ТЕМЫ
Архив
< Январь 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

Под знаком ковида: о главных для Иркутской области событиях 2020 года говорят эксперты

Иркутская область, 30.12.20 (ИА «Телеинформ»), - Истекают последние дни 2020 года – одного из самых сложных в уходящем десятилетии. Года, перевернувшего жизнь в России и мире кардинальным образом.

Года под знаком коронавируса, принесшего много боли, потерь и ограничений. И все же было в эти двенадцать месяцев и хорошее. О главных событиях уходящего года, значимых для Иркутской области, Телеинформ традиционно спросил у представителей экспертного сообщества – политологов, медийщиков, политиков.

Не только коронавирус

Политолог и публицист, доцент кафедры мировой истории и международных отношений исторического факультета ИГУ Сергей Шмидт отмечает особенность 2020 года: по сути, это год одной темы – темы коронавируса. Но если опустить этот момент, то были в Иркутской области еще несколько важных событий.

– Событием года я бы назвал губернаторские выборы. Их результат поменял политическую теорию Иркутской области. У нашего политологического сообщества, политических активистов и просто политизированных граждан в последние 10 лет присутствовала достаточно стройная концепция политической культуры Иркутска, избирателей и основных правил региональной политической жизни. Хочу сказать, что победа Игоря Кобзева была невозможна в логике этой концепции: выборы выиграл «варяг», не имеющий местного бэкграунда, представитель действующей власти, к тому же это случилось в тяжелейший для страны и региона год, когда сложно было показывать успехи своего правления. По сути, политическая концепция Иркутской области была опровергнута. Теперь ее надо переписывать.

Второй момент связан с тем, что 2020 год стал настоящим апофеозом дистанционного обучения во всех образовательных организациях. Если школы глубоко погрузились в дистант еще весной, то в вузах это произошло во время второй, осенней волны коронавируса. Весной университетские преподаватели воспринимали это как очень кратковременное явление и не все отнеслись к нему серьезно. Заканчиваем год мы уже с определенной привычкой к дистанционному образованию. Это – абсолютно беспрецедентно. В истории регионального и российского образования ничего подобного еще не было.

Еще мне кажется важным, что в этом году Иркутский государственный университет получил избранного легитимного ректора. Я хотел бы обратить внимание, что у вуза с декабря 2017 года не было руководителя без приставки «врио». Теперь он появился и утвержден федеральным министерством. Надеюсь, 2021 год станет годом улучшения ситуации в иркутских вузах, потому что подобное наметилось и в Байкальском государственном университете.

Заканчивающееся десятилетие было самым плохим, может быть, во всей истории иркутского высшего образования. Мне кажется, это даже хуже того, что происходило в 1930-е годы, когда ИГУ на несколько месяцев прекратил свое существование. За последние 10 лет исчезли целые вузы, и, по сути, из оставшихся не было ни одного, внутри которого не возникло бы управленческих проблем. В меньшей степени это коснулось Иркутского медуниверситета, в большей – «Политеха» и аграрного университета. И в этом году, если смотреть на то, что произошло в ИГУ и БГУ, наметился какой-то сдвиг в лучшую сторону.

Отдельно я хотел бы отметить, что впервые в истории исторического факультета ИГУ с тех пор, как он перестал быть историко-филологическим, деканом была избрана женщина – Елизавета Матвеева. С ней тоже гуманитарии всего города связывают очень большие надежды. Я хочу подчеркнуть, что исторический факультет всегда имел репутацию самого, пожалуй, свободного, где приветствовалось разномыслие, даже в самые тяжелые советские времена существовала внутренняя интеллектуальная дискуссия. Но удивительным образом на этом факультете женщины никогда не получали высоких руководящих должностей.

Всегда любил иронизировать, что истфак – пример того, как это было с Францией: если бы в 19 веке людей спросили, в какой европейской стране женщины станут государственными лидерами, наверное, все подумали бы на Францию, потому что она была символом политической продвинутости. Но, как мы знаем, уже где только не были женщины президентами, даже в мусульманских странах, а во Франции до сих пор остаются во власти мужчины. Однако на историческом факультете это все-таки случилось, во власть пришла женщина. Истфак играет очень большую роль в научно-образовательном гуманитарном сообществе Иркутска.

Также отмечу смену городской власти в Иркутске, произошедшую в этом году. Я – из тех, кто относится к этому довольно осторожно, несмотря на то, что с огромной симпатией отношусь к некоторым людям как из «старой» администрации (заммэра-председатель комитета по социальной политике и культуре Виталий Барышников), так и из «новой» (вице-мэр Иркутска Дмитрий Ружников). Осторожность моя связана с тем, что мы, очевидно, становимся свидетелями ситуации, когда строительный бизнес в Иркутске, по сути, приобретает настоящую политическую власть. Я намеренно употребляю выражение «осторожное отношение»: мы, действительно, до конца не знаем, насколько хорошо это будет для Иркутска. Мы в начале серьезного эксперимента: политологи прекрасно знают, какую большую роль в политической жизни Иркутской области играют крупные строительные компании. Но такого их плотного контроля над городом в истории Иркутска еще не было.

В заключение отмечу книжный фестиваль «Книгамарт», который успели провести в этом году в Молчановке до объявления настоящего карантина. Это стало пусть не стопроцентным, но заменителем книжного фестиваля, который у нас в Иркутске проходил прошлым летом. Сейчас по понятным причинам его и не могло быть. Так что «Книгамарт», по сути, стал самым ярким культурным событием 2020 года.

Обнуление, пандемия и ZOOMизация

Историк, научный директор иркутского МИОН Дмитрий Козлов главными событиями уходящего года называет выборы губернатора и коронавирус, а также углубляется в семантические изыскания: 2020-й, по его мнению, оказался богат на новые, неведомые ранее слова.

– Главное событие для всего региона – это выборы губернатора. Они стали следствием вынужденной отставки действующего на тот момент главы области – коммуниста Сергея Левченко. У нас получились на выходе далеко не рядовые выборы. Перед этим Иркутская область была «вписана» в «корону» КПРФ. Борьба за пост была острой, настоящей – и со снятием кандидатов, и с некоторыми «черными» технологиями, и большим вниманием федерального центра, с активным голосованием и иркутян, и области. Кампания оказалась очень «вкусной» для экспертов, для подготовки разнообразных материалов.

К власти пришел очень интересный кандидат Игорь Кобзев, зарекомендовавший себя еще на посту исполняющего обязанности губернатора. Он сначала успел активно себя проявить как борец с разнообразными угрозами, а затем показал себя как действующий политик регионального масштаба с хорошими связями с федеральным центром. Иркутская область благодаря этому стала хедлайнером федеральной повестки. Так что новый губернатор – это событие «number one» для Иркутской области, на мой взгляд.

Еще один ключевой момент – это новая власть в Иркутске. У нас новый мэр, хотя и, увы, отнюдь не выбранный всем населением города. Это, с моей точки зрения, не очень хорошо. Но тем не менее это произошло.

Изменения в городской власти связаны и со «строительными баронами». Тут у нас, скажем так, крепкая спайка, симбиоз действующей администрации с частным, олигархическим строительным бизнесом. Хорошо это или плохо, я не знаю. В принципе, такого рода административные режимы встречаются не только в России. Но иногда, увы, строители начинают думать прежде всего о себе: чтобы место под застройку было получше, чтобы жилые кварталы с небоскребами росли бесконечно – то, что сейчас называется, по аналогии с муравейником, «человейниками». Это хорошо для отчетов и получения максимальной прибыли с квадратного метра, но такие застройки часто уродуют лица городов. А Иркутск у нас – город старинный, со своими богатыми архитектурными традициями. Насколько союз власти и бизнеса избежит соблазна каким-то образом использовать в своих личных целях получившийся расклад сил, это большой вопрос. Но в целом тут многое зависит от иркутян, от общественного мнения, от людей, которые всегда бдят и всегда на страже. Иркутян издавна отличало то, что они болели душой за будущее своего города.

В этих условиях очень важны какие-то символические шаги, особенно первые, связанные с освоением этих новых городских пространств. Пока сложно сказать о каких-то осмысленных делах, в отличие от предыдущих этапов развития города, когда открывались новые скверы и памятники. Сейчас, в 2020-м, сложно говорить о каких-либо новых вещах, но все-таки потенциально есть развилка: налево пойдешь – красивый город обретешь, направо пойдешь – все, что есть, потеряешь. Не могу пока сказать однозначно, куда это все повернет, и от оценки этой ситуации воздержусь. Но тем не менее событие это – новый мэр и связь администрации со строительным бизнесом – очень важное.

Еще одна тема – это, конечно, ковид. Иркутская область сейчас на втором этапе снятия ограничений, но что будет дальше, никто не знает. Пандемический кризис второй волны очень отличается от того, что мы претерпевали весной. Тогда была какая-то одна стратегия федеральная и региональная, осенью – другая. С моей точки зрения, весной мы оказались лучше готовы к коронавирусу. В начале осени же было достаточно жесткое вхождение региона в режим ограничений. К тому же оно было омрачено скандалами с нецелевым расходованием средств министром здравоохранения из новой команды губернатора. Это все было отнюдь не радостно наблюдать со стороны. Но будем надеяться, что это случайность, поскольку на данный момент, насколько я понимаю, наступила относительная стабилизация.

Но все-таки остается большой вопрос, что нас ждет в следующем году в плане экономических перспектив, связанных с малым и средним бизнесом, с огромными ударами, которые он потерпел, чему мы сейчас свидетели. На это все нерадостно смотреть, но будем верить и надеяться на лучшее, больше ничего не остается. Хотя однозначную оценку, что регион с честью выдержал испытание ковидом, я бы, конечно, не дал. Плюс это все связано с падением доходов в региональный бюджет, с тем, что режутся строки, связанные с образованием, здравоохранением. Область давно с такими вещами не сталкивалась. Будем, конечно, надеяться на связи нового губернатора с федеральным центром, но и на том уровне тоже не все так радостно: падают доходы от нефти, инфляция галопирует, цены растут. Вместе с тем я надеюсь, что это все – временные сложности и они будут стабилизированы экономической политикой на уровне федерации и регионов.

Ну и, конечно, интересное политическое событие года связано с поправками в Конституцию. Оно, конечно, федеральное, но мне оно нравится понятием «обнуление», оно достаточно мрачное: все, что есть, мы с вами умножаем на ноль. Я не хочу рассуждать про специфику этих поправок, поскольку это все же федеральный, а не региональный момент, но это непростой политический выбор, который сделали россияне. Неочевидны его результаты и возможные итоги. Хотя, конечно, это способствует централизации и укреплению вертикали власти.

Еще одна тема года – это начало ликвидации отходов «Усольехимпрома». Участие в федеральной программе, подключение «Росатома». Это очень радостно, я обеими руками «за» это все, потому что это – огромная экологическая проблема. Единственное, что хочу отметить: таких экологических проблем в области очень много. У нас ряд городов – в списке самых загрязненных в России по превышению ПДК вредных веществ. Это и Иркутск, и Братск, и Ангарск, и Шелехов…

Хочется, чтобы забота об Усолье не превратилась в показуху. Может быть, имеет смысл запустить какую-то мощную экологическую программу на всю область? Насколько это, правда, реализуемо, предположить сложно, потому что в регионе – переплетение и бизнес-интересов, и социальных проблем, и финансирования, это само собой. Но если Игорь Кобзев рассматривает работу по Усолью не как частный случай и пиар-кампанию, а как экономическую программу, – ведь регион является одним из признанных центров общественного экологического движения, связанного с Байкалом, – если губернатор чувствует какую-то свою региональную идентичность, то это радует.

Закончу вот чем. В этом году у меня как у преподавателя появилось в лексиконе любимое слово – «ZOOMизация». 2020-й год с этим тоже вошел в историю. В «ZOOM» [программа для организации видеоконференций, разработанная компанией Zoom Video Communications] перешли школы, высшее образование, бизнес. Эта «фишка» имеет огромное антропологическое измерение: я имею в виду отношение людей к окружающим, отношения людей между собой, потому что это не просто некий довесок к технике, а явление, которое меняет людское понимание, общение, реакции.

В целом у нас в 2020 году – фонтан новых слов: «обнуление», «пандемия», «ZOOMизация», хоть и появляются они, увы, не по радостному поводу. Раньше были новые слова: «спутник», «луноход», «космонавт» как символы научно-технического прогресса. Что несут новые слова сейчас – непонятно. Мы смотрим на них с разных сторон, цокаем, качаем головой: к чему это приведет – большой вопрос. Мы оказываемся в ситуации неопределенности. Она связана не только с тем, что у нас губернатор должен подтвердить, что не зря мы его выбирали и что он способен, как он сам выразился, превратить Иркутск в столицу Сибири. Но и в общем нам неопределенности добавляет «настрой эпохи», как говорят немцы – «zeitgeist», дух времени. В этом случае вообще не прощупывается четкого будущего, все в тумане. И в морозах. Не хочет год уходить.

Год перезагрузки региональной и иркутской власти

Пандемия – универсальное событие 2020 года, налагающее отпечаток на весь год, отмечает политолог Юрий Пронин.

- Год был трудный, думаю, в ряду многих лет мы будем его выделять особо. Пандемия – главное событие и для планеты, и для России, и для Иркутской области. И она наложила серьезный отпечаток. Хотя областное руководство делает все возможное, но эта проблема непростая, планетарного характера. Она включает в себя и ограничения разного рода, от спортивных соревнований до театров, и дистанционное обучение, и многое другое.

Второе событие – выборы губернатора Иркутской области. Кроме того, на пять лет избран новый мэр Иркутска Руслан Болотов, причем по новым правилам. Это тоже важное событие. На позитивный лад настраивает то, что мы сейчас видим взаимодействие между губернатором области и мэром – безусловно лучшее, чем между прошлым губернатором и предыдущим мэром.

В продолжение этой темы важное событие – присвоение Иркутску звания Города трудовой славы. Оно, конечно, никому особо не прибавило каши в тарелке, но носит имиджевый характер, а имидж – это всегда хорошо. Чем больше город на слуху, тем больше к нему интереса, в том числе – со стороны потенциальных инвесторов.

Несколько раз поднималась тема энергетических тарифов. Пока область в этом плане держится, но, думаю, тема сложная и она еще будет и с федерального уровня возникать.

Важное событие – больше на перспективу – это открытие Суворовского училища в Иркутске, единственного в СФО. Причем это не просто намерения – работы уже начались.

Целый ряд «спасательных работ», помимо пандемии. Это работа на БЦБК, на Усольехимпроме – по утилизации, рекультивации, дальнейшему развитию этих территорий. Продолжалась ликвидация последствий наводнения 2019 года – там были проблемы, в начале года ситуация была не очень хорошая, сейчас она улучшилась.

С лесными пожарами в этом году борьба шла достаточно успешно – это благодаря работе регионального руководства.

Отпраздновали 75-летие Победы – хотя не в том формате, как ожидалось, но все, что можно было сделать в таком ограниченном формате – было сделано.

Был сдан Ледовый дворец – к этому примешалась некая нотка грусти, что из-за коронавируса не удалось провести чемпионат мира по хоккею с мячом в сильнейшей группе. Но я думаю, что у «Байкала» все впереди. К сожалению, нельзя сказать, что мы примем чемпионат прямо в следующем году – там расписана очередь, но все равно, думаю, он состоится.

Были события скандального характера – это и арест руководителя фракции КПРФ в Законодательном собрании, депутата Андрея Левченко, и коррупционный скандал в министерстве здравоохранения Иркутской области. Было еще несколько событий менее громких – в частности, арест мэра Усть-Кута Александра Душина, недалекого от «Единой России».

В непростых условиях у нас прошло голосование по поправкам в Конституцию.

Хотелось бы, чтобы в следующем году с пандемией было если не покончено, то, по крайней мере, она стала гораздо менее актуальной проблемой, чем сейчас. Должна развернуться вакцинация. Надеюсь, что удастся выйти из экономических неурядиц, хотя это будет небыстро, но хотелось бы стабилизации хотя бы к концу следующего года. Это потребует большой работы. Даже в словах губернатора сквозило, что когда год назад он сюда приехал, то не ожидал, что столкнется с таким количеством проблем.

«Нас научили работать в дистанте»

Политолог, историк Алексей Петров называет уходящий год «необычным» и отмечает, что лично ему, вместе со всем миром, пришлось очень серьезно менять свои планы.

– Многие планы были порушены после 18 марта, когда мы узнали, что такое коронавирус. Тем более, что у меня к нему [к коронавирусу] особое отношение – некоторые принятые меры вызывают у меня вопросы, но понятно, что пока медицина не подтвердила, что как только вакцины будут поставлены, все будут здоровы, надо как-то себя беречь.

Ковид наложил отпечаток на все происходящее в этом году - и на политические события, и на бизнес, и на общество. С точки зрения политики – это, конечно, выборы губернатора. Первые полгода мы следили за спорами, будет ли участвовать в них Сергей Левченко, а потом мы наблюдали, сколько процентов наберет Игорь Кобзев. Я считаю, что это главное политическое событие сезона.

При этом выборы прошли в три дня – очень надеюсь, что такого больше не будет. Недавно Элла Памфилова сказала, что она не против, чтобы выборы проходили пусть и три дня, но только на избирательном участке, а не на пеньках или лавочках.

Кроме того, в этом году произошла перестройка взаимоотношений институтов власти и общества, связанная с ковидом. Многим приходилось работать с чистого листа, принимать непопулярные решения.

Обнажились и существующие проблемы – прежде всего, в сфере здравоохранения. Итогом года стало то, что у нас новый министр здравоохранения, старый сидит в тюрьме. Конечно, наши медики сделали все, что могли, и становятся абсолютными героями этого года, многие из них работали без выходных и сверхурочно. Мы наблюдали и трагедии, когда медицинские работники погибали на боевом посту.

Пандемия серьезно повлияла на развитие бизнеса, понесшего колоссальные потери, которые еще никто не посчитал. То есть, что будет с малым и средним бизнесом, мы поймем к марту-апрелю, когда все посчитают итоги года. Но количество пустующих офисов в Иркутске говорит о том, что бизнес очень тяжело и болезненно пережил этот год.

Героем года я бы назвал мэра Саянска Олега Боровского, который был в центре даже федерального внимания. Это очень правильный человек, который думает о людях. Именно так, в моем понимании, должен вести себя настоящий мэр.

Еще одно событие года – смена руководства в администрации Иркутска. В начале года город покинул Дмитрий Бердников, который при всех своих недостатках был очень открытым и публичным человеком. Иркутск давно не видел такого мэра, который любил разговаривать с горожанами. Сейчас у нас новая команда сформирована Русланом Болотовым. Формируется она очень тяжело, мы это видим, поскольку сегодня главная проблема – кадровый голод. Происходят назначения людей, которые были во власти 10 и более лет назад. Это говорит о том, что Иркутск потерял эффективных менеджеров – возможно, они уехали отсюда. И сейчас перетасовывается опять старая колода карт.

Еще из ключевых политических событий я бы выделил историю про 1 июля [голосование по внесению поправок в Конституцию]. В целом Иркутская область проголосовала в российском тренде, но сразу видно, что не до конца была проведена работа с точки зрения общественной дискуссии, обсуждения именно в плане национальных автономий – я имею в виду наши бурятские территории. И там были самые высокие протестные результаты. У нас власти опираются только на тот электорат, который и так предан им, и все меньше пытаются разговаривать с теми, у кого есть вопросы. Сегодня организаторы выборов предпочитают пользоваться административным или финансовым ресурсом. И этот год стал особенно показательным.

С точки зрения общественных отношений для меня на первом месте – вопросы дистанционного обучения, образования. Сегодня учреждения образования и культуры прошли такой путь, какой они не прошли и за 10 лет. Такого количества онлайна, как в этом году, наверное, не будет уже никогда. Нас всех научили работать в дистанте. Весной всем приходилось переучиваться – теперь, наверное, каждый с компьютером на «ты», появилось магическое слово «Zoom». Оно, вместе со словами «пандемия» и «обнуление», могут претендовать на звание главных слов года.

Мы в этом году фактически лишились иркутской культуры, с точки зрения ее «осязания». Для нас она вся в онлайне. У нас нет министра культуры 10 месяцев. Это говорит о том, что для региональных властей вопросы культуры – не первоочередные. Поэтому у нас не работают театры. Фактически не работают библиотеки, они только в онлайне и на выдаче книг. Мероприятия же не проводятся. Также не работают спортивные учреждения. У нас хоккей без болельщиков – более неразумного решения организаторы принять просто не могли.

Но в целом этот год научил нас жить по-новому. У многих фактически стерлась грань между рабочим и личным. То есть, когда человек много работает дома, и уже не может провести границу между трудовым процессом и личным временем. Приходится учиться работать по-новому, создавать себе рабочее пространство, по-новому зарабатывать деньги – очень многие сферы торговли и заведения общепита ушли в онлайн. То есть что-то с миром происходит, надо за ним успевать. В этом году всплеск новых технологий. Это год развития медицинского оборудования, масочного формата. Изменилось отношение людей друг к другу – например, кашлянуть сейчас публично чревато…

То есть год был даже не столько каких-то глобальных или политических событий, сколько тяжелым годом для переосмысления.

Еще один момент, который я считаю значимым – кончились разборки в БГУ. Ректором ИГУ стал Александр Шмидт, а в «нархоз» приходит новая команда, выборы ректора состоятся в январе, и тот бардак, который был там в прошлом году, улетучивается. То есть наша высшая школа, по крайней мере, вышла из формата скандалов и внутренних противоречий.

Что касается Ледового дворца, то его для меня как не было, так и нет, поскольку в нем не проводятся мероприятия с участием зрителей. Но надо как важное событие года отметить отмену чемпионата мира по хоккею с мячом в группе А. В результате единственным крупным мероприятием, которое в этом году прошло в Иркутске, стал книжный фестиваль «Книгамарт».

Ситуация с «Усольехимпромом» сдвинулась с мёртвой точки, поскольку на него обратили внимание федеральные власти. Но это будет, в большей степени, вопрос 2021 года. Сейчас произошел некий толчок – на это обратили внимание, принято политическое решение, купили 11 тысяч противогазов, так что каждому седьмому жителю Усолья-Сибирского теперь можно не бояться ЧП.

Иркутск «на позитиве»

Год был очень непростым, принёс много испытаний и заставил задуматься о том, насколько мы готовы мобилизоваться, пройти через те или иные сложности. Многих это заставило переосмыслить жизненные приоритеты, своё отношение и к самым близким людям, и к заботе о других, отмечает политический консультант Владислав Шиндяев.

- Здесь можно отмечать очень многое: и факторы взаимной поддержки и личного участия, и развитие волонтёрского движения, и просто проявления общечеловеческих моральных качеств у многих людей, кто активно включился в борьбу за здоровье тех, кто живёт с нами рядом. Год, повторюсь, принёс много испытаний, и, как следствие, – сумбур в повседневную жизнь. У многих нарушились планы, касающиеся работы, отдыха, каких-то обычных жизненных ситуаций.

Если говорить о региональной тематике, то из положительного можно отметить, что благодаря политическим процессам, на которые этот год тоже был богат, сдвинулись многие хронические для Иркутской области вопросы. Это, прежде всего, ситуация с загрязнениями в Байкальске, активизировалось строительство в Тулуне, начался процесс по Усолью-Сибирскому. Огромнейшее значение для Иркутска имеет решение вопроса по судьбе территории бывшего ИВВАИУ. Проблема долго стояла в Иркутске и понятно, что этот заброшенный комплекс должен был получить какое-то логическое продолжение. Этот вопрос волновал многих политиков и руководителей области, но начал активно решаться только в этом году. Территория будет благоустроена, и её история и дальше будет связана с образованием. Это очень важные факторы: несмотря на пандемию коронавируса, мы справляемся не только с сиюминутными угрозами, но и начали предпринимать стратегические действия.

Крупнейшее политическое событие этого года – избрание губернатора Иркутской области. И не только само по себе избрание. Здесь нужно рассматривать и ситуацию уровня сопровождения предвыборной кампании, которая стала беспрецедентной с точки зрения внимания к Иркутской области федеральных структур, и моменты, касающиеся формирования новой команды главы региона, и выстраивания формата работы. Да, именно форматы работы вызывают колоссальное количество вопросов. К ней не удается относиться однозначно, особенно когда это касается работы отдельных ведомств и структур. Но, тем не менее, реорганизация региональной власти и стиля управления меняет жизнь региона кардинальным образом.

Ещё одно яркое событие на политической арене региона касается Иркутска – избрание нового мэра областного центра. Причём здесь нужно говорить не только об изменении порядка проведения выборов, но и в принципе о смене подхода к системе управления городом. На сегодня взят курс на полную реорганизацию деятельности администрации. Взят курс прежде всего на командную и профессиональную работу. Все изменения проходит очень системно, проработанно, без каких-то протестных настроений и эмоциональных всплесков. В приоритете профессионализм руководителей и детальная проработка всех решений до их принятия. Мы уже видим и первые результаты в хозяйственной деятельности: в этом году небывалое количество ремонтов дорог, дворов, важных для Иркутска общественных пространств. Начаты крупные объекты – такие, как реконструкция путепровода по улице Джамбула, который давно требовал ремонта. Да, эти процессы приносят временные и достаточно значительные неудобства, но они нацелены на решение серьезных проблем и долгосрочные перспективы. Мы движемся к тому, чтобы сделать жизнь в Иркутске комфортнее.

Строительства дорог касается вообще огромнейший пласт достижений 2020 года как в городе, так и в регионе. Тут, в первую очередь, нужно отметить решение вопроса по реконструкции Култукского тракта. Здесь убрали «тёщин язык», благодаря чему ездить стало безопаснее, потому что именно этот участок дороги был максимально аварийным, учитывая, что по нему движется и большое количество большегрузов.

Кроме строительства дорог, нужно отметить и то, что в этом году в Иркутске ввели один из крупнейших за последние годы спортивных объектов – Центр по хоккею с мячом и конькобежным видам спорта «Байкал». Да, в проведение больших спортивных мероприятий коронавирус внёс свои коррективы, но, тем не менее, мы создали предпосылки для возможности проведения крупнейших международных мероприятий. Это имиджевый объект и первый опыт удачного и успешного строительства социальных объектов. Теперь подобную практику нужно применять и дальше. Иркутску нужно ещё многое: и концертный зал, и современный спортивный объект с открытым многопрофильным стадионом в центре города, потому что «Труд» находится в аварийном состоянии. В любом случае процесс идёт положительно, и бенди-центр может быть серьёзным фактором для развития профессионального спорта в регионе в целом. Главное не останавливаться и продолжить наращивать темпы развития региона и города в 2021 году. Все предпосылки для этого есть.

Новые смутные времена

По мнению шеф-редактора «БайкалТелеИнформа» Михаила Дронова, главным итогом 2020-го является то, что «все еще только начинается».

- Речь и о COVID-19 (вряд ли пандемия пойдет на спад – скорее, к ней психологически привыкнут), и об экономическом кризисе в России, и об общественно-политических процессах по итогам нервозного «плебисцита» по поправкам в Конституцию. Вдумаемся: на сегодня, по официальным данным социологов (опрос ВЦИОМ), 52% сограждан не собираются прививаться «от короны», хотя отечественная вакцина уже широко рекламируется. Впрочем, полагаю – они и американской, и марсианской вакциной уколоться бы не захотели, начни ее рекламировать из Кремля (которому только что, казалось бы, оказана политическая поддержка большинством голосов по поправкам в Основной закон).

Потому что в обществе нарастает смятение, недоверие всех ко всем – и к власти в первую очередь. Та же мутная история с отравлением Навального и с шокирующими расследованиями его обстоятельств – симптоматично, что ее как огня боятся комментировать любые политики, кроме штатных оппозиционных или патриотических пропагандистов. Просто потому, что любой VIP-персонаж посчитает для себя рискованным светиться на этой скандальной теме: не ясно, как оно все повернется не то чтоб послезавтра, а даже и завтра, и во что вляпаешься. Мы вовсю вступаем в новые Смутные времена – я уже несколько раз в этом году утверждал это публично и продолжаю настаивать: «Нет, не рассосется».

Все это – основной фон для существования и выживания региона. Да, мы приобрели нового губернатора, который производит, по крайней мере, впечатление деятельного и порядочного человека «из системы». Ему, вроде бы, удается демонстрировать «приподнятость» над извечной грызней иркутско-федеральных кланов за влияние и ресурсы в регионе. И еще: это не проговаривается официально, конечно, но, мне кажется, умные люди во власти и вокруг нее сегодня имеют консенсус: сейчас самое главное – выжать из федералов и завести в регион максимум «бабок» и ресурсов под любым соусом. Пока есть что выжимать. «А там разберемся». Это вполне разумный и прагматичный подход, я – «за».

Но все еще впереди: стране предстоит год серьезных финансовых и моральных испытаний, проверки оргструктур и людей на прочность и здравый смысл. В этом смысле нам еще только предстоит увидеть Игоря Ивановича в качестве кризис-менеджера. Некий карт-бланш ему выдан (правда, я не уверен, что избиратели в сентябре осознавали в полной мере масштабы начинающихся проблем). Кстати, по итогам голосования я высказал в Фэйсбуке, помнится, удивившую кое-кого формулу: «Сочувствие – победителю, поздравления – проигравшему». Вот это самое и имелось в виду: Михаила Щапова судьба оберегла от пожаротушения в авгиевых конюшнях. Сергея Левченко, кстати, тоже. Попытка выживания региона в 2021-м году под их руководством стала достоянием альтернативных вариантов Истории.  Ну, тоже некий итог года, между прочим.

Кризис как время возможностей

Генеральный директор агентства «Комсомольская правда-Байкал» Станислав Гольдфарб отмечает, что невзирая на сложный год, многое удалось осуществить.

- В разговоре о негативных событиях я не буду оригинальным: я переболел ковидом, и в семье, и среди знакомых многие переболели – это, конечно, очень неприятные вещи. Но и позитива очень много было. Во времена кризисов у меня всегда получается много интересного. Мы сделали первыми в Иркутске виртуальные концерты. Их провели 12, очень больших. Это не фуфляндия какая-то. У нас, например, был концерт с губернаторским оркестром. У нас было мероприятие «Джаз против коронавируса». Это всё наши идеи, мы их воплотили. Последний концерт, который мы организовали, – это фестиваль имени Пахмутовой. Мы его планируем делать каждый год. Очень масштабное мероприятие с участием музыкального театра, коллектива «Доктор Jazz» и это очень здорово.

Мы в условиях экономического кризиса нашли такие модели взаимодействия с рынком, что бюджетные планы постарались выполнить. Я очень рад, что коллектив в целом жив-здоров, никто не пострадал, экономика позволяет наметить какие-то рубежи. Мне очень нравится наше взаимодействие с губернатором Иркутской области и мэрией Иркутска. Мы отработали на позитиве и понимаем, что сейчас сложилась уникальная ситуация такого сердечного согласия между всеми ветвями власти, и мы будем стараться дальше цементировать его, потому что от этого всем будет только хорошо.

Я очень рад, что многие мои сотрудники по концу года получили какие-то награды, медали и в профессиональной среде оказались востребованными, их оценили. В целом наше предприятие оказалось лучшим по итогам 2020 года в системе «Комсомольской правды», а это, на минуточку, около пяти тысяч человек, работающих сотрудников в целом. И особенно рад, что все мои друзья и товарищи находятся в добром здравии и бизнесы у них идут. Тяжело, конечно, но все на плаву.

Так что могу с полным и открытым сердцем сказать: пускай все будут здоровы и с наступающим Новым годом!

Муниципальный акцент

Председатель Ассоциации муниципальных образований Иркутской области, мэр Черемхово Вадим Семенов также отмечает, что ковид за скобки не выведешь – пандемия наложила абсолютно на все негативный отпечаток: на экономическую ситуацию, на социальную, на настроения в обществе.

- Но и положительные моменты при этом были: когда волонтеры пришли на помощь врачам. Сибиряки – народ открытый. И в моем городе, и в других муниципалитетах много таких людей, которые искренне и от всей души помогают – предоставляют транспорт, маски, продукты. Это нормально – так и должно быть, мы же русские люди, должны приходить на помощь.

Также для Иркутской области самым значимым событием были выборы губернатора. Мы все помним предыдущие выборы, когда на протестной волне прошел представитель КПРФ, все говорили, что у нас «красный» регион. Сложно дать оценку, почему Левченко тогда выиграл – это потом политологи оценят. Но на этот раз все закончилось решительной победой Игоря Ивановича Кобзева. Причем многие специалисты говорили, что не избежать второго тура, что есть хорошие шансы у КПРФ, что Щапов – это очень сильная фигура.

Но Кобзев очень убедительно победил, нужно еще оценить, что именно сыграло здесь роль. Наверное, дело не в поддержке президента – все-таки сибиряки Москву не очень жалуют. Значит, сыграла роль личность самого Игоря Ивановича, который смог вписаться в структуру взаимоотношений в Иркутской области, найти подход и к элитам, и к населению, подкупить людей своей искренностью, простотой, желанием работать.

Важно то, что Игорь Иванович сумел сплотить все здравые силы, в том числе – муниципалитеты. Мы с ним долго на эту тему беседовали. До этого были определенные разногласия и противоречия в Ассоциации, некоторые мэры и территории из нее вышли. Губернатор мне поставил задачу: мы не будем никому ничего припоминать, мы все одинаково важны друг для друга и все должны выстраивать дружеские и деловые отношения. И я считаю, что это у нас получилось, практически все муниципалитеты вернулись в Ассоциацию, сегодня это очень работоспособный орган, ко мнению которого прислушиваются.

Для меня важны были еще и выборы в Черемхово. Я политический долгожитель. Возможно, с моей стороны было не совсем правильно идти в четвертый раз на выборы, но я считают, что в городе сейчас ситуация такая, что пока нет человека, который может по опыту, по знаниям меня заменить. Я выиграл не так, как хотел – все-таки поменьше голосов набрал: думал, свои 90% наберу, а набрал 86%. Это для меня сигнал, что где-то что-то не доделал, расслабился, люди от меня устали – значит, нужно работать немножко по-другому.

Помимо перечисленного, значимой была работа по Тулуну – то, что Игорь Иванович сумел там организовать нормальную работу, люди там жилье получают, объекты строятся.

Решались проблемы Усолья-Сибирского – для меня они очень важны, поскольку мой водозабор стоит на Ангаре и я устал подпрыгивать от их бесконечных сбросов-выбросов. И сегодня там началась серьезная работа по наведению порядка в экологии. Это обезопасит Ангару, да и если соседний город получит инвестиции, то и нам хорошо, это неизменно взаимосвязанные вещи, многие наши жители там работают.

Для Черемхово важно, что в этом году мы приступили к ремонту своего стадиона, он очень старый, нам в этом году, наконец, на него выделили деньги, получили искусственное поле в городе. В рамках нашего ТОРа продолжается строительство Черемховского завода металлических конструкций – это тоже очень и очень важно.

Про громкие уголовные дела этого года я не хочу говорить – это вне моей компетенции, и это всегда вызывает у меня досаду, чувство горечи. Я всегда хорошо относился к Наталии Петровне, надеюсь, там со всем разберутся. Александр Душин – мой друг, которого я очень уважаю – оказался в сложной ситуации. Для меня все это очень негативно и тяжело.

Я вообще стараюсь искать везде позитив, хотя негатив тоже есть, и все достаточно сложно и трудно. Думаю, итоги работы моего муниципального образования и области в целом не такие плохие – они говорят о профессионализме, ответственности многих людей, многих команд. Есть громадное количество проблем, но мы знаем, как их решать. Губернатор правильно расставляет приоритеты. Мне нравится его подход, он старается в каждом муниципалитете разобраться в проблемах.

И с мэрами я общаюсь – у них есть определенные проблемы, трудности, но при этом они довольны отношением к ним областных властей, Законодательного собрания, других муниципалитетов. То, что мы сегодня выстроили эти отношения – это дорогого стоит. Мы перестали разобщаться. Предыдущая власть, губернатор Левченко старались максимально всех разобщить, посеять зерно раздора – этот плохой, этот мой, этот чужой. Этого сегодня нет и не должно быть. Бюджетное финансирование не должно использоваться как политический инструмент, оно должно работать на благо всей области, а не по принципу: своим много, а чужим – ничего. Это ушло в прошлое и, надеюсь, больше никогда не повторится.

Стакан скорее полон, чем пуст

Депутат Государственной Думы Сергей Тен, подводя итоги года, акцентирует: начинать нужно с принятия федерального бюджета.

- Я слышал много критики в адрес этого документа, но могу со всей ответственностью сказать: федеральный бюджет совершенно адекватный, объективно отражающий сегодняшнюю действительность. Продолжено финансирование национальных проектов, будут выделяться средства на такие важные для Иркутской области направления как приоритетный проект «Формирование комфортной городской среды», государственная программа «Комплексное развитие сельских территорий» и многие другие. Те социальные гарантии, которые должны выполняться, будут полностью профинансированы. А с учетом того, что недавно президент заявил о выделении денежных средств на каждого ребенка в возрасте до 7 лет, можно в очередной раз сделать вывод, что государство в сложных ситуациях в беде своих граждан не бросает.

В 2020 году из федерального бюджета Иркутская область получила на дороги порядка 9,3 млрд рублей. На следующий год запланировано почти на 1 млрд рублей больше. Подводя итог прошлого года, могу сказать, что больших срывов избежать удалось. При этом было немало нареканий к организации производственного процесса. Думаю, соответствующие выводы должны сделать все — и заказчики, и подрядчики, и представители администраций тех населенных пунктов, где проводились работы. Главный урок, который нужно усвоить: к исполнению контрактов нужно готовиться заранее, не в тот момент, когда надо выходить на объект. Уже сейчас нужно жить следующим годом: строителям – готовить необходимые материалы, властям – прорабатывать такие транспортные схемы, при которых люди бы не испытывали глобальный дискомфорт. Потому что, с одной стороны, — да, мы реализуем национальный проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги», и, вроде, это должно быть хорошо, но, с другой стороны, испытываем массу негативных эмоций — потому что на Джамбула, например, так и не было организовано на должном уровне дорожное движение, хотя возможности для этого, на мой взгляд, имелись.

Еще один важный итог уходящего года – завершение участка на Култукском тракте:  «тещин язык» ушел в историю. Строительство другого важного отрезка трассы — с 26-го по 47-й километр фактически стартовало в этом году. Данный проект предполагает обходы населенных пунктов Чистые Ключи и Моты. Продолжается строительство обхода Усолья-Сибирского. По графику завершение работ планировалось на 2024 год, но подрядчик выразил готовность сдать магистраль на год раньше. Эта дорога стоит у меня на особом контроле.

На федеральной трассе «Красноярск-Иркутск» осталось два переезда через железнодорожные пути: в районе Тулюшки в Куйтунском районе, и в районе Шерагула в Тулунском районе. По Тулюшке мы добились выделения денежных средств, и в этом году сюда вышли строители, по Шерагулу пока не получается, но мы продолжаем работать по этому объекту. И лично для меня будет большой праздник, когда на всем протяжении автомобильной дороги «Красноярск-Иркутск» в границах Иркутской области не останется больше ни одного пересечения с Транссибом в одном уровне, мы не будем часами стоять на переездах.

Очень важно, что в этом году мы добились того, что Черемхово вошел в состав Ангарской агломерации и получил возможность участвовать в национальном проекте «Безопасные и качественные автомобильные дороги». В следующем году мы будем помогать администрации Черемхова максимально эффективно распределить денежные средства, которые придут по этому проекту.

Есть результат и по проблемам прибайкальских территорий. До последнего времени жизнь территории возле Байкала регламентировалась сразу несколькими нормативными актами, зачастую противоречащими друг другу. В результате практически любая деятельность подпадала под запрет. Мы в Государственной Думе, на уровне Межфракционной рабочей депутатской группы «Байкал», куда входят представители Иркутской области, Бурятии и Забайкалья, начали работать над совершенствованием природоохранного и экологического законодательства таким образом, чтобы соблюсти баланс интересов всех — и экономики, и человека, и природы. Первое, чего мы добились, это отмены обязательной экологической экспертизы для строительства типовых социальных объектов на Байкальской природной территории, кроме Центральной экологической зоны. Тем самым мы упростили для многих районов Иркутской области – Усольского, Черемховского, Шелеховского, для территорий Бурятии –  процесс прохождения экспертизы. Экономия по деньгам составила от полутора до четырех миллионов, по времени – до шести месяцев. В марте вступили в силу нормативы предельно допустимых воздействий на уникальную экологическую систему озера Байкал. В настоящее время работа органов власти и предприятий в соответствии с принятыми нормами также в целом проблем не вызывает.

Следующий вопрос, который близок к решению – это корректировка 643-го постановления правительства, которое определяет перечень видов деятельности, запрещенных на Байкале. Новая редакция этого постановления, где перечень изменен в сторону сокращения, находится на подписи у председателя правительства Михаила Мишустина.

Да, уходящий год был очень непростым. С одной стороны, у нас коронавирус, на который проецируются экономические проблемы, с другой - мы продолжаем работать, сдавать крупные объекты, начинаем новые. Поэтому оценка того, что происходило в этом году, зависит от мировосприятия каждого из нас. Это как извечный вопрос: стакан наполовину полный или наполовину пустой? Я сторонник той точки зрения, что стакан скорее полон, чем пуст…

Усольехимпром, волонтерское движение, Иркутск как Город трудовой доблести

Депутат Госдумы от Иркутской области Александр Якубовский отмечает: в 2020 году случилось то, чего давно уже ждали жители Приангарья – началась реальная работа на площадке «Усольехимпрома».

– Безусловно рад тому, что началась именно реальная работа по ликвидации опасных химических отходов. Нужно отметить позитивный вклад руководства Иркутской области в решение проблемы с площадкой «Усольехимпрома». Очень важно, что в этом вопросе теперь есть поддержка президента Владимира Путина. Учитывая масштаб бедствия, без помощи федерального бюджета регион эту задачу не осилит. Объёмы загрязнения целиком даже ещё не изучены. Сотни гектаров земли вблизи города Усолье-Сибирское могут быть заражены тяжелыми металлами.

Однозначно работа по рекультивации отходов будет долгой. Осложняет её то, что у промплощадки несколько собственников, которые по сути выжали все соки из неё  и бросили, даже не удосужившись законсервировать. Эдакая позиция временщиков, за которую они должны нести ответственность.  На мой взгляд, работать с ними необходимо в рамках правового поля, жёстко. Ведь по сути они поставили под угрозу природу и жизни людей. Естественно, работа эта должна идти параллельно реализации механизма по предотвращению экологической катастрофы.

Со своей стороны буду последовательно вести парламентский контроль выполнения поручения президента в части утилизации химических отходов на промплощадке. Для этого использую все доступные механизмы. Если понадобится, буду выезжать на место, подключать надзорные органы, прокуратуру. Здесь речь идёт об Ангаре, под угрозой могут оказаться жизни сотен тысяч жителей Иркутской области.

Также парламентарий упомянул об общественном движении, которое зародилось во время пандемии. Инициировал ее предприниматель Вадим Костенко, затем подключились многие другие неравнодушные иркутяне. Волонтеры доставляли врачей до пациентов, что позволило сократить время ожидания медицинской помощи. Затем акцию подхватили другие города Иркутской области, а также другие регионы.

– Все мы знаем, ситуация с пандемией в  Иркутской области до сих пор остаётся сложной. Медучреждения столкнулись с нехваткой автотранспорта для развоза врачей к пациентам осенью.  И очень важно, что в Иркутске и других крупных городах региона на помощь пришли водители-добровольцы. Сибиряки всегда славились своим неравнодушием. Проявилось оно и сейчас. Действительно получилось огромное движение добровольцев, волну которого подхватили и в других регионах России. Многие волонтёры, у которых есть работа, семьи, свои дела, внесли в свой график жизни обязательный пункт - несколько часов в неделю заниматься доставкой медиков к пациентам, готовить и развозить бизнес-ланчи врачам. Тоже присоединился к акции и могу уверенно сказать, это потрясающие эмоции - чувствовать себя частичкой большого доброго дела.

Мы хорошо помним, как откликнулись жители Иркутска на беду жителей Тулуна, когда в 2019 году там произошло наводнение. Мы хорошо помним, как иркутяне пришли на помощь жителям сгоревшей деревни Бубновка в Киренском районе в 2017-м. Поэтому не удивлён рождению такого движения помощи врачам в Иркутске. Горжусь своими земляками и рад, что акция помощи врачам объединила всех, несмотря на возможные разногласия, в том числе и в политических взглядах, – заметил Якубовский.

Также в ТОП-3 событий 2020 года вошло и то, что Иркутск получил статус Города трудовой доблести.

– Очень позитивная новость. Столица Восточной Сибири достойна этого гордого звания. В годы войны в Иркутск были эвакуированы более 20 предприятий. Победу ковали на заводе тяжёлого машиностроения им. В. В. Куйбышева. С Иркутского авиазавода на фронт летели самолёты. В госпиталях лечили тяжелораненых бойцов. Горожане собрали более 12 млн рублей, на эти деньги были возведены 2 танковые колонны. И это не считая бесчисленных посылок на фронт с провизией и тёплыми вещами. Вклад Иркутска в Победу бесценный. Очень рад, что теперь он увековечен, – подчеркнул Александр Якубовский.

Об экономических сложностях и задачах на 2021 год

В числе самых ярких событий 2020 года депутат Госдумы от Иркутской области Михаил Щапов выделяет ограничения, которые были введены в связи с пандемией коронавируса. Из-за этого многие жители страны оказались в сложном положении, а кто-то – даже на грани выживания.

– С первых дней апреля мы с общественными организациями «Берегиня» и «Мамочки и папочки» объявили акцию #Приангарье Нужна помощь. Помогали, первым делом, многодетным семьям – продуктовыми наборами и компьютерной техникой для школьников, которые как раз ушли на дистант. Передавали средства индивидуальной защиты. Помогали также зоопаркам и приютам, если помните, их пришлось спасать всем миром. В моей общественной приемной депутата «горячая линия» для граждан и бизнеса. Приняли в общей сложности несколько сотен обращений. Люди жаловались на увольнения, на отпуск без содержания, на невозможность найти работу. Предприниматели говорили о невозможности воспользоваться льготными кредитами и получить помощь для бизнеса, на неуступчивость банков по текущим кредитам, на аренду, – отметил Михаил Щапов.

Большинство мер поддержки для граждан и бизнеса от правительства принималось с задержкой на несколько месяцев.

– В самом начале пандемии я направил на имя премьер-министра Михаила Мишустина письмо, в котором предлагал принять ряд безотлагательных мер. В том числе, обеспечить многодетные семьи средствами индивидуальной защиты и продуктовыми наборами, предоставить кредитные каникулы для граждан и субсидировать арендную плату предприятиям малого и среднего бизнеса, а также полностью освободить фирмы и граждан от уплаты платежей ЖКХ на время пандемии. Кроме того, предлагал перевести работу центров занятости в онлайн-режим. Безусловно, эпидемия COVID-19 заставила всех мобилизоваться, но нужны были нестандартные решения, а не только ограничительные меры, – добавил парламентарий.

Также Щапов обратил внимание на то, как в этом году принимали бюджет на следующий год. Это задача оказалась крайне трудной.

– 37% федерального бюджета направлено на социальные статьи. Однако многие важные расходы едва доведены до плановых. То есть тех, которые обозначались в  бюджете на 2020 год и плановый период 2021-2022 годов. На эти плановые цифры, в частности, ориентируются регионы при верстке своих бюджетов. Труднее всего в следующем году придется тем из них, которые запланировали одни суммы на переданные полномочия и госпрограмммы, а получат меньше. Часть расходов была урезана – сокращение достигало порой 90%.

В защиту наиболее важных статей мной было подано 16 поправок в бюджет общей суммой более 50 млрд рублей. По итогам работы с правительством удалось вернуть финансирование по некоторым направлениям на плановый уровень. Остальное будем дорабатывать во время корректировок бюджета в следующем году. Стоит отметить, что в 2021 году Иркутская область получит почти 50 млрд рублей. Это результат совместных усилий депутатов Госдумы РФ, правительства области, депутатов Законодательного собрания и глав муниципальных образований, – подчеркнул Михаил Щапов.

Третьим значимым событием уходящего года Михаил Щапов назвал то, что наконец получилось сдвинуть с мертвой точки вопрос по экологической экспертизе.

– Закон вступил в силу, перечень социальных объектов, которые выводятся из-под требования об обязательном прохождении экоэкспертизы, определен и принят. Теперь важно следить за исполнением. Напомню, социальные объекты за пределами центральной экологической зоны не должны проходить экспертизу, а вот в центральной экологической зоне требования сохраняются. Кроме того, нельзя дать разным «предприимчивым товарищам» под видом социальных объектов протащить без экоэкспертизы опасные предприятия, – резюмировал Михаил Щапов.

{jumi [*6]

 
Отслеживать: Досье раздела
Современный Китай: мифы и реальность
Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)