ТЕМЫ
Архив
< Ноябрь 2021 >
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
Сегодня
Происшествия в Иркутской области

Правозащитница назвала цели изнасилований заключённых под видеозапись. Комментирует иркутский адвокат

Москва, Иркутск, 11.10.21 (ИА «Телеинформ»), - Правозащитница Марина Литвинович назвала основные причины изнасилований заключённых российских колоний на камеру. Адвокат из Иркутской области Вячеслав Иванец поделился с Телеинформом своим мнением относительно этого явления.

Тему активно обсуждают в связи с информацией о пытках и издевательствах над заключенными в колонии Саратовской области. Это дело публично прокомментировал спикер Госдумы Вячеслав Володин. Как сообщают федеральные СМИ, глава нижней палаты парламента отметил, что шокирован этой историей и подобные ситуации недопустимы. По его словам, все, кто должен был, но не предпринял необходимых шагов по предотвращению преступлений, должны понести за это ответственность.

– Я держу этот вопрос на контроле, изучаю ситуацию, почему такое стало возможным при безмолвии институтов гражданского общества и уполномоченного по правам человека в регионе, – сказал он.

Как сообщают федеральные СМИ, по мнению Марины Литвинович, существует три основных цели этих деяний.

– С помощью сексуальных истязаний пытаются добиться «исправления», вернуть человека с преступного пути на «истинный». И «исправление» тут достигается не только с помощью насилия, но и дальнейшего шантажа и манипуляций, – сказала она. – У человека после сексуального насилия два пути. Или он становится «опущенным», или начинает сотрудничать с администрацией. Это первая причина использования пыток.

Вымогательством чаще занимаются другие заключенные, угрожая сокамерникам сексуальным насилием, но, понятно, что при молчаливом согласии или попустительстве администрации, говорит правозащитница. Наконец, третий вариант она считает самым чудовищным из всех.

–  Начинается все с того, что следователь, – то есть человек, относящийся к другому ведомству, к Следственному комитету, – должен получить показания на какого-то человека, любого. На вас, на меня, на кого угодно. На какого-нибудь политика, правозащитника, бизнесмена, бандита. Не важно, – рассуждает Марина Литвинович. – Тогда следователь обращается к оперативникам, работающим во ФСИН. Те в свою очередь берут зэка, пытают, и после пыток он соглашается подписать показания о том, что вы когда-то кого-то убили, а он был свидетелем. Или вы что-то украли. Под пытками, в том числе сексуальными, человек готов подписать показания на кого угодно.

Она отметила, что при таком варианте имеет место спайка ряда силовых структур – следователей, оперативников ФСИН и надзирающих за процессом прокуроров, которые тоже понимают, как получены показания от заключенного.

Вячеслав Иванец полагает, в свою очередь, что основной причиной существования так называемых «разработочных» камер в СИЗО и колониях является всё-таки заинтересованность работников правоохранительных органов в получении доказательств, которые добываются подобным преступным способом.

Правозащитница назвала цели изнасилований заключённых на камеру. Иркутский адвокат: «Это выгодно самим правоохранителям»

– С учётом моей информированности о методах следствия могу совершенно уверенно заявлять о том, что заказчиком производства таких видеоматериалов могут являться сами правоохранители, которые вместо того, чтобы осуществлять профессиональное раскрытие преступлений, действуют по принципу «признание вины – царица доказательств». К сожалению, качество следствия, расследования уголовных дел упало ниже допустимого уровня. Система следственных органов должна совершенствоваться не только внешне, но и изнутри. Несмотря на то, что всё больше денег отпускается на хорошие помещения, хорошую мебель и даже хорошие кадры, качество следствия всё время падает. Мне это известно по целому ряду уголовных дел, по которым я осуществлял защиту, – отметил он в комментарии Телеинформу.

Он отмечает: не секрет, что от сотрудников правоохранительных органов их вышестоящее руководство требует в рамках так называемой «палочной дисциплины» демонстрировать раскрываемость. Однако вместо того, чтобы действовать профессионально в рамках очень широкого спектра мер, которые предлагают Уголовный кодекс РФ, законодательство об оперативно-разыскной деятельности, им намного проще сделать «заказ в пыточную камеру СИЗО», чтобы затем добытое таким образом признание положить в основу обвинительного заключения, приговора. Само по себе признание подозреваемого очень тяжело оспаривать адвокату. Но есть и другие нюансы:

– Есть специальные адвокаты, которые по заказу следствия подмахивают такого рода признания без консультации с подозреваемым, без выяснения, носит ли оно добровольный характер. Это проблема, в том числе, и адвокатуры. Потом вот такое признание, сделанное с таким защитником, которого на нашем слэнге называют «кивала», очень тяжело опротестовать.  С моей точки зрения, такого рода деятельность нарушает не только Европейскую конвенцию о правах человека, но и не соответствует духу того, что является законом по определению, – говорит Вячеслав Иванец.

По его мнению, у существования «пыточных конвейеров» есть и другая цель. Их существование не скрывается, более того, сам факт их наличия на многих оказывает «охлаждающий эффект». Ими могут пугать как предпринимателей, так и активистов, поскольку известно, что человек попадает туда к убийцам и насильникам, имеющим полный карт-бланш на совершение преступлений, которые им фактически заказываются.

– Мне известны случаи, когда вполне законный бизнес ряда предпринимателей попадал в сферу интересов коррумпированных работников правоохранительных органов, и люди, которые оказывались в этих камерах, просто отдавали свой бизнес, оказывались на свободе, но с намного облегчившимися карманами, если не нищими. Видео, на которых записаны сцены насилия, могут использоваться не только как доказательство преступления, но для гнусного шантажа предпринимателя или его близких родственников. То есть речь идёт не только о нарушении закона в сфере правосудия, но и о банальном отъёме собственности. Случаев таких десятки, и это только в Иркутской области и только те, что известны мне, – говорит адвокат.

По мнению правозащитника, существование этой ситуации кое-кому в верхах выгодно и вполне может быть, что не за горами тот момент, когда информация по происходящем в «пыточных камерах» будет засекречена. Тем более, что «звоночки» уже есть:

– Сегодня следователь может заставить подписать подписку о неразглашении информации о ходе следствия. Адвокату запрещают говорить о результатах или о промежуточных моментах следствия, запрещают защищать своего подзащитного гласно, а если подписку он не хочет давать, то вызывают понятых и фиксируют этот факт – это не что иное, как попытка скрыть информацию. Если государство делает первый шаг, то сделает и второй. Я считаю, что это всё звенья одной цепи. Если сегодня юристам, которые ведут дела о пытках в колониях, запрещают говорить об этом с журналистами, рассказывать общественности, то завтра следователи могут объявить данные такого расследования особо секретными. Хотя какое это имеет отношение к основам государственной безопасности? Единственное объяснение здесь: желание скрыть реальных заказчиков этих злодеяний, – заключает Вячеслав Иванец.

Стоит отметить, что в Иркутской области за последний год прогремело несколько скандалов, связанных с насилием над заключёнными. Сообщалось, что в иркутском СИЗО-1 и ИК-6 пытали заключенных. Руководителей СИЗО-1 и ИК-6 Иркутска отстранили от работы на время служебной проверки, которую инициировала ФСИН. Позже были возбуждены уголовные дела в связи с противоправными действиями в отношении осуждённого. Также сообщалось о том, что уволен начальник иркутского СИЗО-1, где издевались над заключенными. Всего, как сообщалось ранее, в поле зрения попали пять сотрудников ГУФСИН.

Начальнику оперотдела СИЗО-1 Иркутска предъявлено обвинение по делу об издевательствах над заключённым, а вот начальник иркутской ИК-6 не признал вину в деле о пытках.

В марте 2021 года стало известно, что бывшему начальнику ИК-15 в Ангарске предъявили обвинение в превышении должностных полномочий с тяжкими последствиями. Предварительно установлено, что в 2017 году он потратил 700 тысяч рублей федерального бюджета на непредусмотренные цели. В ИК-15 Ангарска, где отбывают наказание осужденные по тяжким статьям уголовного кодекса в условиях строгого режима, в ночь 10 апреля 2020 года произошел бунт и пожар. Ранее Телеинформ подготовил хронику бунта в ИК №15 Ангарска. При разборе сгоревших конструкций в ангарской ИК-15 обнаружено тело погибшего осужденного. Также известно, что на сотрудников ангарской ИК-15 завели уголовное дело за пытки заключенных.

В сентябре 2021 года СУ СКР по Иркутской области сообщило о ходе расследования уголовных дел.

Правозащитница назвала цели изнасилований заключённых на камеру. Иркутский адвокат: «Это выгодно самим правоохранителям»

Другие отзывы из Иркутска на мировые и российские новости:

 

_________________

*внесен в список СМИ-иностранных агентов

 
Поиск людей в Иркутске и области
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
  • Все права защищены © ООО «ИРА Телеинформ». Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на i38.ru (для интернет-СМИ) или на ИА «Телеинформ» (печатные, эфирные СМИ)
  • Дизайн-концепция © «Gombo Design». Верстка и техническая поддержка © «БайкалТелеИнформ»
  • Регистрационный номер — ИА № ФС 77 - 75717, выдан 24.05.2019 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)