ТЕМЫ
Архив
< Ноябрь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 25 26 27 28 29
30            
Сегодня
Общественная жизнь в Иркутской области

Панфилов и панфиловцы – история еще одной иркутской улицы

Иркутск, 26.10.20 (ИА «Телеинформ»), - Герой Советского Союза генерал Иван Панфилов стал легендой при жизни, а панфиловская дивизия оставалась такой и после смерти командира. Не случайно именем Панфилова названы улицы в 40 городах бывшего СССР, в том числе – и в Иркутске. О знаменитом командире и названной в память о нем улице – в очередной публикации «Телеинформа» из цикла «Улицы имени Победы».

Генерал Иван Панфилов погиб в первые месяцы войны – 18 ноября 1941 года. Но этих нескольких месяцев ему хватило, чтобы стать легендой – как обороны Москвы, так и, прежде всего, для собственных солдат, для которых он стал Батей. Не случайно через 3,5 года на стенах на стенах рейхстага появятся надписи: «Мы — воины-панфиловцы. Спасибо, Батя, тебе за валенки».

Улица Панфилова в Иркутске

Из дореволюционной России

Иван Панфилов родился еще в 19-м веке – 1 января (13 января по новому стилю) 1983 года в городе Петровск Саратовской губернии, сообщается на сайте «Герои народа».

«Мой отец был мелким конторским служащим, – рассказывал позднее Панфилов своим детям – Добрый, слабохарактерный по своей натуре, он во всем беспрекословно подчинялся своей жене, моей матери Александре Степановне. Отец ее очень любил и всегда восхищался, как она умела сводить концы с концами, ведь приносил-то он домой жалкие гроши, а семья была большая!»

Но в 1904 году мать будущего героя надорвалась и скоропостижно умерла:

«В доме сразу воцарилась нищета. Василий Захарович, потеряв последнюю опору в жизни, стал тосковать, болеть и вскоре тоже умер.

Учиться дальше не пришлось. Перебивался, помогая тетке, соседям, а когда исполнилось тринадцать лет, меня отправили на заработки в большой город — Саратов. С тех пор я стал жить самостоятельно».

Портрет генерала Панфилова

Из-за ранней смерти матери Панфилов не смог окончить четырёхклассное городское училище города Петровска, с 1905 года работал по найму в лавке, сообщается на сайте «Герои народа».

В 1915 году его призывают в Русскую императорскую армию – в 168-й запасной батальон, где обучали новичков. Так Иван Панфилов оказывается участником Первой мировой войны: в марте 1917 года после окончания учебной команды в чине унтер-офицера он был направлен в действующую армию на Юго-Западный фронт в 638-й Ольпинский пехотный полк. В дальнейшем дослужился до звания фельдфебеля. После Февральской революции 1917 года был избран членом полкового комитета.

Армия – это судьба

В Красную Армию будущий генерал вступил добровольно в октябре 1918 года. Был зачислен в 1-й Саратовский пехотный полк, впоследствии входивший в состав 25-й Чапаевской дивизии. Участвовал в Гражданской войне, в 1918-1921 годах воевал в составе 25-й Чапаевской стрелковой дивизии, командуя взводом и ротой. С сентября 1920 года участвовал в боях против бандитизма на Украине, в 1921 году – командир взвода 183-го пограничного батальона.

Панфилов воевал в Чапаевской дивизии

После окончания Гражданской войны продолжил службу в Красной Армии. В 1923 году окончил двухгодичную Киевскую Высшую объединённую школу командиров РККА имени Каменева.

Как раз во время учебы родилась его первая дочь Валентина. Она позже в книге воспоминаний об отце напишет «Мой отец»:

«О годах папиной учебы мама часто вспоминает:

– Образование у Вани было всего два класса. Приемная комиссия зачислила его условно, учитывая большое стремление к знаниям и его заслуги перед Родиной.

Отец был уже награжден первым орденом «Боевого Красного Знамени» за участие в боях в чапаевской дивизии. Ночи напролет просиживал он за учебниками в нетопленом помещении, часто полуголодный (дневной паек составляли суп из чечевицы и двести граммов ржаного хлеба, вместо сахара — сахарин). К концу года курсант Иван Панфилов шел по успеваемости наравне с остальными, а на второй год учебы опередил многих».

Кочевая жизнь

С октября 1923 года он назначен командиром взвода, а затем и роты 52-го Ярославского стрелкового полка. А вскоре отправился на Туркестанский фронт.

«Наш путь лежал на Памир, в Хорог, где хребты вытягивались своими грядами вдоль нашей государственной границы. Небольшой отряд пограничников сопровождал нашу семью к месту назначения. Ехали на лошадях узкими горными тропами через перевалы, по ущельям с бушующими горными реками. Мама ехала, как и все, верхом. Меня же (я была грудным ребенком) положили в бельевую корзину, которую тщательно прикрепили к вьючной лошади», – писала дочь генерала.

Панфилов с женой и детьми

На Памире семья проведет несколько лет – в эти годы Иван Панфилов будет воевать с басмачами. В этот период с апреля 1924 года его назначают командиром стрелковой роты, с октября 1924 года – начальником полковой школы 1-го Туркестанского стрелкового полка на Туркестанском фронте. С августа 1925 года он – командир стрелковой роты, с августа 1927 года – начальник полковой школы 4-го Туркестанского стрелкового полка. С апреля 1928 года – командир стрелкового батальона 6-го Туркестанского стрелкового полка Среднеазиатского военного округа. Принимал участие в борьбе с басмачами по 1929 год включительно.

«В 1929-м году отцу вручили второй орден Боевого Красного Знамени. Друзья горячо его поздравляли. Это было торжеством для всей крепости», – вспоминала Валентина.

С июня 1931 года Иван Панфилов назначен командиром и комиссаром 8-го отдельного стрелкового батальона местных войск Среднеазиатского военного округа. С декабря 1932 года – командир 9-го Краснознаменного горнострелкового полка в том же округе. К тому времени у него рождается уже четвертый ребенок – и семья по-прежнему кочует вслед за ним по местам службы.

Генерал с полотенцем

Его дочь вспоминала:

«Вечерами отец усердно занимался изучением языков.

– Какой же я командир, если своего подчиненного не понимаю, да и он меня тоже плохо понимает? Чему он так научится?»

В августе 1937 года Панфилов назначен начальником квартирмейстерского отдела штаба Среднеазиатского военного округа, а в октябре 1938 года – военным комиссаром Киргизской ССР. В 1939 году он получает звание генерал-майора.

В 1939 году Панфилов получил генеральское звание

«Во Фрунзе до войны отец был единственным генералом, но от этого в нашей семье ничего не менялось. Машины папа не признавал, ходил всегда пешком. Несмотря на то, что семья у нас была большая — пятеро детей, мама работала, домработницы никогда не было. (…) В свободное от работы время папа помогал в домашнем хозяйстве. Его можно было увидеть во дворе, когда он вместе с нами чистил ковры, поливал цветы, возился в земле. Можно было его застать на кухне подвязанным вокруг талии полотенцем, особенно в предпраздничные дни, когда он хлопотал над приготовлением какого-нибудь деликатесного блюда», – вспоминала старшая дочь.

Путь на войну

Тем временем мирная жизнь закончилась. Наступило лето 1941 года. Генералу Панфилову было поручено формирование 316-й стрелковой дивизии в Алма-Ате. Дочь Валентина отправляется на фронт с отцом.

Александр Бек в своем «Волоколамском шоссе», рассказанном от лица и по воспоминаниям Бауыржана Момыш-улы, служившего под началом Панфилова, писал о первой встрече с будущим командиром:

«В военном комиссариате Казахстана, где я служил инструктором, полагался перерыв на обед от двенадцати до часу. Пообедав, я шел из столовой. Вижу, среди двора стоит невысокий сутуловатый человек в генеральской форме. Рядом два майора. В Алма-Ате мы редко встречали генералов. Я присмотрелся.

Генерал стоял спиной ко мне, заложив руки назад и слегка расставив ноги. Лицо, видное вполоборота, показалось мне очень смуглым – почти таким же черным, как мое. Опустив голову, он слушал одного из майоров. Из-под высокого генеральского воротника выглядывала исчерна-загорелая, в крупных морщинах шея.

(…) Генерал повернулся. В усах, подстриженных двумя квадратиками, не проглядывала седина. Заметно выдавались скулы. Сощуренные узкие глаза были прорезаны по-монгольски, чуть вкось. Подумалось: татарин».

В усах, подстриженных двумя квадратиками, не проглядывала седина. Заметно выдавались скулы

В конце августа 1941 года дивизия под командованием генерала Панфилова вошла в состав 52-й армии Северо-Западного фронта, отмечено на сайте «Сто великих полководцев». Во время переброски, под Боровичами, дивизия понесла первые потери, попав на марше под авианалет. На полигоне между Ленинградом и Новгородом проходило интенсивное обучение личного состава. В сентябре 1941 года дивизия оборудовала полосу обороны во втором эшелоне армии.

Тогда генерал писал жене:

«На нас выпала почетная задача – не допустить врага к сердцу нашей Родины – Москве. Враг будет разгромлен, а Гитлер и его банда будут уничтожены. Не будет гаду пощады за слезы матерей, жен, детей. «Смерть Гитлеру!» – у каждого бойца на устах. Мура, остановка. Спешу опустить письмо. Валя «едет впереди, с эшелоном. Настроение у нее бодрое, боевое. Как вы там живете, как Маечка? Берегите ее. Целую крепко. Любящий вас папка... Целую. Твой Ваня.

Первые бои

В связи с осенним наступлением вермахта на Москву, 5 октября 1941 года дивизия Панфилова была передана в состав 5-й армии, а затем в состав 16-й армии, сосредоточенной на подступах к Москве. В начале октября 316-я стрелковая дивизия держала полосу обороны протяженностью в 41 километр (от населенного пункта Львово до совхоза Болычево) на волоколамском направлении.

«На левом фланге, прикрывая Волоколамск с запада и юго-запада до реки Руза, стояла 316-я стрелковая дивизия, прибывшая из фронтового резерва. Командовал ею генерал И. В. Панфилов, а комиссаром был С. А. Егоров. Такую полнокровную стрелковую дивизию – и по численности, и по обеспечению – мы давно не видели, – позже в своих воспоминаниях напишет Константин Рокоссовский. – Уже 14 октября я встретился с генералом Панфиловым на его командном пункте, и мы обсудили основные вопросы, касавшиеся действий его соединения. Беседа с Иваном Васильевичем оставила глубокое впечатление. Я увидел, что имею дело с командиром разумным, обладающим серьезными знаниями и богатым практическим опытом. Его предложения были хорошо обоснованы».

Он же охарактеризовал самого Панфилова так: «Простое открытое лицо, некоторая даже застенчивость вначале. Вместе с тем чувствовались кипучая энергия и способность проявить железную волю и настойчивость в нужный момент. О своих подчиненных генерал отзывался уважительно, видно было, что он хорошо знает каждого из них. Бывает, человека сразу не поймешь – на что он способен, каковы его возможности. Генерал Панфилов был мне понятен и симпатичен, я как-то сразу уверился в нем – и не ошибся».

Солдатский «батя»

Уже с 15 октября дивизия Панфилова, сформированная преимущественно из гражданских, а не кадровых военных, участвовала в тяжелых боях. Необходимы были меры, которые помогли бы закалить части дивизии, не имевшие боевого опыта.

«Большую часть времени он проводил в полках и даже в батальонах, причем в тех, которые в тот момент испытывали наиболее ожесточенный напор противника. Это не показная безрассудная храбрость, – вспоминал комиссар артдивизиона 316-й дивизии С.И. Усанов. – С одной стороны, личный командный опыт комдива здорово помогал исправлять положение на трудных участках, с другой – его появление в критический момент боя сильно поднимало дух солдат и офицеров».

Панфилов на передовой

Дивизия обладала достаточно мощной артиллерией (207 орудий), и генерал-майор Панфилов, широко используя систему глубоко эшелонированной артиллерийской противотанковой обороны, применил в бою подвижные отряды заграждения, что, несмотря на отсутствие боевого опыта у дивизии, позволило ей успешно сдерживать натиск танковых частей противника. По воспоминаниям сослуживцев Панфилов при этом блестяще умел мотивировать своих солдат, повышая тем самым их стойкость в бою. При этом генерал и до войны, и во время нее всегда заботился о том, чтобы у солдат было полное, качественное, своевременно обновляемое обмундирование. По воспоминаниям дочери генерала, служившей в санбате, командира дивизии любили все солдаты, звали «батей».

«К отдаче приказа надо подходить разумно и творчески. Приказ после отдачи становится личной судьбой подчиненного, исполнителя. Это очень и очень серьезно, – вспоминал слова Ивана Васильевича Бауржан Момыш-улы. – Вот я командир, можно сказать, всю свою жизнь, но всегда считал и считаю: не войска для командира, а командир для войск. Одна из главных задач командирского искусства - это владеть ключом к сердцу масс. Чем ближе командир к массам, тем лучше и легче ему работается».

По инициативе командира батальона 1073-го полка старшего лейтенанта Момыш-Улы в частях дивизии были созданы отряды, предназначавшиеся для смелых и решительных атак еще на подходе противника к обороне дивизии. Командир дивизии одобрил эту инициативу и рекомендовал отбирать в отряд солдат и офицеров не из одного батальона, а из всего полка.

«316-я дивизия имеет в своем составе много хорошо обученных солдат, ведет поразительно упорную оборону. Ее слабое место – широкий фронт расположения», – сообщается в докладе командующему германской группы армий «Центр» фон Боку.

Правда и миф о панфиловцах

«С утра 16 ноября вражеские войска начали стремительно развивать наступление из района Волоколамска на Клин, – вспоминал маршал Советского Союза Георгий Жуков, – Развернулись ожесточенные сражения. Особенно упорно дрались стрелковые дивизии 16-й армии: 316-я генерала И.В. Панфилова. 78-я генерала А.П. Белобородова и 18-я генерала П.Н. Чернышева, отдельный курсантский полк С.И. Младенцева, 1-я гвардейская, 23, 27, 28-я отдельные танковые бригады и кавалерийская группа генерал-майора Л.М. Доватора… Бои, проходившие 16-18 ноября, для нас были очень тяжелыми. Враг, не считаясь с потерями, лез напролом, стремясь любой ценой прорваться к Москве своими танковыми клиньями».

28 панфиловцев

Бойцы четвертой роты второго батальона 1075-го стрелкового полка 316-й дивизии во главе с политруком Василием Клочковым, занимавшие оборону в районе разъезда Дубосеково, 16 ноября остановили на 4 часа продвижение 50 вражеских танков, уничтожив 18 из них. Именно это событие вошло в историю как подвиг 28 героев-панфиловцев. На следующий день дивизия за образцовое выполнение боевых заданий командования и массовый героизм была награждена Орденом Красного Знамени.

Уже после войны станет известно, что панфиловцев в том бою было не 28, а гораздо больше, что многие детали и факты были некорректно и недостоверно освещены корреспондентом газеты «Красная звезда». Инициированное после войны расследование развенчает миф о подвиге 28-ми панфиловцев. Однако того факта, что панфиловцы сражались героически – и не только под Дубосеково – это не отменяет. Все части дивизии Панфилова внесли огромный вклад в оборону Москвы.

Командование без подсказок

«При самых трудных условиях боевой обстановки, т. Панфилов всегда сохранял руководство и управление частями. В беспрерывных месячных боях на подступах к Москве части дивизии не только удержали свои позиции, но и стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11 и 110-ю пехотные дивизии, уничтожив 9000 вражеских солдат и офицеров, более 80 танков, много орудий, минометов и другого оружия», – вспоминал Георгий Жуков.

«Командир дивизии управлял войсками уверенно, твердо, с умом. Если здесь будет уж совсем трудно, думалось мне, то помогать Панфилову нужно, лишь подкрепив его свежими силами, а использовать их он сможет без подсказки сверху», – писал о нем Рокоссовский.

«Секрет успеха дивизии Панфилова в отражении атак превосходящих сил во многом объяснялся особой тактикой генерала. В военную историю вошел термин «Петля Панфилова» — сосредоточение войск в ключевых точках сражения, опорных точках в наиболее вероятных местах прохода врагов. Иван Васильевич предпочитал не растягивать свои соединения по всей линии обороны, а создавать узлы обороны в наиболее вероятных местах удара противника», – пишет в своей статье о генерале Святослав Антонов.

Осиротевшие гвардейцы

13 ноября Панфилов писал жене:

«Сегодня приказом фронта сотни бойцов, командиров дивизии награждены орденами Союза. Два дня тому назад я награжден третьим орденом Красного Знамени. Я думаю, скоро моя дивизия должна быть гвардейской, есть уже три героя. Наш девиз – быть всем героями».

Памятники героям обороны Москвы

И действительно – 18 ноября 316-я дивизия была преобразована в 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Накануне, вечером 17 ноября Панфилов говорил во время одной из редких встреч со старшей дочерью:

— Валя, знаешь, что я тебе скажу? Ночью звонил Рокоссовский Константин Константинович, командир армии, так он меня поздравил с гвардейским званием и с награждением дивизии и меня орденом Боевого Красного Знамени. Сказал, что указ уже подписан. Только пока еще никому не говори, ведь указа Президиума Верховного Совета я еще сам не читал.

Однако официальной церемонии присвоения дивизии звания гвардейской генерал уже не увидит на следующий день, 18 ноября он погибнет у деревни Гусенево.

Об этом дне вспоминал генерал-майор танковых войск Михаил Катуков:

«Мы горячо поздравляли своих товарищей, с которыми сроднились за эти горячие дни. Времени для торжественных митингов не было: дивизия – теперь уже 8-я гвардейская – не вылезала из окопов, с предельным напряжением сил сдерживая наседавшего врага. Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты снова стали окружать деревню Гусенево. Здесь в это время находился КП Панфилова – наспех отрытая землянка рядом с крестьянской избой. Немцы обстреливали деревню из минометов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания.

Звание Героя Советского Союза Панфилову присвоили посмертно

Панфилов принимал группу московских корреспондентов. Когда ему сообщили о танковой атаке противника, он поспешил из землянки на улицу. За ним последовали другие работники штаба дивизии. Не успел Панфилов подняться на последнюю ступеньку землянки, как рядом грохнула мина. Генерал Панфилов стал медленно оседать на землю. Его подхватили на руки. Так, не приходя в сознание, он умер на руках своих боевых товарищей. Осмотрели рану: оказалось, крошечный осколок пробил висок».

Память о генерале

По воспоминаниям Катукова, гибель Панфилова настолько потрясла танкистов, что в следующем же бою «как одержимые помчались они навстречу гитлеровским машинам», приведя противника на некоторое время в замешательство. Генерал-полковник вермахта Эрих Гепнер, столкнувшийся с 8-й гвардейской дивизией в боях под Волоколамском, в донесениях командующему группой «Центр» Федору фон Боку писал о ней, как о «дикой дивизии», солдаты которой не сдаются в плен и не боятся смерти.

Панфилов с воинскими почестями был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище, позже над его могилой воздвигли памятник. Позже памятная стела была установлена и на месте гибели генерала.

«Хоронили отца в Москве. Из всей нашей большой семьи на похоронах была я одна. И сразу же возвратилась в свою часть, чтобы воевать до победы», – вспоминала Валентина.

В Иркутске на улице Панфилова

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 апреля 1942 года за умелое руководство частями дивизии в боях на подступах к городу Москве и проявленные при этом личную храбрость и героизм генерал-майору Ивану Панфилову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, сообщается в военной энциклопедии на сайте Минобороны.

Именем Ивана Панфилова названы улицы в 40 городах как России, так и других стран, являвшихся ранее советскими республиками. В 1951 году решением Иркутского горсовета №256 от 14 мая улица Свободной жизни в Ленинском районе Иркутска также переименована в улицу Панфилова, сообщается в книге «Помнит город о войне», посвященной иркутским улицам имени героев и участников ВОВ.

Дом на улице Панфилова

Улица эта малоизвестная, находится в частном секторе Второго Иркутска, неподалеку от железной дороги. Протяженность ее совсем небольшая – всего два квартала. Для этой улицы характерны частные дома со знаменитыми иркутскими «кружевами» – на удивление, хорошо сохранившиеся и ухоженные, даже в историческом центре города не все памятники деревянного зодчества столь достойно выглядят. При этом старую застройку разбавляют новые коттеджи – как деревянные, так и каменные.

Сама улица не асфальтированная. Стоит отметить, что это характерная особенность многих иркутских улиц, названных в память о героях и участниках Великой Отечественной войны.

Елена Петрова, Телеинформ, фото автора и из открытых источников

Читайте также:

 
О чем пишут иркутские колумнисты и блогеры?
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)