ТЕМЫ
Архив
< Май 2024 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 25 26
27 28 29 30 31    
Сегодня
Политическая жизнь в Иркутской области

В Иркутске обсуждают новые мирные инициативы России, Беларуси и Турции по Украине

Мирные инициативы руководства России найдут отклик у украинских военных. Такое мнение президент Белоруссии Александр Лукашенко выразил на встрече в Кремле с российским коллегой Владимиром Путиным. Президент РФ поддержал его идею и предложение работать по стамбульским соглашениям. Данную инициативу и недавний турецкий проект мирного договора обсуждают иркутские политнаблюдатели.

– Думаю, Владимир Владимирович <...>, а меня чутье никогда не обманывало, что ваши вот эти инициативы по мирному урегулированию конфликта, они найдут отклик на Украине. У военных найдут, как ни странно, – сказал президент Белоруссии. Лукашенко заверил, что в этом вопросе он готов вместе с Путиным встать плечом к плечу и работать в этом направлении, пишет ТАСС.

Президент Белоруссии считает, что основой для переговоров должны стать проекты договоренностей, обсуждавшиеся в ходе российско-украинских переговоров в Турции в 2022 году.

– Достать тот документ, который когда-то вы мне показали и передали, положить на стол и двигаться по нему, – сказал он. – Там приемлемые позиции для Украины. Они согласились с этой позицией [в свое время].

В свою очередь президент России согласился с предложением белорусского коллеги.

– Да, и с ним работать, – заявил Путин. – Они же согласились. Конечно.

Недавно Анкара передала Москве и Киеву свой новый проект мирного договора, предусматривающий заморозку боевых действий в зоне конфликта, пишет «Украина.ру».

Базой для турецкого мирного плана стали формулировки из первых переговоров в Стамбуле, которые проходили в 2022 году. Документ может поддержать ряд европейских политиков, также его представят отдельным странам Глобального Юга.

Согласно предложению турецкой стороны, США и РФ должны взять обязательство о том, что ни при каких условиях не будут применять ядерное оружие, а также возобновят действие договора об ограничении стратегических вооружений без возможности одностороннего выхода из него в будущем.

Документом запрещается вмешательство во внутренние дела другой страны любым способом, который может вызвать дестабилизацию. Кроме этого, предусматривается заморозка боевых действий по границам, которые существуют на линии фронта сегодня.

Помимо прочего предлагается провести в 2040 году референдумы: общеукраинский о внешнеполитическом курсе страны, а также голосования под международным контролем во всех новых регионах России.

Анкара также предлагает предоставить гарантии внеблокового статуса Украине до 2040 года, а также обмен пленными по формуле «всех на всех». При этом Россия не будет препятствовать вступлению Украины в Евросоюз.

Ещё в конце февраля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что Стамбул вновь может стать площадкой для российско-украинских переговоров по урегулированию конфликта.

  • Политолог, публицист, кандидат исторических наук Сергей Шмидт:

– Сложно комментировать то, что известно исключительно в пересказах, я уж не говорю о том, что нет стопроцентной уверенности в том, что такой план [речь у турецком варианте - прим.ред.] вообще существует. Ведь его существование отрицает, например, киевский чиновник Михаил Подоляк (советник Зеленского), которому, впрочем, веры тоже нет никакой. Буду исходить из того, что такой план есть и что пересказы его содержания в СМИ – адекватны.

Позволю себе оценочное суждение: этот план выглядит идеальным выходом из сложившейся ситуации. Во-первых, он отталкивается от презумпции прекращения кровопролития и человеческих страданий, а мы уже давно не видим никаких проявлений гуманизма в обсуждении выходов из текущего кризиса.

Во-вторых, план выглядит очень рациональным в том смысле, что фиксирует сложившийся расклад сил, напоминающий военно-политическую ничью: я описываю ее как формулу «у нас не получилось завоевать – у вас не получилось отвоевать». Достижение абсолютных целей любой из сторон, если и возможно, то ценой слишком большого количества человеческих жизней, удовольствие от победы будет очень сомнительным.

В-третьих, этот план предполагает запуск хоть какого-то механизма народного волеизъявления, который подавлен амбициями политиков, химерами международного права и военным ожесточением. Я имею в виду возможность проведения референдумов на спорных территориях и референдума о выборе украинским народом внешнеполитического курса.

В-четвертых, это все предполагается в 2040 году, когда эмоции должны улечься. Поэтому выбору граждан на гипотетических референдумах можно будет доверять.

В-пятых, названная отсрочка должна породить надежды у радикалов с обеих сторон – у российских надежды на то, что государство в полу-анархической Украине за это время рухнет само собой, а у украинских – что власть в России поменяется, скажем так, в силу естественных биологических причин. Радикалы, вдохновленные такими надеждами, могут принять заморозку конфликта и не препятствовать реализации плана. Замечу, что в России, с высоким уровнем доверия населения к Путину и высочайшим контролем государства за СМИ, у реализации этого плана меньше угроз, чем на Украине, где авторитет Зеленского очень зыбок, а традиции майданов теперь соединяются с фактором огромного количества граждан, имеющих опыт участия в боевых действиях.

Отдельно хотелось бы указать на интересное замечание Алексея Арестовича (внесен в число экстремистов и террористов в РФ), который назвал этот план американо-российским, уверенно предположив, что Турцию просто попросили его озвучить. Если это так, вероятность умиротворения можно признать достаточно высокой. Скажу прямо – это тот случай, когда хочется верить Арестовичу*, к которому доверия побольше, чем к Подоляку, но тоже немного.

В заключении выскажу надежду, что так называемое мировое сообщество все-таки начинает склоняться к пониманию того, что данный конфликт не является банальным конфликтом между суверенными государствами, а является, пусть и отсроченным, но последствием распада веками существовавшей единой государственности и единой политической нации (намеренно не говорю о едином народе). А это значит, что подходить к этому конфликту с точки зрения формального международного права и неразумно, и просто опасно. Это, что называется, особый случай, он требует отказа от шаблонов и правового фетишизма. Иллюзия, что мы имеем дело с конфликтом суверенных государств, возникла только из-за того, что он начался не в 1991, а в 2014 году. Мы должны просто заставить себя принять, что данная временная отсрочка не имеет принципиального значения. Такое «освобождение сознания» поможет найти выход из сложившейся ситуации.

  • Историк Михаил Сосновский полагает, что заморозка конфликта наступит нескоро:

– Все надежды на то, будто РФ удастся договориться о чём-то с украинскими военными в обход политического руководства Украины, являются залепухой с самого начала активной фазы конфликта. Помнится, ещё Путин в феврале 2022 призывал украинских военных брать власть в свои руки. Ну и что, как успехи? Противостояние Залужного с Зеленским на данном этапе явно окончилось победой последнего. Никаких других подвижек к «политизации» военных на Украине не наблюдается.

Кстати, как и в России. Предыдущий год прошёл под знаком одного петербургского ресторатора, но мы помним, чем всё закончилось. Никакой политической субъектности у других российских военных тоже не видно.

В этом смысле и Украина как преемница УССР, и РФ как преемница РСФСР продолжают советскую традицию, которая с самого возникновения в пожаре Гражданской войны всю свою историю как огня боялась «политизации» военного класса. Политическую субъектность военных давили всегда – от Троцкого и Тухачевского через Жукова и Язова до Руцкого, Рохлина и Лебедя. У нас нет никаких оснований предполагать, будто эта общая столетняя политическая традиция будет пересмотрена в ближайшее время в двух главных наследницах СССР.

Поэтому конечными субъектами, которые в итоге будут принимать или отвергать мирные инициативы, останутся нынешние политические руководители обоих государств. А значит никакой перспективы заморозки конфликта в осязаемой перспективе нет.

  • Председатель Иркутского регионального отделения партии «Яблоко» Григорий Грибенко видит в подобных инициативах проверку реакции оппонентов:

– Давать сейчас какие-то оценки заявлениям - будь то Александра Лукашенко, Владимира Путина или Владимира Зеленского - дело неблагодарное. Больше похоже на то, что называется проверить реакцию друг друга. Поэтому я бы не стал относиться к этому серьезно. Да и, к тому же, какое-то решение о перемирии будет вначале приниматься кулуарно.

  • Главный редактор культурного пространства «Солнце Севера», член Иркутского обкома КПРФ Михаил Сеурко уверен, что настоящий мир невозможен без достижения целей СВО, присоединения русских земель и смены власти на Украине:

– Заморозка на сегодняшнем этапе будет означать не мир, а подготовку к новому конфликту. Цели СВО по демилитаризации и денацификации Украины достигнуты не будут, а значит, украинский режим начнёт перевооружение и подготовку к новому этапу. Думаю, что это выгодно им в большей степени, чем нам. И станет в итоге очередным унижением России. Помнится, президент Владимир Путин неоднократно говорил о том, что Минские соглашения были ошибкой, что они оказались нужны только для подготовки Украины к конфликту, для затягивания времени, что в итоге привело к гораздо большим жертвам, чем можно было обойтись в 2014. Так же будет и здесь, и новый виток будет ещё более чудовищным.

Единственным вариантом мира может быть мир только после достижения объявленных целей СВО в формате возвращения русских земель и тотальной смены власти на Украине, если она ещё сможет продолжить своё существование.

Как бы прискорбно это ни звучало, возможности действительного мира никакой нет. Заморозка конфликта по корейскому сценарию здесь тоже не пройдёт, потому что это будет заморозка конфликта не между Украиной и Новороссией, а между Западом и Россией. А это иные масштабы, риски и ставки.

  • Региональный эксперт-аналитик, член Иркутского регионального молодежного отделения Российского общества политологов Руслан Бойких считает, что желательно взять под контроль всю Украину, однако, стамбульский вариант тоже может быть приемлем:

– Боюсь, что таковой проект договора для России не в полной мере приемлем. Хотя, как отметил Владимир Владимирович, работать с ним – да и над ним – можно. Ход проведения референдумов пусть контролируется сколь угодно. Внеблоковый статус остатка Украины – это исходное наше требование. А вот если заморозить линию фронта в текущем состоянии, то военные не поймут. Если подходить к вопросу исторически выверенно, то ВС РФ должны забрать как минимум всю Левобережную Украину, до Днепра. Если вспоминать еще качественнее, то и Львов суть истинно русский город.

В общем, стамбульский текст договора для России приемлемый, но преждевременный. Сначала важно продавить фронт дальше на запад, а уж затем его замораживать.

  • Экс-председатель ИРО ПАРНАС Михаил Васильев напоминает, что договор должен пресечь будущие конфликты, а не открывать «ящик Пандоры»:

– Ранее российская сторона неоднократно заявляла, что будет добиваться выполнения целей СВО. Соответственно, первый вопрос к турецкому мирному плану – как он соотносится с заявленными целями России на Украине? Как мы помним, Владимир Путин уже подписывал с Украиной договор о границе. Но потом что-то пошло не так. Действительно ли новые условия окончательно и бесповоротно удовлетворят Путина и тех, кто придет после него? Не останется ли там каких-то скрытых недостигнутых целей, которые вернут историю на новый круг?

Второй вопрос к новой схеме мировой безопасности. Раньше это выглядело как наличие некоторых общих принципов – страны не претендуют на территории друг друга и не признают перекройки границ военным путем. Будет ли турецкий мирный план подразумевать, что это снова возможно не только в случае России и Украины, но и для остальных? Сможет ли, например, Китай при необходимости обзавестись новыми территориями и потом потребовать заморозки боевых действий, референдума и признания реалий, ссылаясь на опыт России в Украине? Есть ли хоть какая-то причина, почему эта практика не получит распространения?

Эти вопросы, может, формально и не входят в турецкий мирный план, но на самом деле являются его важной составной частью. На них придется отвечать. Иначе мирный договор может стать началом очень немирного времени.

*Внесен в России в перечень террористов и экстремистов

Другие отзывы из Иркутска на мировые и российские новости:

 
Отслеживать: Досье раздела
Современный Китай: мифы и реальность
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)
  • Политика в отношении обработки персональных данных
  • На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)
  • онлайн курсы бровиста