ТЕМЫ
Архив
< Май 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Сегодня
Общественная жизнь в Иркутской области

«Вышел в космос и не закрыл за собой дверь»: иркутяне вспоминают эпохальный полет Юрия Гагарина

Иркутск, 13.04.21 (ИА «Телеинформ»), - Круглый стол, посвященный 60-летию первого полета человека в космос, состоялся в преддверии Дня космонавтики. 8 апреля на площадке Иркутского государственного университета сошлись «физики» и «лирики», чтобы вспомнить об историческом значении полета Юрия Гагарина, с разных сторон посмотреть на это, без преувеличения, эпохальное событие.

Как это было

Член Федерации космонавтики РФ, профессор ИГУ Сергей Язев напомнил, как все это было технически и хронологически - как готовился первый в мировой истории полет космического корабля с человеком на борту за пределы земной атмосферы.

- Если американцы делали свои космические корабли, продолжая авиационную традицию, то в Советском Союзе они создавались совершенно по новым правилам, закладывались новые технические традиции. Для того, чтобы забросить космический корабль на орбиту вокруг Земли, требовалась ракета. По тем временам советская трехступенчатая ракета «Восток» была самой мощной в мире (20 млн л.с), - рассказывает Сергей Язев. - Этот ракетно-космический комплекс должен был обеспечить выход первого человека в космос. Но нельзя было запускать корабль с космонавтом сразу – поэтому первый корабль-спутник, без космонавта, полетел еще в мае 1960 года, фактически за год до полета Гагарина. Тогда не получилось свести его с орбиты - не удалось должным образом сориентировать корабль. Вместо того, чтобы погасить скорость, он стал двигаться еще быстрее. Но тогда в нашей прессе рассказали, что осуществлено первое маневрирование космического корабля в космосе.

В июле 1960 года второй раз такой корабль должен был полететь с двумя собаками на борту. Но он взрывается, собаки гибнут.

Третий корабль-спутник (который в прессе был назван как второй) с собаками Белкой и Стрелкой отправился в космос в августе 1960 года. Все прошло удачно – собачки благополучно вернулись на землю и прославились на весь мир.

Еще один корабль-спутник-6 с собаками Пчелкой и Мушкой сел не там, где было намечено. Хотя в целом программа была выполнена успешно, корабль пришлось взорвать, поскольку секретная техника не должна была попасть в руки потенциального противника. По понятным причинам эта история не получила огласки.

22 декабря 1960 года – новая попытка. И снова на таком же корабле летят две собачки - Жемчужина и Жулька. И снова авария. Через некоторое время после старта, из-за разрушения газогенератора третьей ступени ракеты-носителя, корабль отклонило в сторону от курса. Стало очевидным, что в космос ракета не выйдет, и на высоте 214 км произошло аварийное отделение спускаемого аппарата, который приземлился в 65 км юго-западнее посёлка Тура в Эвенкии (в районе реки Подкаменная Тунгуска). В этот район падения срочно вылетела группа спасателей и учёных, но из-за сложностей поиска и крайне низкой температуры воздуха, спускаемый аппарат был обнаружен только 25 декабря. К удивлению спасателей, Жулька и Жемчужина оказались живы, хотя остальная живность, находящаяся с ними в капсуле, погибла. Впоследствии Жульку взял к себе выдающийся учёный-медик — академик Олег Газенко, и она прожила у него около 14 лет.

И вот уже март 1961 года, четвертый корабль-спутник (на самом деле, уже далеко не четвертый) с манекеном по имени Иван Иванович и собакой Чернушкой на борту. Кстати, для отработки связи на корабле был установлен магнитофон, который транслировал песни хора имени Пятницкого, что повергло в недоумение американцев, прослушивающих связь. В 90-е годы манекен Иван Иванович был продан и оказался на одном из аукционов Запада.

25 марта 1961 года летит пятый корабль-спутник - с собакой по кличке Звездочка (так назвал ее Юрий Гагарин). Манекен катапультируется, собачка благополучно возвращается. А правило было такое – два успешных пуска подряд – значит можно отправлять и человека. И вот 8 апреля, то есть ровно 60 лет тому назад, на заседании Государственной комиссии принимается решение о первом полете человека.

Сергей Язев показывает фото: вот он, первый отряд космонавтов, Гагарин, Королев, а сразу за ними, позади - Борис Валентинович Волынов – наш земляк, иркутянин, на сегодня единственный оставшийся в живых из этого отряда.

- Юрий Алексеевич Гагарин был выбран для полета, корабль был готов и вот ракета вывозится на старт. Никто по тем временам не знал, чем дело кончится – ракета могла взорваться на старте, могла произойти разгерметизация корабля, могла не сработать тормозная двигательная установка, более того, не было полной уверенности, что человек, оказавшись в невесомости, вообще останется в здравом уме, - продолжает рассказ ученый. - Для того, чтобы вручную включить тормозную двигательную установку, надо было пройти некий индивидуальный тест. То есть, Гагарин должен был вскрыть конверт, достать бумажку, прочитать код (125), нажать эти клавиши, и только после этого могла подключиться система, позволяющая человеку включать тормозную установку.

И вот наступило утро 12 апреля. Гагарин в голубом комбинезоне, поверх которого потом наденет скафандр, кладет удостоверение космонавта в свой нагрудный карман. Вместе с дублером Германом Титовым они садятся в известный всему СССР автобус и прибывают на стартовую позицию космодрома Байконур. Здесь происходит прощание Гагарина с товарищами из отряда космонавтов. Многим из них предстояло в будущем подняться в космос.

Гагарин у подножья ракеты, поднимается в лифте на высоту 38 метров. Уже когда полетел Титов на «Востоке-2», лифт был более совершенным. Далее - кадры хроники старта и знаменитое гагаринское «Поехали!». Эра пилотируемой космонавтики началась.

Космический корабль вышел на орбиту, примерно за полтора часа совершил полный оборот вокруг Земли - виток, как тогда говорили, и благополучно приземлился в Саратовской области.

14 апреля космонавта встречала ликующая Москва. Гагарин ехал в открытой машине, украшенной цветами, через всю столицу, а люди выходили приветствовать на улицы, влезали на крыши по пути следования первого космонавта планеты. Многие вспоминали, что это чувствовалось как праздник, подобный 9 мая 1945 года - Дню Победы.

Пилотируемые полеты продолжаются. Но все началось именно с Юрия Гагарина.

«Знаете, каким он парнем был!»

Историк, профессор ИГУ Юрий Зуляр в своем сообщении сделал акцент на том, как это событие преломлялось в контексте глобальной войны СССР и коллективного Запада.

- Когда полетел Гагарин, мне было 9 лет, - вспоминает Юрий Зуляр. - Это и правда было событие, равное Дню Победы. Нечто незабываемое. Вообще, то поколение советских людей было сформировано победами – за поколением одних победителей (в Великой Отечественной войне), пришло другое – победители в космической гонке.

В самом разгаре была «холодная война», и полет Юрия Гагарина стал на тот момент настоящей победой нашего народа.

- Человеческая история – это вообще история борьбы цивилизаций, и в 1941-м, и в 1988-м годах это была история борьбы русской и англо-саксонской цивилизаций, получившая название «холодной войны», - акцентирует историк. - Одной из самых ярких страниц этой борьбы стало ракетно-космическое соперничество. Старт этой космической гонки был дан 4 октября 1957 года, когда Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли. Для страны, которая только что пережила разрушительную войну, запуск спутника был величайшим событием, которое знаменовало переход к лучшей жизни в стране. А для США, привыкших считать себя самой технологически развитой страной, запуск спутника стал тяжелым и неожиданным ударом.

Президент Эйзенхауэр предпринял ряд серьезных действий, направленных на достижение технологического первенства. Через четыре месяца, 1 февраля 1958 года, после нескольких неудачных попыток, США удалось запустить свой искусственный спутник «Эксплорер-1». Ключевым, тем не менее, в этой гонке стал 1961 год, в этом году с космодрома США было запущено 28 космических объектов, из которых 15 запусков были неудачными. В Советском Союзе было проведено 9 запусков, 3 из которых закончились неудачей. Гагарин опередил американца Алана Шепарда всего на 23 дня. Тот полетел 5 мая 1961 года. Причем, он совершил суборбитальный полет – то есть, не выходил на орбиту. Полет продолжался всего 15 минут. У Гагарина – 108 минут. И только 20 февраля 1962 года Джон Гленн совершил первый для США орбитальный пилотируемый полет. В нашей стране широко известны слова, с которыми полетел Гагарин: «Поехали!». Но неизвестны слова Шепарда. В США их называют «молитвой Шепарда». Перед стартом он сказал: «Боже, пожалуйста, не дай мне облажаться». И с тех пор американские астронавты перед полетом повторяют эту молитву.

Очень важным драматическим моментом был выбор космонавта на роль первого. Почему? Потому что для пропаганды СССР важен был не только сам полет, но и его последующая реклама. И сейчас мы однозначно констатируем: руководство страны и генеральный конструктор в те далекие годы блестяще решили обе эти задачи. Руководство понимало, что будущий космонавт станет лицом страны, и поэтому он должен вызывать позитивные эмоции, уметь располагать к себе. Во время мирового турне Юрия Гагарина американский журналист писал: «Русские рассчитали космический корабль и его орбиту, но как они могли рассчитать человека? Как удалось добыть такого уникума, как Гагарин?!». Журналист констатировал, что 27-летний Гагарин – красив, умен, обаятелен, образован, и еще он спортсмен, летчик и храбрец. Это действительно уникальный полет и уникальный человек.

Гагарин умел выступать перед аудиторией, причем, как никто другой: не тушевался, говорил грамотно, аналитически верно обосновывал свою позицию и поступки. Ответственный за программу генерал Николай Каманин коммуникационный талант Гагарина отметил как чрезвычайно важный, особенно на фоне эмоциональной несдержанности Титова и переоценки своей значимости Нелюбовым (который, кстати, так и не полетел).

Выбрал Гагарина все же Сергей Павлович Королев, говоривший: «Юра – настоящий русский парень, честный и добросовестный, открытый и жизнерадостный, смелый и талантливый, и очень любящий людей». И на первое место главный конструктор поставил честность не просто так. Существует такая история: однажды Королев собрал шестерых космонавтов, оставшихся на финишной прямой, и сказал, что им предстоит важный тест. И каждого спросил – готов ли он к выполнению задания. Пять человек сказали – да, готовы. И только один Гагарин сказал: «С утра страшно болит голова, но к выполнению задания я готов». И тогда Королев объяснил: «За завтраком вам дали препарат, от которого у каждого из вас голова раскалывается». И действительно - все шестеро чувствовали сильную головную боль. Но правду сказал только Гагарин. И это при том, что накануне все подписали положение о космонавтах, где указано, что они обязаны докладывать даже о малейшем отклонении в состоянии своего здоровья.

В выборе первого космонавта долгое время лидировал Титов, так как он обладал большей физической силой и выносливостью. И тоже был хорош собой – почти как голливудская звезда. Но такой детской, искренней улыбки, такого располагающего лица и отменного чувства юмора, как у Гагарина, больше ни у кого не было. И когда Гагарин совершал свое мировое турне, ходило выражение: «Гагарин путешествует по свету не один – а вдвоем со своей улыбкой».

О значение, какое руководство страны придавало технической подготовке и человеческому фактору, говорит тот факт, что перед этим, 3 апреля 1961 года, было проведено специальное заседание Президиума ЦК КПСС под председательством главы государства Никиты Хрущев.

Гагарин взлетел и приземлился. Мир рукоплескал, но вот отношение к этому полету было разное. Особенно у нашего главного военно-политического и стратегического противника - США. Оно было печально-констатирующим. Любопытен такой исторический анекдот. В 3 часа ночи 13 апреля 1961 года научного советника президента США Джерома Уиснера разбудил настойчивый телефонный звонок корреспондента телекомпании «Си-би-эс» Дэвида Кронкайта. Журналист жаждал немедленно получить авторитетный комментарий о новом, весьма болезненном для престижа Америки, ошеломительном достижении русских в космосе. В негодовании, что его разбудили ночью, Уиснер гневно бросил в трубку: «Если ты хочешь что-нибудь услышать от нас, придурок, то ответ будет такой: все ещё спят!» Об этом своем ответе советник президента Кеннеди пожалел уже утром. Заголовки большинства американских газет гласили: «Пока Соединенные Штаты спали, русские покорили орбиту Земли!»

Президент США Джон Кеннеди довольно быстро прореагировал на запуск, выступив с обращением – он поздравил СССР с победой, но также заявил, что его крайне угнетает отставание американской космонавтики от советской. «Нам понадобится время на то, чтобы догнать конкурентов. И можно предположить, что нас будут ждать и некоторые другие неприятные новости – прежде чем ситуация улучшится» - сказал Кеннеди. Для него полет Гагарина был огорчителен вдвойне. За одну неделю – два неприятных события: полное фиаско кубинских контрас по высадке на Кубу и эпохальный успех русских в космосе. Из этого интервью стоит вспомнить еще одну важную фразу: «Мы проиграли космос русским за школьной партой».

Через две недели после полета Гагарин отправился представлять Советский Союз на международной арене. Поездка называлась «Миссией мира». Затянулась она на два года и включала около 30 стран. За это время Гагарин встретился со множеством знаменитых, влиятельных людей – политиками, первыми лицами государств, деятелями культуры и даже монаршими персонами.

Памятен такой случай. Королева Елизавета Вторая стала инициатором совместной с Гагариным фотографии, хотя по правилам этикета королям с простыми смертными фотографироваться нельзя. Но когда ее стали в этом обвинять, она объяснила: «Я сфотографировалась с небесным, то есть, неземным человеком, поэтому ничего не нарушила».

Знаменательной была поездка Терешковой и Гагарина, которые прибыли в Нью-Йорк уже из Мексики в сентябре 1963 года, после Карибского кризиса и накануне убийства Кеннеди. По приглашению генерального секретаря ООН У Тана они посетили штаб-квартиру Организации Объединенных наций, затем вместе с гостями и сопровождающими прошли в зал пленарных заседаний и заняли места в ряду советской делегации. Открыл заседание представитель Венесуэлы Карлос Соса Родригес, который сообщил о присутствии в зале советских космонавтов. И начались овации. Родригес пригласил советских космонавтов на сцену, и когда они поднялись туда, зал встал и взорвался аплодисментами.

12 апреля 1961 года Советский Союз совершил настоящий прорыв, начав пилотируемые космические полеты. СССР стал официально первой космической сверхдержавой. И с тех пор в России и других странах мира этот день отмечается как праздник – всемирный День авиации и космонавтики. Полет Гагарина был не просто важной вехой на пути человека в космос, и не просто важной победой отечественной мысли в вековечном соперничестве с Западом. Гагарин – это была серьезная победа в «холодной войне».

Сейчас трудно представить, но тогда мир почти ничего не знал о Советском Союзе. Гагарин в качестве космонавта номер один идеально соответствовал целям первой страны социализма в геополитическом противостоянии. СССР продемонстрировал всему миру, что теперь на земле нет таких мест, которые были бы недоступны для нашего наблюдения. Он был русским, что символизировало лидирующую роль русской нации в СССР вопреки западной пропаганде, будто русский народ пребывает в Союзе на положении колониальных рабов. Он происходил из крестьянской семьи – это выбивало почву из-под ног западной пропаганды, писавшей, что в советских колхозах царит крепостное право с государством в качестве коллективного феодала. Гагарин был коммунистом, что еще раз подчеркивало значение, смысл и роль Коммунистической партии.

Прошли десятилетия, но полет Гагарина продолжает работать на имидж России, и прежде всего потому, что не только в России, но и в других странах дети в школах изучают его биографию, его имя у многих ассоциируется с отвагой, смелостью, мужеством, силой, с образом защитника, настоящего мужчины, великого гражданина России, - резюмировал Юрий Зуляр.

«Риск был сумасшедший!»

В рамках круглого стола прозвучало и видеообращение дважды Героя Советского Союза, члена первого отряда советских космонавтов Бориса Волынова, записанное по запросу ИГУ к юбилею полета Юрия Гагарина.

Борис Волынов сообщил, что собирался летом приехать в Иркутск, чтобы встретиться с земляками и поделиться воспоминаниями о первом полете человека в космос. Однако, по просьбе ИГУ сделал и эту запись.

Он рассказал, где находился в тот день, когда его товарищ по отряду Юрий Гагарин полетел в космос:

- В то время, когда Гагарин совершал свой полет, в Советском Союзе еще не было единой системы связи. Радиостанция мощная была, но не было возможности напрямую связаться с Центром управления полетами. Поэтому было принято решение просчитать траекторию полета над территорией нашей Родины и посмотреть, из какого радиопункта можно будет связаться с «Востоком». В некоторых пунктах находились наши космонавты. Я был в Хабаровске, там мощная станция. Из космонавтов я был один, остальные – представители радиосредств и еще один представитель центра подготовки космонавтов.

Когда Гагарин пролетал над нами, мы все слышали, что он говорил. Работали на прием: если бы ему нужна была помощь, он мог бы обратиться, и мы бы ее оказали. Гагарин прошел, никаких сообщений о происшествиях или просьб от него не было. Все было записано на магнитофон.

После этого мы начали расшифровывать запись, для того чтобы передать по телефону в Москву слова Гагарина. Один фрагмент никак не могли понять, все остальное понятно, а это – никак. Расшифровывали-расшифровывали, думали, гадали, по несколько раз воспроизводили. Потом мы догадались, что это были слова: "Вхожу в тень Земли". Тогда для нас это было странно. Кто на Земле тогда мог это понять?

Когда Юра сел, мы вышли на улицу, но город еще не знал, что произошло - жил своей обычной жизнью. Но когда объявили, что впервые человек в Космосе – и это наш человек, город воспрял, возликовал, люди праздновали это великое событие, как День Победы. Это бы так здорово! Конечно, сегодня другое отношение к космическим полетам.

В отряде космонавтов Борис Волынов прослужил 30 лет (с 1960 по 1990 год) – дольше, чем кто-либо из советских космонавтов. Многое повидал, в том числе и печальное. Трагическая гибель Юрия Гагарина больно отозвалась в сердце.

Юрий Гагарин погиб 27 марта 1968 года во время тренировочного полета МиГ-15УТИ у деревни Новоселово Киржачского района Владимирской области. Однозначную причину авиакатастрофы до сих пор установить не удалось.

По данным расследования, до срыва машины в штопор состояние Гагарина было совершенно нормальным. Затем произошло какое-то неожиданное событие, из-за чего самолет оказался на закритическом режиме в положении крутого пикирования. Вместе с Гагариным погиб летчик-инструктор, командир полка Владимир Серегин.

- В 1967 году мы закончили Академию Жуковского – по настоянию Сергея Павловича Королева. Основная группа защищалась в январе, а Гагарин и Титов – в феврале, - рассказывает Волынов. - И представляете, как ужасно сложилась ситуация: Юра только защитился, закончил Академию, и этот полет… Жалко, очень жалко, потому что многое еще он мог сделать – он был способным человеком, подготовленным. Такое горе... И все же в этот день не хочется о грустном.

Полет Юрия Гагарина был большим событием, праздником той идеи, которой наполнял нас всех Сергей Павлович Королев. Очень жаль, что он рано ушел из жизни, другого такого не было у нас в стране. Но сегодня 60 лет не только полету, но и деятельности Конструкторского бюро Королева, без которого полет был бы невозможен. Именно КБ создавало космический корабль «Восток», на котором и полетел Юрий Гагарин. Никто не знал, как все пройдет. Риск был сумасшедший. Но, тем не менее, все было выполнено гладко. Это праздник всего нашего народа.

Как отозвался Иркутск

Писатель и журналист Юлия Караваева рассказала, как восприняли в Иркутске первый полет человека в Космос. Редакции иркутских газет в тот самый день 12 апреля не сумели получить фото Гагарина, чтобы разместить его на главных полосах. Портрет космонавта удалось добыть только «Восточно-Сибирской правде» - 13 апреля его прислали по фототелеграфу. Остальные выходили из положения, как могли – рисовали Икара, ракету, абстрактных космонавтов и т.д. Районкам пришлось или перепечатывать хронику ТАСС, или делать какие-то рисунки – каноническое фото героя редакции смогли получить примерно с 18 апреля. «Илимский партизан» вышел из ситуации просто – огромными буквами на первой полосе они разверстали сообщение о полете. Остальные районные газеты вышли с бледненькими полосами.

Вспомнила журналист и о первой учительнице Юрия Гагарина Нине Васильевне Лебедевой-Кондратенковой, оказавшейся в Иркутске вместе с мужем и долгие годы проработавшей в иркутских школах учителем истории, а потом и завучем. В интервью, которое Юлия Караваева взяла у Нины Васильевны, она рассказывает, каким был Юра Гагарин, как учился, как запускал самолетики, каким был прилежным и особенным.

50-е годы как колыбель космических свершений

Философ и социолог Михаил Рожанский рассказал о 50-х годах как времени зарождения будущих побед и достижений в космической гонке.

- Корни этих побед уходят туда, в 50-е годы. Это редкий в советской истории случай, когда линия партии и правительства совпала с социальными потребностями большого количества людей. И, прежде всего, речь о поколении детей и подростков войны, - акцентирует социолог. - Кстати, члены первого отряда космонавтов принадлежат именно к этому поколению. Космический энтузиазм – это энтузиазм того поколения, к которому принадлежу и я.

В чем сошлись массы людей достаточно молодых и линия партии, и что воплотилось в полете Гагарина – это желание масштабных свершений. Люди искали возможности своей реализации, и для них масштабные свершения были важны, это придавало смысл жизни. Есть очень показательная история, связанная с нашими ударными комсомольскими стройками – в середине 50-х было довольно сильное сопротивление самим проектам больших ГЭС, очень затратным в той ситуации. И, по воспоминаниям, даже Хрущев был противником строительства ГЭС. Но гораздо сильнее оказалось лобби огромных строительных организаций – с энтузиазмом, с политикой масштабов и больших бюджетов.

Значительную роль (что пошли на эти проекты) сыграло то, что масштабные стройки давали возможность самореализации большому количеству людей, а 50-е годы - это годы колоссальной миграции по стране – когда демобилизовывалась армия, когда молодые люди уходили из деревни в города. Люди двигались по стране и масштабные стройки были такой точкой, где можно было не только менять свою жизнь, но и этому придавался большой исторический смысл. И, конечно, важно, что в это время в стране совершался то, что демографы называют урбанизационным переходом, то есть, как раз к 1959 году количество городского населения в РФ превысило количество сельского населения. Это были горожане первого поколения.

И это была вторая волна советской культурной революции: 50-е годы – это резкое расширение доступа к высшему образованию, небывалый рост ценности высшего образования. Для многих людей как раз эта ценность профессиональной реализации становилась жизненной мечтой, которая осуществлялась.

50-е годы – это и новый взлет советской фантастики, замешанной на ценности обновления мира через научно-технические свершения, научно-популярной литературы, на которой росло мое поколение. А еще - кино. Романтика научно-технического подвига – «Девять дней одного года».

Это то, что касается истории общества. Относительно политической истории – это время смены акцентов в противостоянии миров. Понятно, что прорыв ракетной техники – возможно, самая важна часть. Но именно во второй половине 50-х годов приходит осознание, что ядерная война – это всеобщая катастрофа, в ней не будет победителей. Эта мысль начинает звучать все настойчивей и акцент переносится на соревнование в решении цивилизационных задач. Вот эта знаменитая фраза Хрущева «Мы вас похороним» - она переврана. Хрущев говорил, что мы будем присутствовать на ваших похоронах, и речь как раз шла о том, что капиталистический строй умирающий. И расстановка акцентов символизировалась запуском первого спутника. Американское руководство в этом смысле сориентировалось на такую перестановку акцентов, и чуть больше, чем через год после запуска, США берет курс на создание космического телевидения, ну и, конечно, «Лунный проект». Он носит соревновательно-цивилизационное содержание. Можно сказать, что этот проект оказался не по силам советской экономике. И важно, что акцент в этом соревновании делается на личности – культ космонавтов и аналогичный культ спортсменов связан тоже с соревнованием СССР и США.

«Нравится гордиться, что он был русским»

Популяризатор науки Михаил Меркулов представил результаты опроса студентов физфака ИГУ и САФа об их отношении к полету Гагарина. В том числе, фразы-маркеры настроений и эмоций в связи с этим событием:

Студенты в своих ответах использовали такие фразы: «уверенность в том что невозможное возможно», «нравится гордиться, что он был русским», «это была интересная задача, требующая интеллектуальных усилий», «удивление, как при неразвитых технологиях того времени это удалось сделать», «чувство свободы», «гордость за технический прогресс», «энтузиазм», «чувство покорения неизвестного», «восхищение и страх, если представить себя на месте Гагарина», «восторг», «патриотизм», «победа в гонке», «смелый мужчина», «круто – достижение качественно нового», «гордость, восхищение». И вот прекрасная фраза: «Вышел в космос и не закрыл за собой дверь».

Опрос студентов САФа показал, что 17% назвали полет одним из важнейших шагов прогресса, 33% выразили гордость за то, что мы были первыми, 25% ответили, что никогда не задумывались о значении этого события, принимали как данность. Остальные ответили: «Ну было и было – никаких чувств».

В историческом контексте

Публицист и политолог, доцент ИГУ Сергей Шмидт предложил более детально изучить исторический контекст, на фоне которого произошел прорыв в космос. Он напомнил, что главным событием космической программы Советского Союза для американцев был запуск спутника.

- Это, действительно, стало психотравмой и потрясением для них. Нам этого никогда не понять, потому что США на протяжении всей своей истории жили с ощущением своей полной безопасности в западном полушарии, и само понимание того, что советский кусок железа летает над Соединенными Штатами – это потрясло. Советую поискать и прочесть речь Барака Обамы, который вспоминал именно советский спутник как то, что придало импульс развитию США. Совершенно обалденные воспоминания Стивена Кинга, который рассказывает об ужасе, постигшем всех сидящих в кинотеатре, когда прервался сеанс и вышел человек, который сообщил, что коммунисты запустили спутник. Тут надо американцев понять и простить – для них Шепард или Армстронг – это гораздо большие герои, чем наш Гагарин. Тут ничего уже не поделать, изменить это невозможно.

Как историк могу сказать – мы живем не в мире фактов, а в мире образов. И об образах я хотел сегодня поговорить. Все, кто работают со студентами, вынуждены приучать их к тому, что у всего есть контекст. Мы имеем дело с аудиторией, которая мыслит мир статьями из википедии, а они не позволяют чувствовать контекст. Даже люди старшего поколения не осознают, что когда Гагарин взмыл в космос, Сталин еще лежал в Мавзолее. Его вынесут только осенью 1961 года, когда 22-й съезд КПСС примет программу построения коммунизма при жизни нынешнего поколения людей.

Публицист обозначил, что намерен в своем выступлении поместить полет Гагарина в линейку событий 1955-1962 годов, сформировавших мир, в котором человечество пребывало до конца 20 столетия.

- Важной составляющей этого мира стало то, что у него было будущее. 1955 год - важный год для всех маркетологов и рекламщиков. В США впервые в истории 9 млрд долларов закачивают в рекламу – это на миллиард долларов больше, чем в предыдущий 1954 год. До этого рост закачки денег в рекламу всегда был стабильным – на полмиллиарда больше, чем в предыдущем. Это важный переломный момент, когда рождается особый маркетинговый капитализм, направленный не столько на удовлетворение естественных потребностей, сколько на искусственное формирование потребностей с последующим их удовлетворением.

1956 год. С одной стороны – 20-й съезд КПСС, с другой – социолог Джон Нейсбит, считающий, что переломными годами в истории человечества были 1956-57. Он фиксирует: в 1956 году в истории Америки впервые число белых воротничков (кто руководит) опережает количество синих воротничков (пролетариата). Рождение постиндустриального общества – за год до того, как наши выпускают спутник. Далее. На американском телевидении происходит знаменитая история, которая длится одну минуту 56 секунд – Элвис Пресли исполняет песню про собачку, впервые показывая свои движения бедрами. И конфликт поколений приобретает культурное оружие, и, с другой стороны, конфликт систем получает в руки культурное оружие. С этого начинается обильная, активная история молодежной культуры 20 века.

1957 год - спутник. Тот же Нейсбит: начало глобализации информационной революции, русские запускают спутник - тот самый технологический катализатор, которого не хватало для роста информационного общества. 1956-57 годы для него – это начало перехода от индустриального мира Карла Маркса и классического капитализма к миру постиндустриальному.

Обществовед Александр Неклесса одним из первых обращает внимание на то, что именно эти перемены конца 50-х -начала 60-х вызывают к жизни квази-научную или научную футурологию. Возникает уверенность в том, что будущее должно и может исследоваться как предмет науки. С точки зрения Неклесса, то, что подтолкнуло человечество к думам о будущем – это событие 1961 года, полет человека в космос.

И тут же 30 октября 1961 года – «кузькина мать»: в Новой Земле взрывается самый большой в истории термоядерный заряд, «царь-бомба». Хрущев шутит, что заложили бы и больше 58 мегатонн в тротиловом эквиваленте, но побоялись, что стекла в Кремле вылетят.

Мне нравится разными людьми высказанная мысль, что рождение футурологии подталкивается двумя обстоятельствами: с одной – сняты пределы, человек летит в космос. С другой – человечество начинает ощущать эти пределы, возникает чувство, что вообще все может закончиться вот такой вот царь-бомбой.

1961 год. Будучи вдохновленным успехом полета Гагарина, Хрущев развязывает очередной виток Берлинского кризиса, который заканчивается знаменитой стройкой с 12 на 13 августа 1961 года – Берлинской стены. И после этого следует 1962 год – знаменитое «противостояние толстого и красивого». Хрущев говорит, что настала пора «положить ежа в штаны американцам», развертывается знаменитый Карибский кризис. Человечество в первый и, я надеюсь, в последний раз оказывается на краю ядерной пропасти.

Сразу же (это видно по датам выхода основных книг по футурологии) квази-научные исследования будущего становятся частью экономического пространства. Вот эти книги: Дениел Белл, А.Тоффлер («Футурошок»), очень важная книжка – «Галактика Гуттенберга» Маршалла Маклюэна и «Америка в технотронный век» Збигнева Бжезинского.

Чуть позже, в 70-е и начале 80-х, выходят супер-хиты футурологии, порожденные тем же самым событийным рядом конца 50-х-60 годов, в том числе доклад Римскому клубу «Пределы роста», классическое сочинение Тоффлера «Третья волна» (библия постиндустриализма), и единственная книга Джона Нейсбита, которую, на мой взгляд, можно назвать по-настоящему научной, потому что это действительно убедительная попытка исследовать будущее как научный объект с довольно внятным ответом на вопрос, как это будущее можно исследовать.

Золотой век футурологии – это 60-70-е и чуть-чуть 80-х. «Мегатренды» Нейсбита выходят в 1982 году. С моей точки зрения, футурология во многом заканчивается вместе с 20 веком. Как же так, ведь вокруг так много шарлатанов, которые рассказывают нам про будущее, вокруг мода на трансгуманизм, а о чипах в мозгах говорят все подряд? Этого всего действительно много. Но, с моей точки зрения, настоящего, насыщенно серьезного научного, с поиском научно-методологического инструментария и теоретического аппарата, в исследованиях будущего мы сейчас не обнаруживаем.

Причин, по которым будущего нет, я бы назвал три минимум: во-первых, оно, как бы, уже наступило. Даже сейчас видно, что в анализе таких процессов современности, как «Путин-Трамп-брекзит», все же доминирует точка зрения, что это – эпизод, что дальше придет то будущее, которое стало неизбежным после падения Советского Союза. Надо потерпеть, и вот мы вернемся в ту самую ситуацию конца 20 века, когда казалось, что история закончилась – потому что спора идей, спора ценностей больше нет. Одна из сторон проиграла. Ну вот такой небольшой ренессанс проигравших ценностей произошел, но это прекратится в силу биологических или политических причин.

Дальше. Некоторая горечь связана с тем, что многие ожидания по поводу будущего не сбылись, и людям кажется, что бессмысленно что-то по-настоящему предвидеть - хотя бы какие-то макро-картины будущего. Когда я своих студентов, с которыми говорю о 60-х годах, спрашиваю – как вы думаете, если бы люди из 60-х годов, из того мира, у которого было будущее, попали в наш, чему бы они удивились? Три стандартных ответа: они бы удивились, что нет больше социально-политической системы, продвигающей ценности всеобщей справедливости, равенства и относительного материального достатка для всех – коммунизма. Что роботизация не до конца оправдала надежды – роботы не приносят нам кофе в постель. Ну и то, что прозвучало – космический энтузиазм не оправдал ожиданий, с ним связанных – космос по-прежнему остается делом профессионалов, в крайнем случае, очень богатых людей, и простой обыватель не совсем понимает, для чего все это нужно. Ну и третий вариант – мир вступил в период отсутствия правил, высокой турбулентности – стаи черных лебедей вместо Гагарина и Шепарда витают над землей, поэтому предвидеть ничего невозможно. В общем, эта отрасль гуманитарных знаний тоже возникал, во-многом, благодаря полету Гагарина и, с моей точки зрения, – осталась в 20 веке, - резюмировал Сергей Шмидт.

 
Сергей Шмидт - авторские колонки об Иркутске. Еженедельно
О чем пишут иркутские колумнисты и блогеры?
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)