ТЕМЫ
Архив
< Май 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Сегодня
Общественная жизнь в Иркутской области

«Чайка», но не Терешкова и не Заречная: о партизанке Лизе Чайкиной, давшей имя иркутской улице

Иркутск, 16.12.20 (ИА «Телеинформ»), - В самом начале Великой Отечественной войны отдали жизнь, защищая свободу и независимость Советского Союза, партизаны Александр Чекалин, Зоя Космодемьянская, Лиза Чайкина… Вот о ней-то, Чайке, как звали ее друзья, – новый материал Телеинформа в рамках проекта «Улицы имени Победы».

Пламенное призвание

Елизавета Чайкина родилась в деревне Руно ныне Пеновского района Тверской области 28 августа 1918 года. Окончила четыре класса. В 15 лет она стала заведующей в сельской избе-читальне, затем – счетоводом в колхозе «Красное Залесье», работала корреспондентом Пеновской газеты «Ленинский ударник».

Как пишет в очерке о партизанке в сборнике «Правофланговые комсомола» Ирина Шведова, Лиза, научившись читать, сразу поняла, чем может быть полезна стране. Она понесла людям книги, учила неграмотных писать буквы. А тем, кто еще не мог сам прочитать книги, рассказывала их содержание. В газете «Ленинский ударник» даже появилась статья «Работать так, как залесские комсомольцы», в которой писалось: «Кто в Залесском районе не знает Лизу Чайкину, эту веселую боевую девушку? Знают все колхозники, от детей до стариков. Знают и уважают ее. Ежедневно она в колхозах. То читает газеты, то с колхозниками беседы проводит».

В 1939 году бойкую девушку заметили в райкоме партии, назначили ее секретарем Пеновского райкома комсомола. Огромное значение Лиза придавала комсомольской печати. В Калининском музее комсомольской славы хранится двадцать три ее газетных выступления. Будучи секретарем райкома, Лиза Чайкина выступала в местной печати по таким важнейшим вопросам, как социалистическое соревнование, военно-патриотическая работа, революционное воспитание молодежи, руководство первичными организациями, рассказывает Ирина Шведова. Первая ее корреспонденция появилась в газете «Ленинский ударник» 10 марта 1936 года. Последняя – 26 июня 1941 года.

Лиза переехала из родной деревни в райцентр – поселок Пено. Именно здесь потом совершит она свой бессмертный подвиг. Здесь будет похоронена товарищами. Здесь останется жить навечно – бронзовый бюст среди цветов в центре Пено.

Лиза много занималась. На этажерке у нее стояла собранная ею собственная библиотека – пятьдесят книг – сочинения Ленина и Маркса, Пушкина и Лермонтова, Горького и Маяковского. Она часто приходила в Пеновскую семилетнюю школу, чтобы узнать то, что еще не знала, не успела узнать, посещала там литературный кружок. Позднее школа эта будет названа ее именем, а учительница Евдокия Георгиевна Кудрявцева будет рассказывать о ней многим людям, приезжающим в их поселок Пено.

«Чайка», но не Терешкова и не Заречная: о партизанке Лизе Чайкиной, давшей имя иркутской улице

Вот какая она была

Среди тех, кто слушал эти рассказы, – земляк Лизы Чайкиной, писатель, киносценарист и военкор Борис Полевой, автор «Повести о настоящем человеке» и множества других произведений. Он так вспоминал об этом:

– В калининском комсомоле она была фигурой весьма заметной. Звали ее ребята просто Чайка. И в самом деле, в характере ее было что-то от этих больших сильных птиц.

Однажды в первые месяцы войны на здание средней школы в Пено упала целая пригоршня зажигательных бомб и небольшая фугаска. Старшеклассники, действуя железными щипцами, сбрасывали с крыши еще не разгоревшиеся зажигалки, и они тихо, с фейерверочным шипением, догорали на земле. Но фугасная бомба разрушила правое крыло школы, зажгла его, и комсомольцы пытались подавить разгоравшийся пожар. Ими командовала, и толково командовала, невысокая, коренастая девушка с энергичным, грубоватого, мужского склада лицом. Она сама принимала деятельное участие в тушении, действовала багром, растаскивая горящие бревна, и в то же время успевала руководить товарищами, пишет Борис Полевой.

– Такой и запомнилась мне Елизавета Ивановна Чайкина, невысокая, коренастая, крепкая, с потным красным лицом, с прядями жестких мокрых волос, прилипших ко лбу, – вспоминает он.

Учительница Евдокия Кудрявцева, которая знала Лизу со школьных лет, с педагогической проницательностью дала точную характеристику своей бывшей ученице: человек средних способностей, но прирожденный вожак-организатор, коллективист.

– Чайкой ее еще в школе прозвали. Знаете, у ребят тяга к прозвищам? Потапов – Потап, Горшкова – Горшочек, ну а она вот Чайка, – ровным учительским голосом рассказывала нам собеседница. – Но это, как я полагаю, особый случай. Прозвище очень совпадало с ее характером. Она ведь и верно была как те птицы, смелая, дерзкая, настойчивая. Бывают же такие люди: собой некрасивы, но красивы душой. Хлопот с ней в школе было немало. Однажды математичке – а она была и завучем – так при ребятах и брякнула: «Вы врете…» В другой раз решили мы на педсовете за школой спортивную площадку соорудить, а там малыши уже клумбочки какие-то сделали, цветочки посадили. Ребята откликнулись и принесли из дома лопаты, инструмент разный, а Чайкина перед этими клумбочками встала: «Нельзя, не позволю». – «Как это нельзя? Нам же директор разрешил!» – «Неважно, что директор, малыши здесь с весны столько возились, труд затрачивали, а вы разравнивать. Не дам!» – «Но директор же разрешил». – «Что ж, что директор, над директором тоже начальство есть. Пойду в район, не послушают в районо, в облоно напишу; нельзя малышей обижать…» Так и не дала, в другом месте спортивную площадку сделали… И еще помню, об этом мы много говорили. У одной ее подружки отца забрали. Его, агронома, весь поселок знал. Он нам и в школе помогал показательный огород организовывать… Хороший был дядька. Так Лиза что, она самому товарищу Сталину письмо написала и, не посоветовавшись ни с кем, отослала. Что уж она там написала, не знаю, только вдруг выпустили этого агронома. Выпустили да еще извинились. Он теперь где-то в армии, воюет. Может, конечно, это лишь совпадение, но в районе об этом все знали, знали и побаивались Лизу… Вот она какая была, – цитирует ее слова Борис Полевой.

«Чайка», но не Терешкова и не Заречная: о партизанке Лизе Чайкиной, давшей имя иркутской улице

Партизанка

К июню 1941 года Лиза Чайкина училась на областных курсах партийных и комсомольских работников в Калинине. Как пишет Ирина Шведова, накануне войны Лиза получила три важных значка: ГТО, ПВХО (противовоздушная и противохимическая оборона) и «Ворошиловский стрелок». Когда фашисты оккупировали Калининскую область, обком комсомола поставил перед девушкой задачу организовать партизанский отряд в своем районе. Чайкина привела в лес 70 надежных ребят. Они прошли стрелковую подготовку и влились в партизанскую бригаду. Лиза Чайкина стала командиром разведгруппы, участвовала в боях, диверсионных операциях, говорится в статье о Лизе Чайкиной на сайте Российского героического календаря.

С 14 октября 1941 года до дня гибели Лиза сражалась в этом отряде. Смелая и энергичная комсомолка ходила в разведку, пробиралась в захваченные врагом населенные пункты и добывала ценные разведывательные сведения.

– Голодная, продрогшая, каждую секунду рискуя нарваться на мину, попасть в засаду или просто услышать тихий смертельный окрик «стой!», Лиза вьюжными, на редкость морозными ночами сорок первого, тайными лесными тропами пробиралась из деревни в деревню. Встретив патруль, уходила в лес и там, в снегу, часами ждала, когда минует опасность. А потом – снова в путь. Она шла, чтобы встретиться с секретарями подпольных комсомольских организаций, объяснить им обстановку, дать задания, – пишет Ирина Шведова.

В последний рейд по селам Лиза Чайкина отправилась 12 ноября 1941 года. Это была пропагандистская группа, распространявшая листовки с докладом Сталина от 7 ноября, которые партизанам перебросили через линию фронта.

– Ходила по деревням, собирала людей, читала им сводки Совинформбюро, газету «Партизанская правда для оккупированных районов», которую нам из Калинина на самолетах перебрасывали. Ничего не боялась. Даже в деревни, где немцы стояли, заходила, – вспоминала учительница Лизы. – А тут приближались праздники – годовщина Октябрьской революции. Так она перед этими праздниками во многих деревнях перебывала. Доклады об Октябре делала. Соберет людей – и доклад.

«Чайка», но не Терешкова и не Заречная: о партизанке Лизе Чайкиной, давшей имя иркутской улице

Плен и казнь

В родном Залесье за 10 дней она обошла 14 деревень. По пути в Пено Лиза зашла на хутор Красное Покатище к своей подруге, разведчице Марусе Купоровой. Ее заметили сельский староста Тимофей Колосов со своим сыном и донесли о незнакомой девушке фашистам, квартировавшим там. Результат был, увы, предсказуем: Марусю со всей ее семьей расстреляли, дом сожгли, а Лизу взяли в плен и в тот же день доставили в Пено – в местное гестапо.

Как пишет в статье о Лизе Чайкиной Владимир Иванов на сайте История.рф, девушку сутки пытали, добиваясь информации о партизанской базе: «били железными прутьями… ломали ребра – ни звука».

– Она ничего не сказала, это точно. А допрашивали ее зверски. Это тоже точно, потому что немцы, которые тут в школе жили, они не совсем и немцы, они эльзасцы, их в тылу на работах держали. Так вот они прямо-таки с уважением о ней говорили: дескать, фрейлен не рассказала ничего… Так и повели ее, а вернее, понесли, потому что после допросов она идти не могла, на расстрел, – рассказывала Борису Полевому Евдокия Кудрявцева.

До последнего Лиза твердила, что она – «Иванова из Ленинграда», несмотря на то, что староста, донесший о девушке, с самого начала выдал ее имя и должность немцам. А когда ее повели на казнь, к водокачке согнали пеновцев – для опознания партизанки. И лишь одна из жительниц, Арина Круглова, назвала ее имя. Несколько дней спустя и ее, и Тимофея Колосова с сыном, расстреляли по решению партизанского суда. Это случилось 25 ноября: группа партизан во главе с Семеном Ларионовым пробралась в Пено, выкрала из рук немцев Круглову и Колосовых, и привела приговор в исполнение, пишет Ирина Шведова.

– У театральных критиков есть такой термин: не вышла из образа, – так про актеров пишут. Так вот и наша Чайка не вышла из образа. И умерла такой, какой мы все ее в школе знали… Даже на немцев это произвело впечатление. И еще какое! Откуда знаю?.. Да вот от них, от этих самых немецких солдат, от эльзасцев, что в этой школе жили… Их главный офицер, не знаю уж какого звания, он даже и не эльзасец, а сорб, лужицкий сорб, как он себя называл. Он по-русски понимал и немного говорил. В тот вечер он пришел сильно выпивший, зашел ко мне и рассказал о девушке, которая еле живая перед расстрелом пела. Так с песней и упала на снег. «Погибла, как Жанна д’Арк», – говорил этот сорб. Жанна д’Арк!.. Его солдаты об этом весь день толковали… – вспоминала Евдокия Кудрявцева.

Позднее Борис Полевой даже решит так назвать очерк о погибшей партизанке: «Жанна д’Арк верхневолжских лесов». Но не решится:

– Я легко представил себе, как мой начальник, полковник Лазарев, всегда самоотверженно боровшийся против всякой литературщины, с яростью зачеркнул бы его красным карандашом. Жанна д’Арк?.. Чайка?.. Нет, Чайка лучше, а главное, точнее. И то, что немецкие солдаты, потрясенные подвигом моей землячки, сочувствовали ей, тоже, наверное, вымарает, хотя мне это кажется очень знаменательным и характерным. Но заголовок этот, мною самим забракованный, я запомнил и приберег. И эту главку своих воспоминаний назвал этим заголовком.

Расстрелянную партизанку немецкие часовые стерегли у водокачки 17 дней, пишет в очерке «Девушка из Руно» В. Колосков. Позднее ее похоронили в братской могиле.

«Чайка», но не Терешкова и не Заречная: о партизанке Лизе Чайкиной, давшей имя иркутской улице

Память

Сейчас в поселке Руно на этом месте – сквер и памятник партизанке. В Пеновской восьмилетней школе открыт музей, в котором собраны документы и материалы о славной героине. Как вспоминал Борис Полевой, это один из оригинальнейших музеев страны:

– Его спроектировали, построили, и построили на свои собственные комсомольские средства, мои молодые земляки. Очень симпатичный музей. Вхожу в него всегда с волнением. Со стен смотрят молодые лица, многие из них знакомые. И скульптурный портрет Лизы. Он не очень похож на оригинал, но главную черту Лизы скульптору удалось передать: ее яростную непреклонность.

Есть в этом музее письмо комсомольцев: «Наша бригада зачислила в состав своего коллектива Героя Советского Союза Е. И. Чайкину. В бригаде 24 человека: выполняем и 25-ю норму за Лизу, причем на 130-140 процентов. Своим ударным трудом бригада завоевала право носить имя Чайкиной». Особую коллекцию музея в Пено составляют личные вещи Елизаветы Чайкиной, часть которых передала в музей ее родная сестра, а также награды отважной пеновской разведчицы: «Золотая звезда» Героя и орден Ленина. На стендах и стенах музея размещены фотографии, посвященные деятельности партизан в годы войны.

Звание Героя Советского Союза Лизе Чайкиной присвоили посмертно 6 марта 1942 года. Весть о подвиге пеновской девушки облетела всю страну, все фронты. Воины и партизаны клялись отомстить за смерть Лизы, говорится на сайте «Российского героического календаря». На территории Калининской области была создана партизанская бригада имени Героя Советского Союза Е. И. Чайкиной. Командовал ею молодой храбрый офицер С. М. Максименко. Комбриг был лишь на четыре года старше Лизы. Его бригада, состоявшая преимущественно из молодых партизан, нанесла большой урон врагу. На калининской же земле появилась эскадрилья самолетов-истребителей имени Лизы Чайкиной. Этой высокой чести удостоились летчики из 630-го истребительного авиационного полка. Командовал эскадрильей Герой Советского Союза Виктор Комаров. На кабинах машин лучшей в полку эскадрильи было написано: «За Лизу Чайкину». Убитая, похороненная в Пено, она продолжала жить и сражаться.

– Для нас Шура Чекалин, Лиза Чайкина, Зоя Космодемьянская… не только герои: они дети живых матерей, сестры живых братьев, – писал в 1942 году председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин. – Их знает комсомольская среда, они нам близкие, родные, их героическая смерть в разгаре жестокой борьбы вызывает у нас жажду мщения.

«Символом нации непобедимой» назвал Лизу Чайкину поэт Михаил Светлов в цикле стихов о партизанке, написанных в 1942 году. Такой она предстает и в поэме Марии Комисаровой «Лиза Чайкина», и на страницах романа Николая Бирюкова «Чайка». Главная героиня последнего произведения – Катя Волгина – повторяет судьбу Лизы, которую друзья прозвали Чайкой.

Именем легендарной партизанки названо более 40 улиц в городах России, Украины, Белоруссии, Казахстана, в том числе и в Иркутске. Здесь это – тихая улочка частного сектора в микрорайоне Жилкино. Предположительно, свое название она получила в 1950-х годах, но найти точную информацию об этом не удалось.

Мария Маякова, Телеинформ. Фото из открытых источников

Читайте также:

 
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
О чем пишут иркутские колумнисты и блогеры?
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)