, у меня была ненависть к буржуазии. Но это же неправильно будет – просто я интуитивно как-то с братом пошел бить буржуазию. А почему – трудно тогда было объяснить, раз все идут – и я пошел с братом, – рассказывал много лет спустя полководец.

Так с отрядом и пришел он в Иркутск, где в это время шли бои, заняли школу в Глазковском предместье, где несколько раз отбивали атаки белогвардейцев. Наконец, колчаковцы были побеждены, адмирал арестован. Самому Афанасию его увидеть не довелось – он стоял в оцеплении, а вот брат Даниил «в охране был – в тюрьму водил».

После того, как Иркутск перешел под контроль большевиков, партизанский отряд участвовал в нескольких мелких стычках – «ловили белогвардейцев». Потом отряд включили в состав РККА, а вот Афанасия из ее рядов вскоре «демобилизовали по причине несовершеннолетия и болезни» – упрямый подросток дежурил в зимнюю ночь наравне со всеми, карауля белогвардейскую подводу с золотом, отказываясь идти греться. Результатом стала тяжелейшая простуда и тугоухость.

«Я буду командиром»

Но несмотря на свалившуюся на него глухоту Афанасий Белобородов твердо решает стать командиром Красной Армии. И в 1923 году отправляется поступать в Иркутскую пехотную школу. Вот только если больших знаний от поступающих там не требовалось, то медосмотр проводили строго, Белобородов понимал, что с его тугоухостью его не пройти. А вместе с ним приехал поступать односельчанин и однофамилец Гриша.

«Говорю Грише: «Где уж доктору нас всех запомнить? Погоди малость и ступай второй раз. Вместо меня. Уважь! Моя жизнь сейчас решается. Можешь понять?». «Могу!» – ответил он. Пошел в кабинет с моими документами, и так стал я курсантом 9-й Иркутской пехотной школы», – напишет много позднее генерал в своих мемуарах «Прорыв на Харбин».

Кроме того, мемориальная доска установлена на доме по улице 5-й армии, где располагалась когда-то пехотная школа, в которой учился Белобородов

Военные предметы давались ему в этой школе легко, а вот с общеобразовательными было намного сложнее – три года церковно-приходской школы дали мало, на занятиях он, как бы близко ни садился к преподавателям, слышал их объяснения плохо. Решил выезжать на зубрежке:

«Выучу наизусть все задания по математике, физике, химии, русскому языку, отвечу назубок, а как доходит дело до практического применения заученных правил, так и «плыву», – писал он потом.

Но со временем разрозненная зазубренная информация стала складываться в единую систему, второй год учебы давался Белобородову значительно легче. Год спустя иркутскую пехотную школу расформировали, ее воспитанники доучивались в Нижнем Новгороде.

– Окончил я пехотную школу хорошо – по крайней мере, в первой десятке из 190 человек, – рассказывал потом генерал.

Но вот та вынужденная зубрежка раз и на всю жизнь помогла развить ему отличную память, что много раз его выручало.

«Афанасий Павлантьевич любил и умел выражаться словами, которые до сих пор неохотно набирают в типографиях, несмотря на разгул бесстыдства и вседозволенность. И при этом обладал почти феноменальной памятью. У него в квартире стояла громоздкая, неуклюжая кэчевская мебель и была громадная библиотека, в основном, из подписных изданий. Все книги выглядели сильно зачитанными. Когда я заметил генералу это обстоятельство, он сказал:

– Да потому что я каждую из них по несколько раз читывал. И всё, что читал – помню.

Естественно, я не поверил в такое заявление. Тогда военачальник предложил взять с полки любой фолиант и зачитать оттуда несколько первых фраз. Я достал второй том «Войны и мира», раскрыл его наугад, процитировал пару предложений, и Белобородов продолжил рассказывать Толстого! Почти слово в слово! Фантастика! Всё, что было написано о нём другими, воспроизводил исключительно точно, буквально слово в слово! Так ещё хорошие артисты помнят свои роли», – писал об уже весьма пожилом генерале военный журналист Михаил Захарчук.

Я буду командиром

А уши Белобородов много лет пытался лечить с переменным успехом, ему даже предлагали операцию – но гарантий успеха не давали. А спустя 10 лет после роковой простуды молодой здоровый организм справился с болезнью сам – как и предполагали некоторые специалисты.

Дальневосточная судьба

После окончания пехотной школы в 1926 году его направили в Хабаровск командиром взвода. Дальний Восток станет его судьбой – за все время службы Афанасия туда командируют пять раз, он проведет там, в общей сложности, 20 лет. Летом 1928 года Белобродов вновь направлен на учёбу и в 1929 году окончил Ленинградские военно-политические курсы имени Энгельса, затем назначен политруком роты 107-го стрелкового полка 36-й стрелковой дивизии Особой Дальневосточной армии.

В 1929 году начались бои на КВЖД, где Афанасий Белобородов впервые отличился.

– Бои были под городом Чжалайнор, – рассказывал он потом. – Командиром роты был тогда Лепешко, а я политруком. Буквально через три минуты, как мы пошли в атаку, командира тяжело ранили в голову, я был вынужден принять командование ротой. И там мне удачно по какой-то лощине пришлось пробраться и захватить мост через протоку и отрезать их. Вот за этот боевой подвиг 11 человек в роте были награждены орденами Красного знамени, в том числе и я. Рота получила 50% всех орденов в полку.

В 1929 году начались бои на КВЖД, где Афанасий Белобородов впервые отличился

Тогда командование долго ломало голову, как охарактеризовать в документах действия отличившегося политрука. В конце концов написали: «дрался как черт».

В 1933 году Белобородов решается поступать в Военную академию РККА имени Фрунзе.

– Знаешь, что самое страшное было в моей жизни? – спросит он потом кинорежиссера Игоря Николаева, а тот вспомнит этот разговор в своем очерке.

Собеседник сразу вспоминает многочисленные тяжелые бои, которые пришлось выдержать Белобородову во время Великой Отечественной – под Москвой, в Белоруссии, в Прибалтике, на Дальнем Востоке.

«Наверное, все-таки, самое страшное произошло с А. П. в накаленное лето сорок второго, когда он, еще командуя дивизией, самовольно отменил приказ командования и, рискуя головой, спас один из своих полков — остановил, не пустил под немецкие танки», – предполагал автор очерка «Последний приказ генерала».

«Самое страшное не это… — неожиданно говорит А. П. И после паузы: — Семнадцать вступительных экзаменов в Академию Фрунзе!»

К началу войны он в звании полковника командует дивизией

В 1936 году Белобородов оканчивает академию – и его вновь направляют на Дальний Восток. К началу войны он в звании полковника командует дивизией.

«Замечательный боевой командир»

– Перед началом ВОВ я командовал 78-й дивизией, которая располагалась в Хабаровске, – рассказывал командир. – Когда началась война, нас по тревоге, прямо с учений – и на Запад.

«Тридцать шесть эшелонов сибирской дивизии Белобородова со скоростью курьерского поезда неслись к Москве, – напишет потом Карем Раш в очерке «Сибиряки против СС». – Именно 16 октября в день наивысшего хаоса сибирские полки вошли в Москву. За ними двигались другие дивизии из глубин Сибири».

– Обрадовала нас прибывшая из Сибири 78-я стрелковая дивизия, – писал в своих воспоминаниях «Солдатский долг» маршал Константин Рокоссовский. – Ее привел под Москву замечательный боевой командир полковник А.П. Белобородов. Состояла она преимущественно из сибиряков, а среди наших прекрасных солдат сибиряки всегда отличались особой стойкостью, была полностью укомплектована и снабжена всем положенным по штатам военного времени. Трудно даже сказать, насколько своевременно сибиряки влились в ряды наших войск! Если под Волоколамском великую роль сыграла дивизия генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова, то в ноябре не менее значительный вклад в решающие бои за Москву внесла дивизия полковника Афанасия Павлантьевича Белобородова.

Замечательный боевой командир

Прибывшая дивизия почти сразу вступила в тяжелые бои за Волоколамское шоссе.

«Возникла угроза выхода врага нам глубоко во фланг. Противник устремился к шоссе Волоколамск – Москва, – вспоминал Рокоссовский. – В этот критический момент и вступила в дело приберегавшаяся нами 78-я стрелковая дивизия А.П. Белобородова. Ей была поставлена задача контратаковать рвущиеся к шоссе немецко-фашистские войска. Белобородов быстро развернул свои полки, и они двинулись в атаку. Сибиряки шли на врага во весь рост. Удар они нанесли во фланг. Противник был смят, опрокинут, отброшен. Этот умелый и внезапный удар спас положение. Сибиряки, охваченные боевым азартом, преследовали врага по пятам. Лишь выдвинув на это направление новые части, немцы приостановили дальнейшее продвижение 78-й дивизии».

«Я влюбился в него»

– Первые дни ноябрьского наступления немцев на Москву, которое, как известно, началось шестнадцатого, я, военный корреспондент журнала «Знамя», провел в 78-й стрелковой дивизии, – писал в своем очерке Александр Бек. – К этому времени я уже не был новичком на фронте, много раз слушал рассказы участников войны, кое-что видел сам, но не подозревал, что люди могут драться так, как дрались красноармейцы 78-й. Там сражались, и не как-нибудь, а по всем правилам боевой выучки, не только строевики, но и ездовые, писаря, связисты, повара. В эти дни я познакомился со многими людьми дивизии и провел несколько часов с ее командиром – полковником Белобородовым. На войне люди сближаются быстро. На прощание полковник сказал: «Теперь будем друзьями». Он показался мне таким же необыкновенным, как и его дивизия, и, каюсь – я влюбился в него.

Именно Бек с подачи самого Белобородова написал о его лице – широком, с примесью бурятской крови – «иркутской породы».

В 78-й дивизии побывал и Алексей Сурков – именно здесь у попавшего на минное поле поэта родились слова легендарной «Землянки» – «а до смерти четыре шага».

Отличилась дивизия Белобородова в тяжелых боях под Истрой – именно тогда ее и лично полковника отметило командование.

– 78-я дивизия 26 ноября 1941 года приказом ставки верховного командования за проявленную отвагу в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за стойкость, мужество и героизм личного состава была преобразована в 9-ю гвардейскую стрелковую дивизию, – вспоминал он потом. – Это вызвало чувство радости и гордости у всего личного состава.

Военные годы: Белобородов в середине

Узнав об этом, в ставшую уже родной дивизию вновь приезжает Александр Бек – из этой поездки и родится очерк «День командира дивизии», легший затем в основу одноименного фильма Игоря Николаева.

Александр Бек писал:

«За двадцать дней генерального наступления немцев на Москву дивизия отдала врагу сорок километров Волоколамского шоссе – отдала, ни разу не отходя без приказа, уничтожая атакующих немцев, отбивая артиллерией, противотанковыми ружьями, зажигательными бутылками удары танковых колонн, переходя в контратаки, уступая километры, но выигрывая дни, приближая неотвратимый час, когда противник выдохнется, когда в крепнущих морозах, нарастающих снегах иссякнет его наступательный порыв.

– А сколько бессонных ночей, сколько переживаний! – сказал Белобородов. – Ведь за спиной – Москва! Иногда чувствовал такую тяжесть, будто она на плечи навалилась.

– А теперь?

– Теперь легче. Теперь – шапка набекрень... Завтра... Ты знаешь, что будет завтра?

– Пока только догадываюсь...

– Завтра с утра общее наступление на всем Западном фронте!»

Под Витебском

После боев под Москвой в военной биографии Афанасия Белобородова было еще много всего.

– После этого дивизию пополнили и эшелонами отправили на юго-западный фронт, – рассказывал он. – Туда когда приехали – страшеннейшие бои. Бои невероятные. Только развернулась дивизия – танковый корпус на нее налетел – драка была два дня. Танки все же не прорвались. Потом под давлением превосходящих сил противника отходили мы на Дон. Оттуда нас вывели опять на пополнение. И меня назначили командиром 5-го гвардейского корпуса. Участие в операции под Великими Луками, потом Духовщинская операция – уже я вторым гвардейским корпусом командовал – ударным, потом Невельская операция – все не перечислишь. Самое замечательное – когда меня в 1944 году назначили командующим 43-й армией Первого Прибалтийского фронта – это освобождение Белоруссии. Это была исключительно удачная операция – мы разбили сильную группировку с наименьшей кровью.

– Войсками 43-й армии командовал генерал-лейтенант Афанасий Павлантьевич Белобородов, самый молодой из командармов по возрасту. Однако боевой опыт у него был богатейший. Кто не слышал о прославленной стрелковой дивизии генерала Белобородова, ставшей гвардейской в боях под Москвой, в сорок первом! Стройный, подтянутый, небольшого роста, генерал поражал своей неистощимой энергией и смелостью решений, – писал в своих мемуарах «Так шли мы к победе» командовавший на тот момент 1-м Прибалтийским фронтом генерал Иван Баграмян, в чье подчинение и поступила армия Белобородова.

Самый молодой командарм

Под Витебском немецкие войска занимали тактически выгодные высоты, а советским войскам, в том числе 43-й армии было приказано подобраться к ним незаметно, по низинной болотистой местности. Позже генерал Белобородов так рассказывал об этом:

«Когда брали Витебск, 43-й армии была поставлена задача ударить на Бешенковичи. Подготовка требовала особой внимательности, чтобы противник не обнаружил. А противник занимал высоты, которые командуют над нами. А мы еще в болотах – и все видно, и вот надо было это дело сделать. Но генерал Баграмян требовал очень многое и правильно делал. Только ночью сосредотачивались. И вот два корпуса 43-й армии сосредоточились – казалось бы, противник должен был видеть, не мог не видеть – столько артиллерии, пехоты, техники. Но противник не заметил.

Был приказ Сталина с ходу форсировать реку Западная Двина. И вот здесь и пошло. Несмотря на то, что здесь такая местность неважная, артиллеристы очень хорошо поработали, доблестная наша авиация – с ней было взаимодействие очень хорошо организовано.

Пленный немецкий офицер потом говорил: «Как вы могли так скрытно такое количество войск? Мы просто поражаемся!» Я ответил: «Мы умеем воевать и учим вас, как надо воевать».

Сталин дал оценку белорусской операции «отлично». Хорошо сражались, форсировали Западную Двину с наименьшей кровью, поэтому в 43-й армии 80 человек были награждены Героем Советского Союза за эту операцию».

Кстати, генерал Баграмян тогда за операцию под Витебском представил к званию Героя Советского Союза и самого Белобородова, его в этом полностью поддержал маршал Василевский, а высшее командование это награждение одобрило.

«Кенигсберг будто горит»

После этого 43-я армия в составе все того же 1-го Прибалтийского фронта отправилась на освобождение Приаблтики. Афанасий Белобородов рассказывал:

В Иркутске имя Афанасия Белобородова всегда на слуху

«После мы двигались очень быстро и прошли буквально до Латвии. Немцы уже не те были – мы их гнали меньшими силами.

Самое главное, что было, это штурм Кенигсберга. Борьба была исключительно большая. Это штурм настоящий был, на каждый корпус – один форт. Готовились мы очень тщательно. Первый день мы продвинулись 300 метров, второй день – 200, а третий день – ничего. Тогда было принято решение такое: каждая улица – стрелковый полк, танковый батальон и артиллерийский полк. И в 24 часа ночи атаковать всей армией, всеми резервами – девять дивизий на шести километрах фронта. Немцы думали, что отбили атаки, легли спать, а наши – вперед. И прокололи весь центр Кенигсберга, а навстречу – 11-я армия. Всю ночь было пламя, Кенигсберг будто горит – это рвутся снаряды и мины. Пленные были – так некоторые из них с ума посходили. Пленных набрали больше, чем у нас было войск. Василевский мне сообщил, что Сталин очень доволен действиями, а вас наградят второй медалью Золотая звезда. А первую получил за Белоруссию – за умелое руководство переправой Западная Двина.

После этого 43-я армия была переброшена Данциг-Сопот-Гдыня, где потом закончили войну и 126 тысяч в плен взяли немцев».

За Кенигсберг Белобородов получил второго Героя Советского Союза.

Без права на отпуск

В «Прорыве на Харбин» Белобородов напишет:

«В середине июня 1945 года эшелон с личным составом сводного полка 2-го Белорусского фронта отправился из Германии, из Восточной Померании, в Советский Союз, в Москву. Мы ехали на Парад Победы. Для многих из нас после Парада появлялась первая за четыре года войны возможность повидать семью. Об этом и говорили мы в дороге, обсуждали, где и как лучше провести отпуск, когда его, конечно, дадут. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский обещал тотчас по прибытии в Москву передать мой рапорт об отпуске в Генеральный штаб.

Однако обстановка сложилась так, что с отпуском пришлось повременить. После Парада Победы, на другой день утром, Константин Константинович Рокоссовский сообщил мне по телефону, что Генеральный штаб возражает против моего отпуска».

Вместо отпуска генерала ждало новое назначение на Дальний Восток – ему предстояло возглавить 1-ю Краснознаменную армию в боях с Японией. Предстояло наступление на Маньчжурию. Изучив по прибытии ситуацию, генерал, и без того хорошо знакомый с этими местами, предлагает рискованный, но с точки зрения его и опытных офицеров его штаба оптимальный план: провести армию через тайгу и болота.

Вместо отпуска генерала ждало новое назначение на Дальний Восток – ему предстояло возглавить 1-ю Краснознаменную армию в боях с Японией

Позже Белобородов вспоминал:

«Поехали посмотрели – леса, болота. Василевский говорит: пройдем или не пройдем? А, на то мы и советские воины – утверждаю твое решение.

Наступление неплохо пошло – но по лесу, по грязи работали люди… Рубили ветки, чтобы танки пропустить, артиллерию, автомобильный транспорт. Люди работали безупречно. Наконец вышли и пошли – у нас главный удар был на город Муданьцзян».

Генерал цитирует слова командира 5-й армии генерал-лейтенанта Симидзу Нарицунэ при сдаче его штаба в плен:

– Наступление Красной Армии было для нас неожиданно – нас застали спящими, мы не ожидали такого молниеносного продвижения русских, не успели организовать оборону – мы совершенно не думали, что русская армия пройдет через тайгу, для нас было неожиданным появление таких сил со стороны труднопроходимых мест.

Парад в Харбине

После взятия Муданьцзяна армия под командованием Белобородова дошла до Харбина, где приняла капитуляцию остальных японских войск в Маньчжурии.

Белобородов в Харбине

«К началу сентября мы могли уже подвести окончательные итоги наступательной операции нашей армии в Маньчжурии, – писал он в «Прорыве на Харбин». – Прорвав фронт противника на участке около 16 км, армия затем расширила прорыв до 170 км и продвинулась в глубину Маньчжурии на 450 км. Было освобождено 16 городов и множество других населенных пунктов. Захвачено исправного вооружения и боевой техники: орудий разных калибров (до 240-мм гаубиц включительно) – 190, танков – 49, бронемашин – 8, пулеметов – 1100, винтовок – 40000, боевых самолетов – 16, а также более 120 крупных складов с военным имуществом.

Общее число пленных составило 87 тысяч человек, в том числе 19 генералов. Безвозвратные потери противника (убитые и умершие от ран), судя по трофейным документам, подтвержденным опросом командиров и начальников штабов японских соединений и частей, превысили 30 тысяч человек. Безвозвратные потери 1-й Краснознаменной армии – 598 человек, из них офицеров – 98, сержантов – 162, рядовых – 338. А всего, считая и раненых, выбыло из строя 2888 человек

Отмечу, что в истории второй мировой войны трудно подобрать аналогию к Маньчжурской операции и по ее пространственному размаху, и по стремительности развития событий, и по конечным результатам».

Здесь же, в Харбине, генерал принимал парад. Он рассказывал об этом так:

«Я занимал должность коменданта гарнизона в Харбине и его окрестностях – где эти окрестности – никто не знал и я не знал. Потом получаю приказ принимать парад в Харбине. Должен был принимать парад маршал Василевский, а я командовать – он заболел в Москве. Тогда должен был принимать маршал Мерецков – он тоже приболел, гриппозное состояние – поручили мне принимать парад, а командовать моему командующему артиллерией, сейчас маршалу артиллерии Константину Казакову. Мы подготовили людей, подобрали лошадей на английских конюшнях, танков много, артиллерии, всех обмундировали, обучили, народ здоровый был на Дальнем Востоке, красавцы буквально. И вот в Харбине народу вышло – там было 700 тысяч населения, русских несколько десятков тысяч. Когда пошли наши войска, большое количество людей плакало. В общем, парад прошел замечательно».

Стоит отметить, что командовать парадом генералу все же довелось и неоднократно – только годы спустя и в Москве, в День Победы.

Афанасий Белобородов командует парадом в Москве

Неоконченная война

Война, вроде бы, закончилась. Однако она преследовала и солдат, и командиров всю оставшуюся жизнь. Белобородов приводит свой разговор с Василевским:

«Говорил (…) при последней нашей встрече, когда только что закончил писать свои воспоминания.

– Тридцать лет прошло, – сказал он, – а все равно не могу писать о войне беспристрастно. Ты, Афанасий Павлантьевич, что делаешь при бессоннице?

– Воюю, Александр Михайлович. Перебираю в памяти рискованные решения, даже холодок прохватывает.

Напомнил ему о Маньчжурской операции, о его приезде с маршалом К. А. Мерецковым к нам на границу, в падь Сиянхэ, о решении наступать через горную тайгу на широком фронте. Этот прорыв мне иногда даже снится, но не так, как он воплотился в дело, а наоборот. Будто завязла наша 1-я Краснознаменная в маньчжурских лесах, горах и болотах, и нет пути ни вперед, ни назад.

– Вот-вот! – заметил Александр Михайлович. – И со мной такая же история».

Афанасий Белобородов в Иркутске у своего бюста

Афанасий Белобородов в Иркутске у своего бюста

Александр Бек спрашивал генерала, что же для него самое лучшее в его деле. Тот ответил: «Творчество». «Творчество, на войне?», – переспрашивает Бек.

– Странно? Мне самому иногда странно. Задумаешься и содрогнешься: какой ужас – война. Никогда не забуду одной жуткой минуты. Это было в бою во время конфликта на Китайско-Восточной железной дороге. Лежал боец и мокрыми красными руками запихивал кишки в живот, разорванный осколком. Это видение преследовало меня целые годы! А сколько теперь этой жути! А это? (Белобородов обвел вокруг себя рукой, указывая на диван, на голые железные прутья кровати, на забытую сломанную куклу, на всю комнату, покинутую какой-то семьей.) Это разве не страшно? И все-таки я никогда не знал такого подъема, никогда не работал с таким увлечением, как теперь. На днях я получил телеграмму от жены. Она поздравляла меня сразу с тремя радостями: с тем, что дивизия стала гвардейской; с тем, что я получил звание генерал-майора, и с тем, что на свет появился наш третий ребенок. Жена у меня чудесный человек, по образованию педагог. Я до сих пор влюблен в нее, но, когда прочел телеграмму, вспомнил, что последний раз послал ей открытку полтора месяца тому назад. Дело так увлекает, что забываешь обо всем... Думаешь, думаешь – и вдруг сверкнет идея. И примериваешь, сомневаешься...

Генерал, не ставший маршалом

Вскоре после победы над Японией Афанасия Белобородова ждала пятая и последняя командировка на Дальний Восток – в Порт-Артур. Затем, с мая 1953 года он занимал пост начальника управления боевой подготовки Сухопутных войск. С октября 1953 года – начальник Центральных стрелково-тактических курсов усовершенствования офицерского состава Советской Армии «Выстрел» имени маршала Советского Союза Шапошникова. С июля 1954 года – главный военный советник министерства национальной обороны Чехословацкой Социалистической Республики и военный атташе при посольстве СССР в Чехословакии. С октября 1955 года командовал войсками Воронежского военного округа. С мая 1957 года был начальником главного управления кадров Министерства обороны СССР. С марта 1963 года — командующий войсками Московского военного округа.

С марта 1963 года — командующий войсками Московского военного округа

– Он остался генералом, так и не став маршалом, как многие другие люди его возраста и способностей, – говорит кандидат исторических наук, сотрудник Иркутского областного краеведческого музея Артем Ермаков. – Хотя у него были для этого все перспективы. Тогда, в конце 60-х – в 70-х годах старые маршалы – Рокоссовский, Жуков – в силу возраста уже отходили от дел, и им на смену появлялись новые. Еще при Хрущеве Белобородов был назначен командующим Московским военным округом, с приходом Брежнева сохранил эту должность, то есть он устраивал и новую власть. На такой должности у него были все шансы получить маршальское звание и пост замминистра обороны.

Однако жизнь генерала попала под каток, причем буквально. 23 октября 1966 года на спуске с Рублевского шоссе при выполнении дорожных работ с тормозов сорвался асфальтовый каток и врезался в правительственную «Чайку», в которой ехал генерал.

«Главный армейский кадровик, едучи в служебной машине, попал под асфальтовый каток, после чего боевого генерала военные хирурги собрали буквально по схеме, сделав ему. . . двенадцать операций! Так Павлантьевич попал в «райскую группу». Ему выделили адъютанта, медсестру, кухарку и специально оборудованную ГАЗ-24 «Волгу» круглосуточно», - писал Михаил Захарчук.

– У него вся правая сторона от головы до ног – все было повреждено, – вспоминает сын генерала Владимир Белобородов. – Много операций перенес, прихрамывал до конца жизни. Снова роль сыграла его сила воли.

Поняв, что восстановиться полностью уже не удастся, генерал сам написал рапорт с просьбой освободить его от командования округом. После этого у него «пенсионная должность» – инспектор-советник группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

– Афанасий Павлантьевич Белобородов прошел славный боевой путь, был известен как смелый и решительный военачальник, – писал маршал Александр Василевский в своих мемуарах «Дело всей жизни». – Успешно воевал в Белоруссии в последующих операциях и позднее в Восточной Маньчжурии. Последний крупный пост, который он занимал,– командующий войсками Московского военного округа. В автомобильной катастрофе он серьезно повредил свое здоровье, что и вынудило его оставить столь кипучую и плодотворную деятельность. В ходе Белорусской операции, несмотря на всю сложность боевой обстановки, молодой командарм А. П. Белобородов очень умело руководил войсками армии. Принятое им и доложенное нам решение на прорыв, проверенное нами на местности, было совершенно правильным и никаких серьезных поправок не потребовало.

Навсегда под Москвой

В конце лета 1990 года здоровье Белобородова резко ухудшается – он попадает в больницу и чувствует, что уже не выйдет из нее. Тогда он диктует сыну текст обращения в адрес министра обороны СССР:

«В связи с тем, что мое здоровье резко ухудшается и надо быть готовым ко всему, обращаюсь к вам с первой и последней просьбой: после моей кончины похоронить меня, если это не составит больших трудностей, на 41-м километре Волоколамского шоссе у памятника боевым соратникам по 9-ой гвардейской дивизии, которые в трудный для Отчизны час отстояли на этом направлении родную столицу и перешли в победное контрнаступление, внесшее вклад в начало краха фашизма».

Генерала не стало 1 сентября 1990 года, он похоронен, согласно этому завещанию, на Мемориальном воинском кладбище «Снегири», рядом с погибшими осенью 1941 года при обороне Москвы солдатами его дивизии.

Когда пришло время, он принял последнее в жизни боевое решение, и никто не посмел встать поперек приказа-завещания «Сибиряка» — он возвратился к своим братьям

– Волоколамское шоссе, замерев, с великой печалью прощалось со своим защитником, – писал Игорь Николаев. – Когда пришло время, он принял последнее в жизни боевое решение, и никто не посмел встать поперек приказа-завещания «Сибиряка» — он возвратился к своим братьям, оставшимся на первом его победном рубеже. Они ценой своих жизней привели его к первой победе, они вместе не отдали Москву, и он соединился с ними в общем месте упокоения — братской могиле.

Иркутская память

В Иркутске еще при жизни Белобородова отметили его заслуги. По решению иркутского горсовета от 25 августа 1952 года улица 2-я Октябрьская переименована в улицу Белобородова. Это улица в одном из спальных районов города, пожалуй, более всего примечательная странным сочетанием на ней всех стилей и эпох: примерно половина ее приходится на частный сектор, а во второй половине происходит смешение двухэтажных деревянных бараков с панельными советскими домами и самыми современными новостройками.

Улица Белобородова

Кроме того, мемориальная доска установлена на доме по улице 5-й Армии, где располагалась когда-то пехотная школа, в которой учился Белобородов.

По решению иркутского горсовета от 25 августа 1952 года улица 2-я Октябрьская переименована в улицу Белобородова

Бронзовый бюст Афанасия Белобородова установлен в историческом центре Иркутска. Его авторы скульптор Георгий Мотовилов и архитектор Леонид Поляков. Памятник изготовлен в 1948 году в Ленинграде на заводе «Монументскульптура». Установлен в 1954 году на площади Труда в Иркутске по указу президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 и решению Иркутского областного Совета депутатов трудящихся от 1953 года.

«Многие гиды рассказывают историю про то, как учительница привела школьников к этому бюсту, рассказывая им о знаменитом генерале. Тут со скамейки поднялся старик, подошел к ним и спросил, а как вы думаете, что с ним теперь стало. Ребята стали говорить, что, наверное, умер или героически погиб. «Ну спасибо, что вы меня похоронили», – ответил старик», – говорит Артем Ермаков.

После строительства цирка композиционная целостность площади, где установили памятник Белобородову, была разрушена. Да и к тому времени появился мемориальный комплекс «Вечный огонь». В результате было принято решение о переносе бюста туда.

– Почему-то почти никто из гидов не рассказывает китайским туристам о Белобородове, хотя почти все группы водят к Вечному огню, – говорит Артем Ермаков. – Когда китайцам говоришь, что это за человек и какую роль он сыграл в освобождении Китая от японских войск, выстраивается очередь, чтобы сфотографироваться у памятника.

Бронзовый бюст Афанасия Белобородова установлен в историческом центре Иркутска

Сам генерал тоже бывал впоследствии на малой родине. Есть его фото на фоне бюста. Известно, что именно он добился строительства в Баклашах капитального здания школы.

Елена Петрова, Телеинформ. Фото автора и из открытых источников

Читайте также:

 
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)