ТЕМЫ
Архив
< Октябрь 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Сегодня
Общественная жизнь в Иркутской области

Росимущество согласилось с инициативой передавать «санкционку» малоимущим

Москва, 3.09.21 (ИА «Телеинформ»), - Росимущество согласилось с целесообразностью инициативы о передаче нуждающимся части задержанных таможней товаров, а также нереализованного конфискованного имущества. Это следует из письма за подписью замруководителя ведомства Алексея Пономарева в адрес Народного фронта, который выступил с этим предложением, сообщают «Известия».

Росимущество сообщило о готовности к дальнейшей проработке предложений и законодательных инициатив. Эксперты не видят проблем с изменением нормативов, но отмечают, что важно проработать процедуру передачи товаров благотворительным организациям. Именно они, как считают в ОНФ, должны стать операторами по распределению такой помощи.

– Вопрос о передаче части задержанных товаров, а также нереализованного конфискованного имущества благотворительным организациям в целом заслуживает внимания, в связи с чем Росимущество выражает готовность к его дальнейшей проработке и обсуждению в рамках экспертных совещаний, – сказано в письме.

В документе уточняется, что с учётом имеющихся особенностей распоряжения вышеуказанными категориями имущества (имеются законодательные ограничения), для выработки дальнейших предложений и возможных законодательных инициатив целесообразно пригласить на совещание представителей ФТС России и Минфина России. Министерство осуществляет координацию деятельности ФТС и Росимущества, также на него возложена функция по выработке госполитики и нормативно-правовому регулированию в сфере таможенного дела.

Опрошенные «Известиями» эксперты не видят проблем с изменением нормативно-правовой базы для реализации инициативы. По мнению доцента кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрея Моисеева, достаточно скорректировать правительственное постановление № 1493 от 18 сентября 2020 года.

– Инициатива интересная и действительно заслуживает внимания в силу актуальности, поскольку социальные проблемы из-за коронавируса обострились. В такой ситуации кадры с уничтожаемой продукцией особенно не вызывали одобрения общественности, – сказал он.

Но, как подчеркнул эксперт, необходимо создать надежную систему распределения конфискованных вещей.

– Ведь благотворительных организаций может быть несколько, они могут находиться в разных частях страны. Возможно, целесообразно установить систему заявок, квот, – предположил Андрей Моисеев.

Научный руководитель Института региональных проблем Дмитрий Журавлев придерживается аналогичной точки зрения.

– Проблем с самим изменением я не вижу. Нет ведомств, чьим интересам противоречит это предложение, которое действительно целесообразно. Возможно, возникнут лишь сложности при выработке и осуществлении процедуры по передаче товаров, – сказал он.

Всего в 2020 году на учете таможенных органов находилось 20,5 тысяч конфискованных товарных партий (в 2019-м – 20,4 тысяч) общим объемом свыше 82,8 тысяч кубометров (в 2019-м – 74,4 тысяч), стоимостью более 8,5 миллиардов рублей (в 2019-м – 3 миллиарда). В первом полугодии 2021 года на учете таможенных органов находилось 7,4 тысяч конфискованных товарных партий общим объемом свыше 66,7 тысяч кубометров, стоимостью более 5,2 миллиардов рублей.

Напомним, этим летом в Иркутской области отправили в печь партию санкционного сыра. Согласно маркировке на потребительской упаковке, производителями товара являлись Италия, Испания, Румыния, Голландия/Нидерланды. Но документов на сыр у владелицы магазина не было. По этому поводу нешуточная дискуссия более чем на сотню комментариев разыгралась под постом шеф-редактора «БайкалТелеИнформа» Михаила Дронова:

«Позорище. Понятно, «что думают» и «какой логикой руководствуются» непосредственные исполнители этих ритуалов. Им жить и зарплату получать хочется, безумному кремлевскому начальству виднее, «мы просто выполняли приказ», бурундук-птичка и проч. и проч. И уничтожать «враждебную еду», и рапортовать об этом – все это неизбежная часть жизни чиновника соответствующих ведомств.

Но не могу представить, что этих конкретных исполнителей побуждает – еще и снимать все на камеру, включая собственные лица, фиксируя свое личное участие для Истории? Ведь стыдно потом будет нестерпимо перед внуками-правнуками. «Время было такое»? Так оно пройдет, это время, оглянуться не успеете…»

Дмитрий Золотарев вступает с риторическими вопросами:

«Неизменно задаюсь вопросом: Если продукт качественный, интересно, как пострадала бы экономика и что проиграло бы государство, передав изъятую продукцию БЕСПЛАТНО в детдома и т.д. и т.п.?»

«То же самое, что сносить незаконно построенное жилье. Ломать – не строить. Сжигать – не выращивать и производить», – согласна с ним Анна Розенберг.

Глебу Русину не кажется, что кто-то из «сжигателей» будет стыдиться:

«Мы просто следовали закону». Я тут немного пессимист насчет прозрения. Тем более, что формально они никакого злодейства не совершили и следовали букве закона. И знаете, я совершенно не удивлюсь, если, как минимум, некоторые из них делали это с гордостью и ощущением миссии», – отмечает он.

А затем в комментариях разворачивается ветка межпоколенческой дискуссии.

«Вы о чем? Вам норм есть сыр без документов, неизвестно где и кем сделанный? И даже норм его в детдома отправлять: «ну а че, все равно сжигать хотели, а так хоть дети пусть поедят?» Да траванутся дети! И вы тоже, нахаляву съевшие бы этот сыр! Неужели нет даже никакого отголоска чувства самосохранения? Брезгливости? Гордости в конце концов?! Жрать какой-то непонятный сыр! Потому что он уже произведен, так что жалко просто так сжигать! Вы наверное и борщ трехнедельный съедите и не подавитесь. Мне не сыр жалко, а врачей, которые дураков, готовых слопать все что ни попадя, лечат. И не надо говорить, что он «хороший», просто «политика такая!» Он без документов, а значит, в моем понимании, автоматически несъедобен. Сожгли – молодцы. Не в военное время, к счастью, живем. Еда есть», – пылает праведным негодованием Валерия Башкатова.

«Мы как раз в военное время живем. Идет тотальная война глупости против здравого смысла. И да – мне «норм» есть еду без документов, я ем еду – а не документы (которым, сертификатам качества, как правило, в РФ – грош цена). Но дело не в этом. Сыр можно скормить собакам – это хотя бы частично оправдывает существование белков-жиров-аминокислот. Можно продать тем людям, которые рискнут его съесть – а вырученные от реализации конфиската деньги потратить на благие дела. Есть десятки вариантов не переводить добро попусту. Но уничтожать еду – и гордиться этим! – аморально в любом случае. И люди, которые этого не понимают – инопланетяне в моей картине мира, уж извините», – отвечает ей Михаил Дронов.

Но Валерию этими доводами не проймешь:

«Если бы меня накормили конфискованным сыром, а потом сказали, откуда он взялся, и что по сути неизвестно откуда он взялся, я б наверное долго в себя приходила. И так стремно ходить в магазины и читать состав продуктов, в которых натурального нет ничего, а если с этим безобразием еще и бороться перестанут и начнут всячески кормить народ этим говном, то вообще жить не захочется. А про военное время я сказала в том контексте, когда людям реально есть нечего было и ели все и всех. Только в таком случае, можно оправдать желание спасти этот несчастный сыр. К счастью, голодные времена уже закончились (и надеюсь, больше никогда не вернутся), и у людей сегодня есть возможность КУПИТЬ себе ЛЮБУЮ еду. А главное качественную и проверенную. И даже есть возможность выбросить из холодильника то, что протухло. Но ведь Вам жалко то, что сожгли, а могли б раздать. Да не могли бы. Если бы кто-то этими сырами отравился, то кто виноват был бы? Знаете, а вот желаю Вам урвать при случае кусочек халявного сыра. Вот прям спасти из печки и съесть, раз так хочется, раз так голод замучил. Приятного аппетита! И надеюсь, что после этого у вас ничего не заболит.

Вы явно старше меня и наверное лучше помните те голодные времена (которые и я застала, но была слишком маленькой, чтобы что-то запомнить) и я могу понять чувства людей, которые смотрят как жгут этот контрафактный сыр, и, наверняка, вспоминают те голодные годы. Но сейчас совершенно другое время и горевать из-за какого-то сыра нет смысла. Лучше не жалеть, а радоваться, что сейчас есть возможность покупать качественную еду, а не неизвестно что и неизвестно откуда».

Девушке пробуют объяснить, что не совсем так в ее картине мира:

«Вот к сожалению – не у КАЖДОГО есть возможность купить качественную еду. И не каждая еда, на которой написано «качественная», таковой является. И что то мне подсказывает, что выбор поставщика для ПОКАЗАТЕЛЬНОГО (я настаиваю на этой формулировке) сжигания сыра – вопрос не столько качества продукта, сколько просто попытка плюнуть на ботинок политическим оппонентам. Так что увы – все далеко не черно-бело в мире. А ваш юношеский максимализм даже немного веселит», – пишет Дмитрий Жебровский.

Но были и другие сторонники уничтожения «санкционки»:

«27 кг контрабандного сыра элитных супердорогих сортов очень бы поддержали обитателей, например, домов престарелых. Зачем эта буря в стакане воды?» – вопрошает Анатолий Круликовский.

«Дело не в 27 кг сыра. Санкционная (конфискованная, т.е. выведенная из экономического оборота) еда – уничтожается в России десятками тысяч тонн (когда речь идет об овощах-фруктах). Поищите эпические видео на эту тему – как «крамольные» яблоки-помидоры идут под бульдозер. При том, что проверка этих продуктов на безопасность – стоила бы копейки, а переработка (хотя бы на корм скоту!) была бы экономически выгодной. И показательное уничтожение еды – власти пытаются сделать общественной нормой, что вообще противоречит любым представлениям о морали – что традиционным российским, что европейски-либеральным. Выше уже вполне много сказано на сей счет. По сути, речь идет об языческом ритуале «мести вещам», – резюмирует Михаил Дронов.

Росимущество согласилось с инициативой передавать «санкционку» малоимущим

Нешуточная дискуссия более чем на сотню комментариев на этой неделе разыгралась под постом Михаила Дронова о сжигании санкционного сыра:

«Позорище. Понятно, «что думают» и «какой логикой руководствуются» непосредственные исполнители этих ритуалов. Им жить и зарплату получать хочется, безумному кремлевскому начальству виднее, «мы просто выполняли приказ», бурундук-птичка и проч. и проч. И уничтожать «враждебную еду», и рапортовать об этом – все это неизбежная часть жизни чиновника соответствующих ведомств.

Но не могу представить, что этих конкретных исполнителей побуждает – еще и снимать все на камеру, включая собственные лица, фиксируя свое личное участие для Истории? Ведь стыдно потом будет нестерпимо перед внуками-правнуками. «Время было такое»? Так оно пройдет, это время, оглянуться не успеете…»

Дмитрий Золотарев вступает с риторическими вопросами:

«Неизменно задаюсь вопросом: Если продукт качественный, интересно, как пострадала бы экономика и что проиграло бы государство, передав изъятую продукцию БЕСПЛАТНО в детдома и т.д. и т.п.?»

«То же самое, что сносить незаконно построенное жилье. Ломать – не строить. Сжигать – не выращивать и производить», – согласна с ним Анна Розенберг.

Глебу Русину не кажется, что кто-то из «сжигателей» будет стыдиться:

«Мы просто следовали закону». Я тут немного пессимист насчет прозрения. Тем более, что формально они никакого злодейства не совершили и следовали букве закона. И знаете, я совершенно не удивлюсь, если, как минимум, некоторые из них делали это с гордостью и ощущением миссии», – отмечает он.

А затем в комментариях разворачивается ветка межпоколенческой дискуссии.

«Вы о чем? Вам норм есть сыр без документов, неизвестно где и кем сделанный? И даже норм его в детдома отправлять: «ну а че, все равно сжигать хотели, а так хоть дети пусть поедят?» Да траванутся дети! И вы тоже, нахаляву съевшие бы этот сыр! Неужели нет даже никакого отголоска чувства самосохранения? Брезгливости? Гордости в конце концов?! Жрать какой-то непонятный сыр! Потому что он уже произведен, так что жалко просто так сжигать! Вы наверное и борщ трехнедельный съедите и не подавитесь. Мне не сыр жалко, а врачей, которые дураков, готовых слопать все что ни попадя, лечат. И не надо говорить, что он «хороший», просто «политика такая!» Он без документов, а значит, в моем понимании, автоматически несъедобен. Сожгли – молодцы. Не в военное время, к счастью, живем. Еда есть», – пылает праведным негодованием Валерия Башкатова.

«Мы как раз в военное время живем. Идет тотальная война глупости против здравого смысла. И да – мне «норм» есть еду без документов, я ем еду – а не документы (которым, сертификатам качества, как правило, в РФ – грош цена). Но дело не в этом. Сыр можно скормить собакам – это хотя бы частично оправдывает существование белков-жиров-аминокислот. Можно продать тем людям, которые рискнут его съесть – а вырученные от реализации конфиската деньги потратить на благие дела. Есть десятки вариантов не переводить добро попусту. Но уничтожать еду – и гордиться этим! – аморально в любом случае. И люди, которые этого не понимают – инопланетяне в моей картине мира, уж извините», – отвечает ей Михаил Дронов.

Но Валерию этими доводами не проймешь:

«Если бы меня накормили конфискованным сыром, а потом сказали, откуда он взялся, и что по сути неизвестно откуда он взялся, я б наверное долго в себя приходила. И так стремно ходить в магазины и читать состав продуктов, в которых натурального нет ничего, а если с этим безобразием еще и бороться перестанут и начнут всячески кормить народ этим говном, то вообще жить не захочется. А про военное время я сказала в том контексте, когда людям реально есть нечего было и ели все и всех. Только в таком случае, можно оправдать желание спасти этот несчастный сыр. К счастью, голодные времена уже закончились (и надеюсь, больше никогда не вернутся), и у людей сегодня есть возможность КУПИТЬ себе ЛЮБУЮ еду. А главное качественную и проверенную. И даже есть возможность выбросить из холодильника то, что протухло. Но ведь Вам жалко то, что сожгли, а могли б раздать. Да не могли бы. Если бы кто-то этими сырами отравился, то кто виноват был бы? Знаете, а вот желаю Вам урвать при случае кусочек халявного сыра. Вот прям спасти из печки и съесть, раз так хочется, раз так голод замучил. Приятного аппетита! И надеюсь, что после этого у вас ничего не заболит.

Вы явно старше меня и наверное лучше помните те голодные времена (которые и я застала, но была слишком маленькой, чтобы что-то запомнить) и я могу понять чувства людей, которые смотрят как жгут этот контрафактный сыр, и, наверняка, вспоминают те голодные годы. Но сейчас совершенно другое время и горевать из-за какого-то сыра нет смысла. Лучше не жалеть, а радоваться, что сейчас есть возможность покупать качественную еду, а не неизвестно что и неизвестно откуда».

Девушке пробуют объяснить, что не совсем так в ее картине мира:

«Вот к сожалению – не у КАЖДОГО есть возможность купить качественную еду. И не каждая еда, на которой написано «качественная», таковой является. И что то мне подсказывает, что выбор поставщика для ПОКАЗАТЕЛЬНОГО (я настаиваю на этой формулировке) сжигания сыра – вопрос не столько качества продукта, сколько просто попытка плюнуть на ботинок политическим оппонентам. Так что увы – все далеко не черно-бело в мире. А ваш юношеский максимализм даже немного веселит», – пишет Дмитрий Жебровский.

«Валерия, когда так много неглупых взрослых опытных людей Вам пытаются что-то объяснить, то попытайтесь и Вы сделать паузу и задуматься.

Главная проблема в этой ситуации не голод, а слепая Ваша вера тому, что говорят и показывают. Вы ведь уже образованный человек, да, выросли в определенно окрашенное время. Но и мы не с луны упали. Всякое видели. Если Вам сказали «контрафакт», не всегда означает то, что сказано.

В былые времена тоже много говорили о врагах народа. И многие верили. И чморили и врагов, и детей врагов…

Попробуйте реагировать поспокойнее и поразмышлять», – присоединяется к нему Анна Розенберг.

За молодую максималистку вступается Иван Колокольников:

«Разрешите реплику. Во времена Вашей молодости люди старой формации, непременно состоящие в КПСС, наверняка тоже указывали Вам на свою «опытность», свой «ум» и свой возраст. Наверняка Вы считали, что они вас, молодых, давят. Так вот сегодня вы, либералы, встали на их место и стараетесь подавлять любой росток особого мнения в нашем молодом поколении. Посмотрите на себя со стороны», – но после непродолжительной дискуссии удаляется вместе с подругой Валерией.

Но есть и другие сторонники уничтожения «санкционки»:

«27 кг контрабандного сыра элитных супердорогих сортов очень бы поддержали обитателей, например, домов престарелых. Зачем эта буря в стакане воды?» – вопрошает Анатолий Круликовский.

«Дело не в 27 кг сыра. Санкционная (конфискованная, т.е. выведенная из экономического оборота) еда – уничтожается в России десятками тысяч тонн (когда речь идет об овощах-фруктах). Поищите эпические видео на эту тему – как «крамольные» яблоки-помидоры идут под бульдозер. При том, что проверка этих продуктов на безопасность – стоила бы копейки, а переработка (хотя бы на корм скоту!) была бы экономически выгодной. И показательное уничтожение еды – власти пытаются сделать общественной нормой, что вообще противоречит любым представлениям о морали – что традиционным российским, что европейски-либеральным. Выше уже вполне много сказано на сей счет. По сути, речь идет об языческом ритуале «мести вещам», – резюмирует Михаил Дронов.

 
О чем пишут иркутские колумнисты и блогеры?
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)