ТЕМЫ
Архив
< Сентябрь 2020 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
Сегодня
Общественная жизнь в Иркутской области

«Пленный, но не раб»: генерал Дмитрий Карбышев и иркутская улица имени Героя Советского Союза

Иркутск, 3.05.20 (ИА «Телеинформ»), - В иркутском предместье Радищева есть улица Карбышева. Она названа в честь Героя Советского Союза, генерала Дмитрия Михайловича Карбышева. Когда-то эта улочка в частном секторе носила название 3-я Лесная, но по решению Иркутского горсовета от 29 января 1962 года была названа в честь военного героя. Телеинформ продолжает проект «Улицы имени Победы» и сегодня речь пойдет о Дмитрии Карбышеве.

Улица Дмитрия Карбышева в Иркутске

Улица Карбышева в Иркутске. Фото из 2ГИС

Потомок сибирских казаков

Детство Дмитрия Карбышева прошло в Омске. Он родился 26 октября 1880 года в семье военного чиновника. Известно также, что Карбышевы – потомки сибирских казаков. Неудивительно, что Митя (так его называли домашние) пошел по стопам отца и тоже стал военным.

Старший брат Дмитрия Владимир был участником подпольного революционного кружка при Казанском университете, дружил с Владимиром Ульяновым (Лениным). Когда заговорщиков раскрыли, Володю Карбышева исключили из университета, арестовали и посадили в тюрьму, в которой он и пробыл до конца своих дней.

Именно поэтому семья Карбышевых считалась «неблагонадежной». Как писал в своей книге сослуживец Дмитрия Карбышева, комиссар Евгений Решин, который несколько лет собирал материалы и воспоминания о генерале, отец с трудом пристроил своего одиннадцатилетнего сына в кадетский корпус.

– Здесь он был единственным «приходящим» кадетом. Выходцу из крамольной семьи запретили жить в интернате, бесплатно учиться, получать обмундирование и питаться в столовой за казенный счет. На второй год учебы положение подростка ухудшилось. Умер отец, – пишет Евгений Решин.

В своей автобиографии генерал писал об этом: «В связи с арестом брата Владимира семья была под надзором полиции, я не был принят в корпус для обучения на государственный счет и, в виде исключения, учился за свой счет, хотя мать овдовела и не имела средств к жизни».

Кадетский корпус Дмитрий Карбышев окончил в 18 лет с отличием. При этом в тайне мечтал совсем не о карьере военного. Он имел большие способности к рисованию и черчению, жаждал созидать и строить, поэтому хотел поступить в Академию художеств или в Институт гражданских инженеров, или, в крайнем случае, на физико-математический факультет университета.

Дмитрий Михайлович Карбышев

Дмитрий Михайлович Карбышев, фото из Википедии

В своей книге Евгений Решин пишет об этом:

– Желание было, да не было средств. Скудной вдовьей пенсии, получаемой матерью, едва хватало на расходы по дому. Вот почему семейный совет решил, что Дмитрий пойдет по стопам родителя, не нарушит традиции исконных сибирских казаков-воинов. А вот какую избрать профессию? Тут все были единодушны – инженерную. В июле 1898 года, еще за месяц до окончания корпуса Дмитрием, его мать, Александра Ефимовна, явилась на прием к директору генерал-майору Кичееву и подала ему прошение: «…Изъявляю свое согласие на направление сына моего в Николаевское инженерное училище, за неимением же вакансии — в Михайловское артиллерийское».

Так в 1898 году Дмитрий Карбышев поступил, а в 1900 окончил Николаевское военное училище в Санкт-Петербурге. Вскоре после этого его назначили в 1-й Восточно-Сибирский саперный батальон. После трех лет успешной службы в 1903 году он получает звание поручика. В это время и застает Карбышева русско-японская война.

Орден Святой Анны «За храбрость» и отставка за мятеж против царской армии

Евгений Решин пишет в своей книге об этом периоде генерала:

– Дмитрий Карбышев прошел сквозь огонь, прокалился в самом пекле войны. Он оставался на полях сражений с первого до последнего выстрела. И выстоял. Он показал себя не только храбрым, но и талантливым офицером-сапером, в совершенстве знающим свое дело. Карбышев постоянно заботился о солдатах и разделял с ними всю меру опасности и риска, все тяготы боев и походов. Может быть, поэтому солдаты относились с особым уважением и любовью к своему командиру, хотя его назначили к ним прямо из училища и был он младше большинства своих подчиненных.

Карбышев награжден тремя медалями и пятью боевыми орденами, один из которых – орден Святой Анны «За храбрость». Именно в этой войне будущий генерал понял, почему русские потерпели поражение при Порт Артуре, он стал, как пишет Решин, «свидетелем невежества, тупости и продажности отдельных генералов и адмиралов».

В это время в стране произошла революция 1905 года, Кровавое воскресенье в Питере и баррикады Красной Пресни в Москве. Солдаты батальона, в котором служил Карбышев, а особенно в его роте, стали требовать возвращения домой, бунтовали и устраивали мятежи. На пути назад батальон застопорился, потому что Сибирская и Забайкальская дороги оказались перегружены.

– Солдаты настаивали на своем требовании. Особенно в роте, которой командовал Карбышев. Начались волнения, митинги, протесты. Дмитрию Михайловичу приказали усмирить «смутьянов». А он встал на сторону солдат, объяснил им всю подоплеку мнимых заторов на транспорте: солдат не отправляют домой не потому, что мало вагонов и паровозов, а потому, что царские власти боятся притока свежих революционных сил в центральные районы страны, – пишет Евгений Решин.

После такой выходки над Дмитрием Карбышевым состоялся суд, на котором его обвиняли в том, что он позорит честь русского офицера, «якшаясь с бунтующими нижними чинами». Офицерское общество потребовало военного подать в отставку, уйти в запас на год. Это вынудило Карбышева перебраться на время во Владивосток, где ему не нашлось места на гражданской службе. Поэтому он жил на случайные заработки чертежника.

Однако армии требовались опытные бойцы, поэтому вскоре Дмитрий Михайлович вернулся в строй и занялся строительством укреплений на Дальнем Востоке. Там же подумывал о поступлении в Николаевскую инженерную академию, куда и поступил в 1908 году. За 25 дней он сдал 23 экзамена.

– Его знания были оценены: по алгебре, геометрии, тригонометрии – 10 баллов, дифференциальному исчислению – 9, аналитической геометрии, военным сообщениям, долговременной фортификации – и, полевой фортификации и минному искусству – 11,3, статике сооружений – 11,5, атаке и обороне крепостей и истории осад – 12 баллов. Все это были так называемые главные дисциплины. Но и другие предметы Карбышев знал не хуже. Он получил высшую оценку по тактике, топографии, физике, химии и по требуемым трем видам черчения – фортификационному, топографическому, архитектурному – по 12 баллов. По артиллерии и строительному искусству – 11, русскому языку – 11, французскому – 9, немецкому – 8. Средняя оценка по всем дисциплинам составила у штабс-капитана Карбышева 10,92 балла. Его зачислили в списки принятых в академию первым, – пишет Евгений Решин.

Первая Мировая и Октябрьская революция

Дмитрий Карбышев удивлял не только сокурсников, но и преподавателей своей феноменальной памятью, образованностью, широким кругозором и большим усердием в учебе. Он был одним из лучших студентов академии. Столь же блестяще он ее окончил.

На выпускном экзамене в академии Дмитрий Карбышев поразил профессоров смелостью и зрелостью своего дипломного проекта крепости и форта, за что был удостоен премии героя Порт-Артура, генерала  Кондратенко. С 1911 года он принимал непосредственное участие в строительстве Брест-Литовской крепости. Начало первой мировой войны Дмитрий Михайлович встретил в должности коменданта одного из брестских фортов.

В то время будущий генерал познакомился со своей будущей женой – Лидией Васильевной Опацкой, которая приехала в те края с твердой целью – стать сестрой милосердия.

Воспоминания супруги Карбышева о первом году совместной жизни цитирует в своей книге Евгений Решин:

– Дмитрий Михайлович очень много работал на фронте. Целыми днями пропадал на позиции. Он был требователен к своим подчиненным и в особенности к себе. Помню, еще в 1916 году, на войне, когда мы переезжали на новую позицию, бывало так: стоит разбитый дом, а рядом хороший. Дмитрий Михайлович саперов помещает в лучший, а себе берет похуже. Саперы его очень любили, несмотря на то, что он был строг и взыскателен. Когда переезжали на новое место, он сам вовремя не поест, не ляжет спать, пока не посмотрит, как устроились и улеглись его солдаты, поели ли, все ли у них в порядке. Только тогда он успокаивался и, придя домой, говорил: «Теперь, мать, давай есть. Мои дети (так он называл солдат) поели и спят. Теперь я могу сам спокойно отдохнуть», – говорится в книге.

В 1918 году началось создание Красной Армии, в которую Карбышев вступил одним из первых. Бывший офицер царской армии окончательно перешел на сторону красных. Однако официально в коммунистическую партию Дмитрий Михайлович вступил только через 20 лет, мотивируя это тем, что до партии нужно «дорасти», а принадлежность ее идеалам доказать всей жизнью.

В 1918-1920 годах он организовал инженерное обеспечение операций по разгрому войск Колчака и Врангеля.

В архивах Централизованной библиотечной системы Иркутска имеется биографическая справка о Дмитрии Михайловиче. Она гласит, что есть в жизни генерала «иркутская история».

– В 1920 году, находясь на посту начальника инженерной службы 5-й Армии, он помогал восстанавливать разрушенную отступавшими колчаковцами Транссибирскую магистраль между Байкалом и Красноярском, налаживал железнодорожную переправу через реку Иркут, разрабатывал план строительства Ангарской и Усольской железнодорожных веток, руководил сооружением нового понтонного моста через Ангару в Иркутске. В качестве военного эксперта Д. Карбышев наблюдал также за сбором и отправкой на запад брошенного колчаковцами оружия и техники, – сказано в архивах.

Великая Отечественная война и подвиг во имя жизни

С 1923 года Дмитрий Карбышев стал председателем инженерного комитета Главного военно-инженерного управления РККА. Начиная с 1936 года, он преподавал в Академии Генерального штаба. Он написал множество научных трудов, по его учебникам получили высшее образование многие из видных военачальников. Накануне Великой Отечественной войны  ему было присвоено звание генерал-лейтенанта инженерных войск (1940 г.), а в 1941 году он стал доктором военных наук.

Современники и сослуживцы вспоминали, что Дмитрий Михайлович много изобретал. Например, он придумал противопехотные препятствия «Тенёта Карбышева», которая оказалась эффективнее других оборонительных заграждений. В процессе использования выяснилось, что это малозаметное препятствие еще можно применять как противотанковое. Также Карбышев изобрел противопехотную мину в виде маленького пенала. Этот пенал наполнялся порошкообразным тротиловым зарядом массой до 30 граммов. Ими можно было буквально посыпать землю перед фронтом атакующего противника.

Эти изобретения очень пригодились русским солдатам в годы войны. Их изготавливали и применяли сотнями и тысячами.

Начало Великой Отечественной войны Карбышев встретил на западной границе – на линии обороны Брест-Гродно, которую он инспектировал  в июне 1941 года. В мае 1941 он в последний раз встретился в Москве со своей дочерью Еленой. Она приехала к отцу на первомайские праздники.

Позже в своих мемуарах она напишет:

– Вечером 4 мая наш поезд отходил с перрона Ленинградского вокзала. Рядом с вагоном шел папа и махал мне рукой. Могла ли я думать, что вижу его в последний раз?..

…8 мая он мне писал: «Я понемногу начинаю собираться в дорогу».

10 мая: «Мне, по-видимому, придется задержаться до 20 мая, так как работа лезет из всех щелей, и я едва успеваю с ней справиться… У меня во вторник большое занятие, в среду лекция…».

15 мая: «Вот и еще день прошел… Дни мелькают. Сегодня отчитал последнюю лекцию, читал с подъемом, весело и хорошо. Теперь надо заканчивать разную писанину, а ее очень много».

6 июня папа провожал маму ко мне в Ленинград. В тот вечер он был как-то необычно грустен, почти все время молчал. Маму очень тревожило такое его состояние. Расспрашивать о причине она не стала, но ей было тяжело расставаться с ним. Сквозь слезы мама видела, что папа не уходит, а продолжает стоять на перроне, глядя вслед удалявшемуся поезду. А 7 июня тронулся в путь и он сам…, – цитирует воспоминания дочери Евгений Решин.

Ночь на 22 июня 1941 года была короткой. Дмитрий Карбышев проснулся от звуков разрывающихся авиабомб.

Евгений Решин пишет:

– Карбышев быстро оделся и, не теряя ни минуты, направился было в штаб 3-й армии, но в вестибюле гостиницы встретился с П. М. Васильевым. Поздоровавшись на ходу, они вдвоем перебежали улицу — штаб армии находился тут же, через дорогу. На темном предрассветном небе расползалось огромное багрово-красное зарево. Это пылал Гродно. Густой, едкий дым стелился низко, как туман. В штабе уже была объявлена боевая тревога. Штабные офицеры, получив пистолеты и противогазы, разместились в убежище, устроенном в подвале дома.

Днем 22 июня сослуживцы несколько раз пытались уговорить Карбышева отправиться домой. Ему в тот момент было уже за 60 – не самый подходящий возраст для того, чтобы находиться в эпицентре развертывающихся военный действий. Но генерал всегда был категоричен и отвечал: «Не считаю это удобным для себя. Я солдат, а солдат в такой момент не уезжает и не бросает фронт». Более того, Дмитрий Михайлович сам спешил вплотную подобраться к тем местам, где шли бои, чтобы делать свои инженерные расчеты, измерения. Его не раз заставали с линейкой в руках в воронках от только что разорвавшихся снарядов.

Когда на укрепления русских напали немцы, Карбышев вместе со своим сослуживцем вынуждены были отступать и планировали добраться до Могилева. По пути они встретились с выходившим из окружения саперным батальоном, который шел на восток, к Днепру, и примкнули к нему. Через шесть недель тяжелого похода войска вышли к Днепру и собирались переправиться на плотах на другой берег с оружием и ранеными. Никто не знал, что там в лесу у берега их поджидают немецкие солдаты. Силы оказались не равны и русские были разбиты.

Дмитрию Карбышеву с Сухаревичем удалось переправиться, но они попали под минометный и пулеметный огонь. Дмитрия Михайловича контузило. Красноармейцы отнесли генерала в колосившееся ржаное поле, но патруль заметил это. Так Карбышев попал в плен.

Памятник Дмитрию Карбышеву на территории бывшего концентрационного лагеря Маутхаузен, Австрия. Фото из Википедии

Захватив столь крупного специалиста, гитлеровцы доставили его в Берлин и подвергли тщательной психологической обработке. Они пытались играть на чувствах старого офицера, предлагали ему создать любые условия, какие он пожелает для научной работы, при единственном условии – согласиться работать на вермахт. Все уговоры были напрасны. Представители германского генштаба, приставленные к генералу для его обработки, поняв бесполезность своих усилий, написали в отчете: «Этот крупнейший советский  фортификатор, кадровый офицер старой русской армии, человек, которому перевалило за шестьдесят лет, оказался фанатически преданным идее верности воинскому долгу и патриотизму. Карбышева можно считать безнадёжным в смысле возможности использовать его у нас в качестве специалиста военно-инженерного дела».

Дмитрия Михайловича отправили на каторгу в каменоломни. Три с половиной года гитлеровцы испытывали мужество русского патриота, его перемещали из одного концлагеря в другой - Освенцим, Майданек, Заксенхаузен, Маутхаузен, но он остался верным долгу и воинской присяге. Время от времени видя, что здоровье старого генерала ухудшается, гитлеровцы, надеясь, что он сломается и согласится на сотрудничество, они  увозили его из лагерного барака, помещали в хорошо меблированных комнатах,  накрывали стол разнообразными яствами. Но всё было напрасно. Это был не тот человек, который мог бы пойти на сделку с совестью.

Его не сломили ни голод, ни воспаление лёгких, ни тиф, которым он переболел в концлагерях. Он оставался непреклонным и повторял: «Пленный, но не раб». Товарищам по концлагерям в моменты, когда их охватывало отчаяние и они теряли волю к сопротивлению, советовал: «Думайте о своей Родине  и мужество вас не покинет». Дмитрий Михайлович стал символом верности долгу для тех, кто вместе с ним томился в застенках.

Более того, в лагерях он вел активную антифашистскую пропаганду, убеждая солдат, что план Гитлера по молниеносной войне провалится, нужно быть сильными и делать всё наперекор немцам, чтобы помогать этим своему Отечеству.

Однажды в лагерь пришел немецкий офицер и прочитал заметку о том, что Советское правительство готово обменять Карбышева на двух немецких генералов. Однако когда Дмитрий Михайлович оказался за пределами лагеря, к нему подошел фашистский генерал и предложил отказаться от обмена и перейти на службу в немецкую армию. Немец сообщил, что в Советском союзе Карбышева считают изменником и отказались от него как от врага народа. Мол, теперь он свободен и волен поступать так, как вздумается, даже может уйти, куда пожелает.

Генерал ответил на это так:

– Никуда не пойду. Если меня действительно обменивают на немецких генералов и договор об обмене подписан, то по действующему международному праву Правительство Германии обязано передать меня Советскому правительству через нейтральное государство. Если же это провокация и меня хотят убить, то пусть убивают здесь, на глазах у всех военнопленных, – пишет в книге Евгений Решин.

Карбышев вернулся в лагерь и прокричал: «Никакой их «свободой» фашисты не заставят меня служить им!».

В феврале 1945 года в концлагере Маутхаузен Дмитрия Михайловича подвергли мучительной казни: раздетого, его вывели на февральский мороз и стали обливать холодной водой. 18 февраля 1945 года генерала Карбышева не стало.

В 1946 году генералу Д.М. Карбышеву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Орден Ленина пополнил список орденов и медалей, которыми был награжден Карбышев, как участник русско-японской и Первой  мировой войн. На его родине, в г. Омске, в 1961 году был открыт памятник (скульптор В. Федоров, архитектор Ю. Криворущенко). Установлен памятник и на месте гибели героя в городе Маутхаузен.

Институт Теоретической астрономии, возглавляющий в Советском Союзе работы по малым планетам, назвал в честь Дмитрия Михайловича Карбышева малую планету №1959, открытую советскими астрономами.

По этому поводу Евгений Решин написал: «Юношеская мечта Дмитрия Карбышева, высказанная им своему другу Григорию Вискунову: «Хочу найти свою звезду… У каждого человека должна быть своя путеводная звезда!», сбылась. Найдена и отныне навечно излучает немеркнущий свет звезда Карбышева».

Алина Майская, Телеинформ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ В РАМКАХ ПРОЕКТА «УЛИЦЫ ИМЕНИ ПОБЕДЫ»:

 
О чем пишут иркутские колумнисты и блогеры?
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)