ТЕМЫ
Архив
< Март 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Игорь Кобзев и его команда: год на посту губернатора Иркутской области оценили эксперты

Иркутская область, 14.12.20 (ИА «Телеинформ»), - Год с прихода новой команды в «Серый дом» отмечают нынче в Иркутской области. Напомним, 12 декабря 2019 года, после досрочной отставки по собственному желанию Сергея Левченко, регион возглавил недавний замминистра МЧС РФ Игорь Кобзев. Сначала в статусе врио, а после сентябрьских выборов-2020 – и полновесным губернатором. Каковы же итоги работы нового главы региона за этот год, к слову, один из самых сложных за последнее десятилетие? С вопросом Телеинформ традиционно обратился к представителям экспертного сообщества.

«С кризисом справляется достойно»

Публицист, политолог Сергей Шмидт называет главным, но не единственным достижением Игоря Кобзева за год пребывания в Иркутской области победу на губернаторских выборах.

– Но хочу обратить внимание на то, что если бы в конце 2019 или начале 2020 года политизированным иркутянам сказали, что приехавший в область «варяг», не имеющий тут вообще никаких «ростков» и «корней», в первые же дни своего пребывания ставший объектом черного пиара, поддержанный «Единой Россией», после губернаторства Сергея Левченко, которое, все-таки, по формальным показателям было успешным, выиграет в первом туре у, видимо, самого перспективного представителя КПРФ, никто бы не поверил. Причем, хочу подчеркнуть, соперник [депутат Госдумы Михаил Щапов] признал поражение в ту же ночь, не было исков и опровержений.

Отмечу, ситуация в России и Иркутской области объективно в 2020 году такая, что «управленцам» по определению нечем похвастаться. После выборов 2020 года концепция «врожденной протестности иркутян», на протяжении более чем 10 лет старательно разогреваемая политизированной публикой из Иркутска, по большому счету, пошла прахом. Не побоюсь сказать, что своей победой Кобзев «перевернул» всю нашу региональную политологию, поскольку до этого она исходила из предпосылок, что «варяг», поддержанный «Единой Россией», в эпоху многоаспектного кризиса в стране ничего не выиграет: свободолюбивые иркутяне ему этого не позволят.

Для объективности замечу, что, конечно, с моей точки зрения, чуть ли не базовой причиной победы Кобзева стало то, что ему удалось сформировать здесь уникальную коалицию внутри региональной элиты и хотя бы временно нейтрализовать обычные для нее склоки, противоречия и конфликты. Залогом этой победы стал внутриэлитный мир, который Кобзев, скорее всего, временно, но обеспечил.

При этом позволю себе предположить, что в значительной части результат выборов – это личная заслуга Кобзева. По крайней мере, он совершенно не обязан был встречаться в прямом эфире с, мягко говоря, недружественными иркутянами. По законам жанра это совершенно не требовалось. Однако он это делал, и это, я знаю, тоже приносило ему дополнительные голоса.

Самое главное, что есть такое старое политтехнологическое правило: избиратели интуитивно голосуют за того, кто больше всех хочет выиграть. В плане этой внутренней мотивации у него конкурентов, на мой взгляд, не было. Из наблюдений за ним и из личного общения у меня сложилось впечатление, что это – губернатор, который действительно хочет что-то здесь сделать. Он человек амбициозный, я это вижу, но при этом желающий добиться результата, за который ему бы сказали искреннее «спасибо».

Хочу подчеркнуть также, что Кобзев максимально использовал чуть ли не главный ресурс, который есть у «варяга»: область для него не делится на своих и чужих. Он абсолютно независим от сложившихся здесь кланов, у него нет никаких «темных пятен», связанных с внутрииркутской историей.

Помимо выборов я бы отметил еще несколько важных позитивных моментов. Первый: эта мирная внутриэлитная коалиция сохраняется до сих пор. Мы имеем сейчас уникальную ситуацию высокой степени взаимопонимания и согласованности всех ветвей власти: губернатора, правительства, Законодательного собрания, мэрии и думы Иркутска и, по сути, всех мэров и глав местного самоуправления в Иркутской области. Можно уверенно предположить, что вечно и даже долго это все не продлится. Но саму по себе уникальность этой ситуации я бы хотел зафиксировать: такое положение дел сохраняется до конца 2020 года.

Я думаю, что здесь причиной является общая ситуация неблагополучия, в которой оказалась область вместе со всей страной. Перед лицом этой угрозы возможно примирение прежде конфликтных интересов. Но я готов предположить, что развитие ситуации по сценарию сплочения, а не конфликта, когда каждый сам за себя, является личной заслугой Кобзева, и это – второй позитивный момент.

Третий: один из основных месседжей выборной кампании Кобзева, согласно которому он будет иметь возможность пользоваться поддержкой федерального центра, очень важной для области в нынешней кризисной ситуации, если не придираться к мелочам, оказался не пустым выборным обещанием. Я назову два момента. Собственными глазами я наблюдал работу Росатома над ликвидацией ядовитой помойки, которая осталась после «Усольехимпрома». То, что там не производится никаких работ, как говорят остатки оппозиционной прессы, – это ложь. Кроме того, область получает 24 миллиарда рублей из федерального бюджета, что в ситуации выпадающих поступлений в бюджет, конечно, важно. Кобзев избрался по принципу: «Я приведу сюда федеральные деньги, у меня будет поддержка федерального центра», – и пока что он избирателей не обманул.

Теперь о минусах. С моей точки зрения, они – дискуссионные. В публичной политике есть свои правила. Морализаторски требовать хотя бы временно отказываться от них – и наивно, и глупо. Поэтому, скажем прямо, оппоненты Кобзева, которые сейчас деморализованы, имеют формальные основания критиковать его за плохие – в сравнении с губернаторством Левченко – результаты. Поступления в бюджет, естественно, уменьшились, долг вырос, дефицит бюджета тоже. Но любой аналитик и любой серьезный человек прекрасно понимает, что, по большому счету, здесь вины Кобзева нет, и все то же самое было бы и при Левченко, поскольку это зависит от пандемии COVID-19 и, самое главное, от снижения цен на нефть, которое произошло этой осенью. Но, тем не менее, есть правила публичной политики, оппоненты Кобзева, конечно же, этим пользуются, показывая, что «при Кобзеве все начало ухудшаться». Это нечестно, это несправедливо, но по-другому в публичной политике не бывает.

Естественно, сюда же попадают и все негативные моменты, касающиеся нашей системы здравоохранения, которая оказалась неподготовлена ко второй волне коронавируса. Я сразу хочу сказать, что я не из тех, кто считает, что всю вину следует возлагать на губернатора. Из собственных источников я знаю, что эта подготовка была, и даже превышала рекомендуемые экспертами Минздрава РФ масштабы. Но сама по себе волна оказалась сильнее, чем предполагалось. Ни один регион, за исключением Москвы, пожалуй, не мог этой осенью похвастаться тем, что у него все в порядке. Так что по этому пункту я бы сказал, что формальные поводы для критики есть, я этой критикой не занимаюсь, но надо понимать, что политические оппоненты Кобзева, конечно, не упустят возможности.

Но есть у генерала и ошибки. Я из тех, кто считает, что они связаны с кадровыми назначениями. Это как раз негативное последствие «варяжества». У «варяга» есть одно бесспорное преимущество: он свободен от каких-либо коррупционных и квазикоррупционных связей, для него «все на одно лицо». Но есть и слабость: он реально, как людей, никого из подчиненных не знает. Поэтому считаю, что часть ответственности за министра здравоохранения Наталию Ледяеву, которая вообще оказалась под арестом, есть на губернаторе. Но я считаю, что какая-то внутрислужебная проверка должна быть проведена в отношении людей, которые ему посоветовали Ледяеву.

Более того, с моей точки зрения, есть еще ряд ошибочных кадровых назначений. Я с нетерпением жду, когда они будут исправлены. Однако если бы человек, приехавший в область год назад, не совершал бы кадровых ошибок, я бы не совсем был уверен, человек ли он.

И еще мне кажется, что Игорю Ивановичу надо активнее привлекать на высокие должности людей из других регионов. Кадровый ресурс управленцев в Иркутской области исчерпан. Регион потерял очень много одаренных, выдающихся по-своему людей. Поэтому надо наплевать на весь этот местечковый патриотизм и активно приглашать тех, кто как-то проявил себя в других регионах и достиг там кадрового потолка. Несмотря на то, что я знаю, что не все довольны назначением министром здравоохранения Якова Сандакова из Москвы, я это только приветствую. Мы должны раз и навсегда признать тот факт, что многие отличные профи отсюда, из Иркутской области, уехали, и теперь надо лучших сюда привлекать, а не искать «среди себя».

В стиле управления нынешнего губернатора, мне кажется, бросается в глаза то, что в нем полностью отсутствует генеральское чванство. Пожалуй, это самое приятное открытие. Что греха таить: ждали солдафона, а появился человек, который умеет разговаривать с людьми. Могу сказать откровенно (если со временем это окажется не так, я признаю свою ошибку): у меня ощущение, что Игорь Кобзев демонстрирует стиль управления, который ожидали от Сергея Левченко, но не получили. Вся эта риторика предшественника – «услышу голос каждого», – как ни странно, больше подходит Кобзеву. Я знаю от людей из его окружения, что он очень интересуется репликами граждан в соцсетях. И самое главное, мы получили губернатора, который за первый год своего присутствия побывал в территориях больше, чем Левченко за все четыре года.

В заключение могу отметить, что когда генерал соглашался ехать сюда, он явно не ожидал ни пандемии, ни экономического ухудшения, которое произошло. Однако, с моей точки зрения, пока он справляется с кризисом достойно.

Оценка команде - «удовлетворительно»

Политолог Константин Калачев считает, что Игорь Кобзев продает «образ будущего», при этом нерешенных проблем меньше не становится.

– Пока мне кажется, что активность ведется по принципу «если нет реальных дел, вызывай пиар-отдел». Кобзев договорился о создании в регионе с АСИ клуба стратегических инициатив. Кобзев планирует, что Иркутская область войдет в ТОП инвестиционно привлекательных регионов к 2023 году. Продажа «образа будущего» идет по полной. В настоящем – трудности, проблемы, разочарования, – отмечает Константин Калачев.

Оценивая команду нынешнего губернатора, эксперт ставит оценку «удовлетворительно».

– Нет универсальных людей, но есть универсальные команды. Я не слишком хорошо знаком с командой Кобзева, но отголоски мнений доходят и до Москвы. Оцениваю на удовлетворительно. Попытки диалога с местными элитами есть. Но генерал, похоже, предпочитает командный стиль. Есть проблема доверия между командой губернатора Игоря Кобзева и местными элитами. Более того, некоторые члены команды уже подставляют Кобзева, – добавляет политолог.

В частности, к таким случаям относится история с бывшим министром здравоохранения Приангарья Наталией Ледяевой, которая оказалась под следствием в деле о мошенничестве. Несмотря на неуклюжие попытки некоторых федеральных СМИ приписать Ледяеву к экс-губернатору Сергею Левченко, не стоит забывать, что министром Наталию Петровну сделал именно Игорь Кобзев.

– С федеральным центром пока получается лучше, чем с местными. Губернатор должен быть драйвером развития, лоббистом и защитником интересов региона. Работу с АСИ я бы поставил в плюс. В остальном все тоже в целом неплохо. Но об эффективном лоббизме говорить преждевременно. Игорь Кобзев, как и ряд других новых губернаторов, вероятно, надеялся, что все или многие проблемы можно будет решить за счет Москвы. Надежда умирает последней, – иронизирует Константин Калачев.

После того, как Игорь Кобзев выиграл сентябрьские губернаторские выборы, эксперт назвал его «губернатором надежды». Изменился ли этот статус теперь?

– Называть его «губернатором результата» я бы пока постеснялся. Из «губернатора надежды» можно легко превратиться в «губернатора нереализованных надежд». Оптимизм обычно тухнет к концу первого года, – считает политолог.

Безусловно, сейчас и страна, и мир в целом переживают не лучшие времена. Но многие прикрываются коронавирусом даже в тех ситуациях, на которые пандемия не влияет.

– На ковид удобно всё свалить. На мировой кризис еще. Но дело не в ковиде. Понятно, что дела в регионе зависят от дел в стране. Но это не значит, что ковид – универсальное объяснение любых недоработок, промахов или провалов, – замечает эксперт.

Губернатор, идущий на диалог со всеми

Политолог, глава коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» (Москва) Евгений Минченко отмечает, что команда у Игоря Кобзева достаточно сильная.

– Я высоко оцениваю председателя правительства Константина Зайцева, считаю, что хороший потенциал у Андрея Козлова. У него есть хороший опыт работы в органах государственной власти и в бизнесе. На меня очень положительное впечатление произвела вице-губернатор по политике Светлана Замарацкая, – поделился мнением Евгений Минченко.

С точки зрения имиджа Игоря Кобзева ситуация стала значительно лучше, считает эксперт.

– Видно, что он человек обучаемый, что он старается. На мой взгляд, взаимоотношения с местным самоуправлением лучше, чем были во времена экс-губернатора Сергея Левченко. Плюс позитивные отношения с местной «Единой Россией». Видно, что идет на диалог и с оппозиционными партиями, в том числе и с коммунистами диалог выстраивается. А так, как сейчас строятся отношения с оппонентом на выборах Михаилом Щаповым, на мой взгляд, это – позитивный пример для других регионов, – считает эксперт.

Ситуация в регионе, по мнению Евгения Минченко, сложная и это играет против Кобзева.

– Есть проблемы с наполняемостью бюджета, есть проблемы с коронавирусом. Конечно же, Кобзев пришёл на волне высоких ожиданий, которые ему, в силу объективных причин, очень сложно оправдывать. Но главные задачи еще впереди. В частности, есть проблема вписывания приезжей команды в местную элиту. И мы видим, что уже возникают скандалы с отдельными членами правительства. Конечно же, это большой вызов. Понятно, что эффект «медового месяца» уже полностью исчерпан и запросы стали принципиально иными, – резюмирует политолог.

Позитив в сложной ситуации

Политолог Юрий Пронин отмечает, что Игорю Кобзеву по объективным причинам весь год приходится работать в режиме ЧС, что накладывает отпечаток на стиль работы и принимаемые решения.

- Весь год, который Игорь Иванович возглавляет Иркутскую область – сначала в статусе врио, с сентября уже губернатора – все это время, кроме первых трех месяцев, приходится на сплошную чрезвычайную ситуацию в связи с пандемией коронавируса, что налагает отпечаток, в том числе, и на работу главы региона, - констатирует Юрий Пронин. - Он до этого занимался ЧС профессионально, работал в МЧС, уделяет повышенное внимание объектам в нашем регионе, которые несут угрозу – Усольехимпром, БЦБК и так далее. Но в условиях пандемии практически вся его деятельность стала работой спасателя по ликвидации ЧС. Поэтому, конечно, многие процессы сейчас деформированы, сложно в полной мере судить об эффективности работы. В этой ситуации не до развития, хотя он даже в нынешних условиях старается этому внимание уделять – нацпроекты, строительство социальных объектов и так далее. Но все это затруднено в связи со сложной бюджетной ситуацией, которая такая по всей стране. Поэтому мы даём оценку в сложных условиях.

Если бы не было этой полной чрезвычайной ситуации, конечно, может быть, с академической точки зрения, оценки звучали и другие. В целом с проблемами сейчас не справляется ни один регион. Но наша область не входит в число тех, которые являются худшими. Хотя по ситуации с коронавирусом Иркутская область не в лучших регионах России, но для этого тоже есть объективные обстоятельства, в том числе – состояние системы здравоохранения на тот момент, когда он возглавил регион.

Считаю, что несмотря на свою полувоенную карьеру, Игорь Иванович проявляет себя довольно умелым политиком, активно взаимодействующим с обществом – хотя, опять же, пандемия создает ограничения в общении. Это сказываются на его работе с населением, на контактах губернатора со СМИ. Хотелось бы, чтобы власть и губернатор не восприняли нынешнюю урезанную систему общения, в том числе – со СМИ, как постоянную.

Кадровая политика Игоря Кобзева достаточно взвешенная. Присутствуют приезжие специалисты, в том числе Андрей Козлов, Руслан Ситников, но это не большинство в руководстве области, при этом они получили поддержку ЗС, более того, Ситников при повторном голосовании получил больше голосов. Есть и негативные моменты – та же ситуация с министром здравоохранения, который, кстати, был здешним. Но, наверное, совсем избежать проколов невозможно, главное, чтобы эти тенденции не разрастались.

Присутствует некоторая недосказанность в отношениях Кобзева с крупнейшей оппозиционной партией, которая недавно была полуправящей [речь о КПРФ – прим.ред]. Это связано с тем, что ее обком все еще возглавляет бывший губернатор.

Я бы не давал великолепную или какую-то подобную оценку, но сообразно очень сложной ситуации, губернатор выполняет возложенные на него задачи, особенно с учетом экономических сложностей. Следующий год будет очень трудным. Ему досталось гораздо более сложное хозяйство, чем он предполагал, когда сюда приехал.

Говорить о каких-то явных ошибках сложно. Где-то сделано не до конца оптимально. Например, система здравоохранения в нынешней ситуации у нас работает на износ и на пределе. Создается впечатление, что цифра 260-280 больных в день – это какая-то сказка про белого бычка. Любая статистика скажет, что не может быть такого незначительного колебания второй месяц – у москвичей скачет тысяча туда, тысяча сюда каждый день. Есть ощущение, что пишут цифру такую, сколько мы физически можем принять больных. А остальным говорят – анализы не готовы, врач примет вас по телефону, скорая не подъехала – и они уходят на следующий день. Но во многих регионах такие моменты наблюдаются – может, это не самое худшее и не самое страшное. Меры, конечно, принимаются интенсивные.

Что касается бюджета, то ситуация во многом зависит от федерального центра. Кто-то из критиков скажет, что недостаточно денег на то и это, но денег там в принципе недостаточно, но губернатор всячески пытается и раздобыть средства в Москве, и навести контакт с нашими представителями в Госдуме, в Совете Федерации.

Так что я бы в целом дал оценку со знаком позитива, но с оговоркой, что это позитив в очень сложных условиях, это не означает, что область находится в хорошей ситуации.

«Умеет работать над ошибками»

Вице-спикер Заксобрания Иркутской области Лариса Егорова считает, что год – недостаточный срок, чтобы давать однозначные оценки, можно говорить только о промежуточных итогах.

– Во-первых, по инерции продолжалось какое-то время наследие предыдущего губернатора, и Игорь Иванович какой-то промежуток времени на нем проработал, - напоминает Лариса Егорова. - А дальше коррективы внесла пандемия – и в ее условиях хотелось бы большей консолидации каких-то сил, большей консолидации с гражданским обществом. Здесь я вижу и ошибки правительства, и ошибки губернатора чисто в организационном плане. Но сегодня также видно, что Игорь Иванович умеет делать работу над ошибками, умеет делать выводы. И несмотря на то, что заболеваемость не уменьшается, а растет, по крайней мере, шаги, которые предпринимаются последнее время, уже позволяют говорить о выравнивании ситуации.

Самая главная проблема – не столько отсутствие медицинской помощи некоторым больным, а психологическая обстановка, когда человек боится не получить медпомощь. Паническая ситуация от незнания – и мы об этом много раз говорили.

Пока рано говорить, как будет работать правительство, которое сейчас создает Игорь Иванович – министры только назначены. С учетом пандемии, на которую все отвлеклись, сложно пока оценивать и работу губернатора. Но если говорить в общих чертах, то я думаю, что все договоренности с элитами находятся еще в стадии становления, элита, наверное, еще не поняла, насколько Игорь Иванович готов выполнять все договоренности. К лету, думаю, можно будет давать уже более конкретную оценку.

Говоря об упущениях, отмечу, что в их числе – то, что при работе над бюджетом депутаты ЗС практически не привлекались, бюджет обсуждался в последние дни, не были учтены многие позиции, которые потом сложной работой корректировались. У нас [в Законодательном собрании] есть комитет по здравоохранению, и я считаю, что там работают специалисты. Думаю, что во время пандемии они должны активно работать с правительством. Кроме того, у нас есть свои телеканалы, на которые должны приходить врачи и давать простые консультации, чтобы не было паники. В начале пандемии я говорила о том, что людей нужно лечить амбулаторно. Но это всегда выглядело так, что депутаты что-то там навязывают, а мы вот такие молодцы, все знаем сами. А потом оказалось, что мы тоже правы. Мы давно предлагали обратиться на федеральный уровень за помощью. Но исполнительная власть никак не хотела осознавать, что ситуация у нас неподконтрольная.

Сегодня, конечно, сложно сказать, как будет работать молодой министр, но вот когда он выступал на сессии, он понравился мне своей грамотностью, тем, что в курсе дел. Мне кажется, это будет правильное кадровое решение. Но в начале пандемии была допущена какая-то ошибка. Возможно, ошибкой было назначение Наталии Ледяевой. Но с другой стороны, возможно, просто не было других кадров.

Посмотрите, как мы ужесточили меры, когда у нас заболевало 30 человек. А потом мы поняли, что у нас бюджет и экономика не справляются с ситуацией. Вот здесь были какие-то недоработки – хотя, конечно, никто не знал, что дальше будет хуже. Сейчас, несмотря на рост числа заболевших, работа идет более слаженная. До этого, когда они на штабах говорили, что у них все под контролем – я в это просто не верила.

Но мне нравится, что Игорь Иванович открыт для общения, что к нему можно попасть на прием, он, в отличие от предыдущих губернаторов, не скрывается за стенами, готов к диалогу. Не боится выходить к людям, отвечать на неудобные вопросы.

Год без «звезд»

Политолог, историк Алексей Петров считает, что о достижениях пока говорить рано.

- Первый год был без «звезд». Люди военные (а Игорь Кобзев – из них) привыкли, что за все свои действия получают «звезды». Хотя большой «звездой» была победа на выборах в сентябре, потому что она была приятной неожиданностью для Игоря Кобзева и сотрудников его штаба. А с точки зрения принятия решений ему, конечно, пришлось очень сложно, - отмечает Алексей Петров. - Во-первых, потому, что у него нет опыта в управлении большой территорией. Управлять каким-то направлением в министерстве – это одно, а руководить таким сложным регионом, как Иркутская область – здесь далеко не каждый, даже с губернаторским опытом, сможет справиться. Если бы Игорь Кобзев был представителем иркутского бомонда, ему бы не пришлось хотя бы первые два-три месяца с людьми знакомиться. Кроме того, была небольшая «фронда» и от «Единой России», поскольку он неожиданно на нас свалился, а у них были свои «картинки» накануне губернаторской кампании. Но Кобзев, более-менее, вышел изо всех этих ситуаций.

Если говорить про управленческие решения, здесь все несколько сложнее. Он пошел по традиционному пути – на все ключевые должности привез своих людей. Пока не говорим, хорошо это или плохо – трудно оценивать.

Есть темы, которые Игорю Кобзеву не очень интересны – и они видны, в том числе, по кадровым решениям. Так, ему абсолютно неинтересна культура – в результате у нас десять месяцев в регионе нет министра культуры, со спортом то же самое, был явный прокол с Минздравом. То есть социальная сфера частично провисла, чувствуется напряжение. Создается ощущение, что он попал под влияние Роспотребнадзора и очень быстро реагирует на все их рекомендации. Вот что они предлагают – он тут же все это вводит. Мне кажется, что некоторые решения принимались необдуманно – по закрытию чего-то, по позднему открытию. И это создавало сложное отношение к нему различных предпринимательских кругов.

Кроме того, Иркутская область - одна из немногих, где не открылись театры, хотя во многих субъектах они открылись, там заполняемость залов 25%, и поют, и пляшут, и что-то происходит. Достаточно серьезно пострадали сегодня туриндустрия, сфера ивента – установлены слишком жесткие условия. Можно было сделать им какие-то «вилочки», чтобы эти люди не сидели без дела.

Есть вопросы к бюджетной политике – сейчас идет нарастание долга, но, возможно, в этой ситуации это и верное решение.

В целом же, пока «проверку боем» Игорь Кобзев прошел на «твердую четверку». Но 2021 год будет еще более сложным, чем 2020, так что у него будут шансы развернуться и показать весь свой управленческий потенциал.

Что будет дальше – говорить сложно, этого никто не знает – причем это не связано конкретно с Кобзевым. Неизвестно, насколько нас всех тут еще «зажмут». Вчера руководитель Роспотребнадзора Анна Попова запретила все внешкольные мероприятия на весь 2021 год. Это означает, что в 2021 году ситуация будет такая же жесткая – с масочным режимом и другими ограничениями. И при этом будет продолжаться обнищание людей, которые истратят последние заначки. А у нас все равно благополучие человека отражается в коммуникациях с институтом власти. Это будет еще год большого политического популизма в связи с предстоящими выборами в Госдуму, будут раздавать обещания, покупать избирателей за 1-2-3 тысячи рублей. Посмотрим, будет или не будет работать административный ресурс, будет ли Игорь Кобзев стоять в стороне, над схваткой.

О силе лидера и слабости команды

Политический консультант Владислав Шиндяев отмечает как очевидность усилий губернатора, так и слабость его команды, которая явно не дотягивает до трудоспособности Игоря Кобзева.

- Работу Игоря Кобзева следует рассматривать с точки зрения нескольких периодов его деятельности: период ознакомления с регионом в качестве врио губернатора, предвыборная кампания и деятельность в качестве губернатора. Можно сказать, что Игорь Кобзев справляется со всеми вопросами, которые возникают и необходимы для достаточно оперативного решения. В текущей деятельности он реализует стиль, с которым привык работать в экстренных ситуациях. Он старается взять все актуальные вопросы под свой контроль, следить за ходом их выполнения, погружается в детали, проблемы и пытается их разрешить.

Также у него достаточно неплохо получается взаимодействовать с федеральным центром. В рамках этого Иркутскую область посетило большое количество федеральных чиновников, сдвинуты с мёртвой точки многие вопросы. Это «Усольехимпром» и в целом развитие Усолья-Сибирского, нашлось комплексное решение ситуации с территорией бывшего ИВВАТУ, активно решаются вопросы, касающиеся Тулуна, постоянно в повестке Байкальск и так далее. Игорю Кобзеву, благодаря выстроенным взаимоотношениям с федеральным центром, удается сдвигать с мертвой точки вопросы, которые в Иркутской области были болевыми, и эти «болезни» носили хронический характер.

Что касается внутренней политики, то здесь какого-то развития в деятельности исполнительной власти пока незаметно. Есть много вопросов как к работе областной администрации в целом, так и к отдельным структурным подразделениям, тем более, что их работа в некоторых направлениях начинает граничить со скандалами. Что касается взаимоотношений с муниципалитетами, то с сожалением пока можно также констатировать, что они в общей концепции управления регионом носят не системный и стратегический, а, скорее, локальный характер. Мы видим, что постоянно возникают темы, касающиеся строительства социальных объектов, дорог, либо это какие-то моменты, связанные с чрезвычайными ситуациями. Но назвать эту деятельность плановым развитием региона или отдельных территорий пока нельзя.

То же можно сказать и о взаимодействии с элитами, экспертным сообществом, общественностью и СМИ: эта деятельность если и ведётся, то ситуативно, тематически по актуальным вопросам. Стабильных, постоянных и системных взаимоотношений с этими структурами не наблюдается. Соответственно нельзя говорить и о какой-то сплоченности, консолидации интересов, выстраивании общей позиции и общего видения работы на перспективу. Взаимодействие возникает тогда, когда есть вопросы, которые нужно решить только на конкретный период и в рамках конкретной темы. Можно сказать, что у Игоря Кобзева в принципе такой стиль управления: ситуативный, локальный и в рамках конкретных проблем. Скорее всего, он перенёс на губернаторство стилистику работы, характерную для своего прежнего места деятельности в структуре МЧС.

Много вопросов к формированию команды. Мы видим личную работу губернатора, видим колоссальные усилия, которые он прилагает, но, к сожалению, абсолютно не видим ни команды губернатора, ни ее работы. Такое впечатление, что по многим направлениям нет ни сопроводительной ни самостоятельной работы руководителей целого ряда направлений в регправительстве. И если мы постоянно слышим о том, что губернатор готов взять тот или иной вопрос под свой контроль, то очень хочется, чтобы команда начала работать в том же режиме и направлении, в котором действует губернатор. Хотелось бы слышать, что руководители направлений не прячутся за ответственностью губернатора, а научались самостоятельно решать задачи, как по развитию региона в целом, так и по своим отдельным направлениям. Хочется, наконец, понять, что представители команды губернатора тоже готовы взять все важные вопросы под свой личный контроль и довести их до логического завершения. На сегодняшний момент это пока не заметно.

Всё это сказывается и на эффективности принимаемых решений. Если говорить о тех задачах, которые решаются с помощью федерального центра, тот тут всё чётко: есть дорожные карты, приняты стратегии реализации, и мы понимаем, что работа будет сделана. Это, опять же, Тулун, Усолье-Сибирское, Байкальск и ИВВАИУ. Эти решения, так или иначе, будут реализовываться, хотя на это и потребуется несколько лет.

Что же касается всех остальных вопросов, то губернатор говорит о том, что даёт поручения, берёт их под личный контроль и будет лично следить за ходом их выполнения. Но сейчас уже становится очевидно, что задач стоит столько, что ни у одно человека не хватит личных ресурсов, чтобы за всё это отвечать и контролировать все сферы жизнедеятельности региона. В сутках 24 часа и у Игоря Кобзева физически ни времени, ни усилий не хватит на это. Тем не менее, практически все министерства до сих пор работают в инерционном режиме и, вне зависимости от принимаемых губернатором решений, не изменяют стиль работы и не исполняют их. Как результат – многие проблемы либо «откладываются в долгий ящик», либо решаются от совещания к совещанию. Работа по ним ведётся, только когда глава региона в очередной раз обращает на них внимание. И самое главное, слова губернатора «я беру это под контроль» не являются для них посылом для того, чтобы начать что-то предпринимать и активно действовать.

Резюмируя, можно сказать, что среди удач Игоря Кобзева за год его работы в Иркутской области – это то, что удалось пролоббировать множество вопросов, которые самостоятельно регион решить не может, а среди ошибок – проблемы в построении командной работы в исполнительной власти.

 

 
Отслеживать: Досье раздела
Современный Китай: мифы и реальность
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)