ТЕМЫ
Архив
< Июль 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Сегодня
Общественная жизнь в Иркутской области

«Когда проживает собака не в будке» – иркутские эксперты о законе об ответственном отношении к животным

Иркутская область, 5.12.19 (ИА «Телеинформ»), - В Приангарье пока нет реального решения проблемы безнадзорных животных. Такого мнения придерживается большинство местных экспертов.

Иркутские зоозащитники, общественники, специалисты прокомментировали вступающий в силу с 1 января 2020 года федеральный закон «Об ответственном обращении с животными» и то, какие перспективы это принесет.

Неоправданные ожидания

Такой закон долго ждали, на его появлении зоозащитники настаивали свыше 15 лет, готовили различные проекты, которые регулярно «ложились под сукно». С мертвой точки ситуация сдвинулась после истории с «хабаровскими живодерками», когда по стране прокатилась волна массовых протестов, появилось множество петиций в адрес правительства и президента. В результате закон был разработан и принят. Но вот его эффективность вызывает у специалистов большие сомнения.

Напомним, закон очерчивает обязанности владельцев животных, уточняет порядок отлова и содержания безнадзорных собак, которые теперь называются «животными без хозяина», а также формулирует запрет на контактные зоопарки. Однако вопросов документ оставляет больше, чем ответов.

– Закон долго хотели, его приняли, но ощущение, что сделано все для галочки. Никаких механизмов для его претворения в жизнь практически нет, все очень декларативно, – говорит руководитель благотворительного фонда «Право на жизнь» Наталья Беспалова.

По ее словам, закон не дает ответов на то, что реально может сделать человек, ставший свидетелем жестокого обращения с животным.

– Ни полицию не уполномочили в этом вопросе, ни людям не прописали четких шагов – что делать в таких ситуациях. Мы знаем, что нам делать, когда мы потеряли паспорт или у нас сняли деньги с карты. А здесь мы не знаем, что делать, поэтому начинаем рвать на части администрацию, полицию, МЧС, скорую. Мы, вроде, хотим что-то сделать, но для этого не предусмотрено ни специальных организаций, ни финансирования, ни просвещения. А ведь реально ни один закон не может работать без финансов.

– Вопрос ответственного обращения с животными – это огромный спектр. Поросенок, которого фермер выращивает на мясо, и поросенок, которого завели как домашнее животное – это разные поросята? Или это одна и та же категория – поросенок? Сложилось очень много таких моментов, которые требуют не рубить с плеча, а достаточно вдумчиво к этому подходить. Последняя практика показывает, что у нас ни одного законопроекта не принимается, который бы учитывал все нюансы. Мы одним решением делаем что-то в плюс и им же – что-то в минус, – отмечает руководитель фонда «Возрождение земли Сибирской» Елена Творогова.

– Закон действительно был нужен, его долго вынашивали, но в финале получилось, что за какой пункт ни возьмись – к любому есть вопросы. Создается ощущение, что закон писали люди, абсолютно незнакомые ни с ветеринарией, ни с эпизоотологией, то есть не привлекли к работе никаких специалистов, – считает руководитель иркутского зоопарка Людмила Ивушкина. – Я принимала участие в нескольких рабочих группах, мы вносили свои предложения и поправки – ничего из этого не учтено. Все как-то так завуалировано – чтобы и тех не обидеть, и этим не отказать. Большего разочарования нашими законотворцами у меня не было в жизни.

Она также отмечает, что «в бюджет ничего не заложено под этот закон, а расходов расписана куча».

Цена вопроса

При этом в регионах также необходимо было к моменту вступления его в силу разработать соответствующую нормативно-правовую базу, но в Иркутской области этого не сделано.

– В Иркутской области необходимо подготовить соответствующую нормативно-правовую базу – законы и подзаконные акты, – подчеркивает руководитель организации зоозащитников «Земляне» Татьяна Овсянникова.

– Этот закон мы ждали почти 20 лет. Когда его приняли, я в январе обратился в государственные службы, чтобы, пока есть год отсрочки, подготовиться к его вступлению в силу. Меня никто не послушал, – говорит руководитель питомника «К-9» Вячеслав Славин.

Единственное, что предпринято областными властями на текущий момент – сумма на отлов и содержание бездомных собак увеличена с 2,5 тысячи рублей до 3 тысяч 600 рублей. Но с учетом того, что, во-первых, сумма не корректировалась с 2014 года, во-вторых, теперь в нее должны входить обязательная видеосъемка отлова и выпуска животных, а также пожизненное содержание агрессивных особей, тогда как раньше их просто усыпляли, говорить о существенном увеличении господдержки не приходится.

– В области давно должна была увеличиться сумма на отлов животных – сейчас она просто смешная, – отмечает Наталья Беспалова. – Сегодня 5 тысяч рублей стоит стерилизация в ветеринарной клинике, а государство дает 2,5 тысячи, куда входит отлов, содержание, биркование, стерилизация, возврат на прежнее место обитания. Как минимум нужно тысяч пять – поскольку не все уличные собаки – суки, есть кобели, которых кастрировать нет необходимости, есть щенки, которых еще можно пристроить. Если на каждого из них выделено по пять тысяч, то должно хватить.

– Цена должна быть не меньше пяти тысяч рублей – ни один ветеринар не будет работать в убыток себе, – поддерживает ее и Татьяна Овсянникова. Что бы там ни говорил Борис Балыбердин – дескать, наймите ветеринара на зарплату, и все будет отлично – препараты, расходники с неба не падают и дешевле не становятся.

– В следующем году за 3600 по новому законодательству никакой приют работать не будет, – заявляет Вячеслав Cлавин. – Это просто невозможно – нужен оператор для съемки, нужно лечение животных, некоторым – пожизненное содержание.

По его мнению, реальная сумма – 8 тысяч рублей на одну собаку.

Ветеринар Анна Титова уточняет: минимальная стоимость стерилизации с учетом наркоза, расходных материалов, работы специалиста составляет 2 тысячи 800 рублей. Но это относится к собакам до пяти килограмм. Среди уличных же сложно найти животных меньше 10 кг. При весе 10-20 кг речь идет о сумме в 4 тысячи 200 рублей. Максимум же – при весе 50-60 кг – стерилизация собаки обойдется в 8 тысяч 400 рублей. И это не говоря о периоде реабилитации после операции, возможных осложнениях, кормежке и прочем, что также требует финансирования, отмечает эксперт.

Город для бездомных

Однако дело не только в стоимости отлова и содержания. Вопрос в том, как в принципе должна решаться проблема безнадзорных животных в регионе.

– Я за программу гуманного старения стай, которая много лет реализуется в Нижнем Новгороде. С 2015 года настаиваю на том, чтобы внедрить ее хотя бы в Иркутске, чтобы не было этих массовых убийств, потому что 2 миллиона, выделяемые на Иркутск, не решают проблему, – говорит Татьяна Овсянникова.

Но она уточняет, что в Нижнем Новгороде эта программа – инициатива местного предпринимателя, а не властей, хотя у последних она также нашла поддержку.

Вячеслав Славин отмечает, что и сама система отлова, стерилизации и возврата животных на прежнее место обитания далеко не оптимальна.

– Люди просят, чтобы животных забрали, а не привозили обратно. Когда мы привозим обратно, жители против. Если мы отлавливаем животных и через месяц обратно выпускаем, мы не выполняем заявку населения. Задача приюта – найти нового собственника животному, чтобы оно обрело дом, а не отправилось обратно на улицу. Я считаю, что в контракте, в техзадании нужно обязательно прописывать процент выпуска – это должно быть не более 30%, – говорит он.

– По проблеме бездомных животных должна быть комплексная программа, – отмечает Елена Творогова. Действительно, уличных животных нужно отлавливать – всех, необходимо их стерилизовать, пролечивать. А потом встает вопрос – что дальше? Содержать за государственный счет очень накладно, выпускать обратно на улицы – насколько это гуманно с одной стороны и безопасно с другой? Никто не дает гарантии, что даже кастрированное животное не будет представлять опасности для детей, других животных и так далее. У меня готового ответа нет – нужно проводить большую работу, осмыслить решение.

Против выпуска бездомных животных в город выступает и Людмила Ивушкина:

– Конечно, никто не говорит, что нужно собак убивать, но сложно придумать больший бред, чем то, что город – естественная среда обитания для бездомных собак. В городской среде не должно быть бродячих животных – это источник не только опасности для людей, но и других вещей, в первую очередь – бешенства. А программа, которую сейчас приняли на законодательном уровне, подразумевает, что собаку ловят, якобы стерилизуют, ставят ей в ухо бирку и однократно прививают от бешенства. Но прививать их нужно ежегодно в комплексе с другими мероприятиями. Только в этом случае животное хотя бы не становится источником опасности для человека. А то, что сейчас предлагает закон – полная глупость с точки зрения ветеринарии.

Не отлов, а профилактика

В результате вопрос о том, как быть с безнадзорными животными в регионе остается открытым. Либо его решение потребует значительно более длительного времени, чем то, что нужно на введение в действие одного или нескольких нормативно-правовых актов.

– Конечно, необходимо ответственное отношение со стороны владельцев к домашним животным, – отмечает Елена Творогова. – Но как его создать? Одним днем этого не сделаешь. Должна быть целая система, во многих странах она отрабатывалась десятилетиями. В результате там, чтобы завести домашнее животное, ты должен пройти специальные курсы, получить сертификат, что ты имеешь право завести животное, заплатить налог, животное чипировать, поставить на учет и так далее. То есть такая процедура создана, что человек, неспособный на серьезные действия, просто не может с этим справиться. Но если мы так минимизируем количество собственников домашних животных, то что делать с теми животными, которые уже оказались на улице или окажутся из-за того, что многие люди не смогут отвечать этим требованиям? Это вопрос открытый.

Наталья Беспалова считает, что проблема вообще не в бездомных собаках, а в профилактике этого явления:

– По сути, есть пожар – мы его тушим, а нужно идти по пути профилактики пожара. Начинать нужно с просвещения, информирования людей. Есть огромные наработки просветительского материала. Например, мы в Ангарске получили президентский грант на просвещение на 500 тысяч рублей – они ушли на статьи в газетах, ролик по местному телевидению и баннеры. После этого мы сделали замер через Роспотребнадзор, как изменилась численность бездомных животных в Ангарске – она уменьшилась на 6%.

Она подчеркивает, что это огромная цифра, которая говорит о том, насколько эффективно просвещение.

– Бездомные животные – это, прежде всего, безответственность людей, и закон от нее не поможет, – уверена зоозащитница. – Отлов и стерилизация бездомных животных – это вторично, главное – объяснить людям, что делать, чтобы животные не убегали, как важно их стерилизовать и так далее.

Куда пойти животным?

Еще один значимый и очень спорный момент нового закона – контактные зоопарки.

– Если с конкретного числа запретить контактные и передвижные зоопарки, а по оценкам экспертов по России таких организаций несколько сотен, в них содержатся десятки тысяч животных, в том числе экзотических – вопрос: их куда денут? – интересуется Елена Творогова. – До определенного числа эти звери пусть плохо, негуманно, но жили под присмотром и с кормежкой в каких-то определенных условиях. С конкретной даты это нельзя – а что можно? Что с ними теперь делать? Расстрелять, закопать? На это ответа в законе нет. Поэтому у меня к нему неоднозначное отношение. Такой закон нужен, и я за него тоже ратовала, но это должен быть комплексный подход с оценкой всех рисков, потому что, внедряя закон о гуманном обращении с животными, мы можем породить огромное количество негуманных действий по отношению к тем животным, которые уже оказались заложниками этой ситуации.

Обеспокоенность этой ситуацией выражает и Людмила Ивушкина:

– Были благие цели – закрыть контактные зоопарки, но в финале прописали, что в контактных зоопарках должны быть домики для животных, теперь все контактные зоопарки ставят домики и говорят – у нас все соблюдено. А то что опять-таки нарушены все санитарные нормы, люди суют руки из одного вольера в другой, этого никто не проконтролирует. Или контактный зоопарк называется просто зоопарком или еще как-то, хотя по сути остается все то же самое. А если контактные зоопарки начнут массово закрываться – куда девать этих животных? Этого в законе не прописано. Указано, что владелец обязан их содержать до естественной смерти. То есть работать и зарабатывать деньги на этих животных ты не имеешь права, а содержать их обязан – а за какие деньги? То есть закон абсолютно нежизнеспособный и никаких плюсов в том виде, в каком он сейчас появился, я не вижу.

К тому же руководитель иркутского зоопарка выражает опасения, что вступление в силу закона может спровоцировать «охоту на ведьм» – общественники начнут искать недостатки и недоработки везде.

– Хоть у нас зоопарк и не контактный, но проблему можно везде найти, – отмечает она, рассказывая о том, как в Чуне к закрытию контактного зоопарка привела жалоба на то, что «у них питон без головы».

– Плюс в том, что хотя бы лед тронулся под давлением общественности, есть надежда, что дальше в законе будет что-то дорабатываться, – резюмирует Наталья Беспалова.

Елена Петрова, Телеинформ

 
О чем пишут иркутские колумнисты и блогеры?
О чем пишут иркутские колумнисты и блогеры?
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)